Он предлагал на деле спасти Урал

29 июля 2021
0
1007

Не стало Александра Колобова – человека, очень обеспокоенного судьбой Урала, первого директора созданного в 1996 году Республиканского государственного казённого Уральского предприятия водных путей. Знал его больше 30 лет. Вспоминая наши встречи, интервью, поразился: многое из того, что сейчас говорят об Урале, судоходстве на нём, ДИССОНИРУЕТ с тем, что предлагал Александр Иванович. Он не признавал упаднических настроений, говорильни и всегда предлагал конкретный выход из самой сложной ситуации.

Экологии – приоритет!

Колобов родился в 1947 году в селе Прянзерки Пензенской области. После окончания в 1968 году Астраханского мореходного училища работал мастером отдела техконтроля Ремонтно-эксплуатационной базы (РЭБ) флота им. В. Чапаева. Отслужив в армии, вернулся на РЭБ флота, которую в 1974 году переименовали в Уральский судоремонтно-судостроительный завод им. В. Чапаева. Закончив в 1982 году Одесский институт инженеров водного транспорта, работал на руководящих должностях в Уральском речном пароходстве.

В условиях резкого снижения объёмов перевозок раздаются голоса «разогнать» предприятия водных путей. Мол, нечего тратить на них бюджетные деньги. И вот недавно по Казахстану пошла их крутая «оптимизация».

Колобов с такими мерами не соглашался. Водными путями, говорил он, пользуются не только речники, но и другие хозяйственные субъекты, например, завод «Зенит». Вода из Урала поступает в Урало-Кушумскую оросительно-обводнительную систему. За рекой нужно ПОСТОЯННО СЛЕДИТЬ: расчищать, углублять её, но делать это экологически обоснованно. Александр Колобов особо подчёркивал:

– Надо тот же путейский флот – карчекраны, земснаряды, плавкраны – широко использовать для оздоровления Урала и его притоков. Вот расчистили речники в 1988 году по просьбе Приуральной рыбинспекции Рубёжку, о чём неоднократно писала газета «ИНФОРМБИРЖА news», пожалуйста: рыба зашла в приток Урала, и население довольно! Тут бы расчистить Ембулатовку, Быковку, Чаган, другие заиленные притоки, но дело одной Рубёжкой и ограничилось. А ведь мы и тогда, и сегодня готовы к такой расчистке: только дайте команду и соответствующее разрешение!

То есть, Колобов предлагал ПЕРЕПРОФИЛИРОВАТЬ предприятия водных путей, придав им ЭКОЛОГИЧЕСКУЮ ФУНКЦИЮ.

Александр Иванович много раз просил вышестоящие инстанции разрешить путейцам грузить ПГС на баржи и продавать строителям, как это делалось в советское время. Но инстанции и по сей день остаются глухими к этой разумной идее.

Затем по всем регионам создали речные путейские филиалы. Ещё три года назад Колобов назвал это ГРУБЕЙШЕЙ ОШИБКОЙ. По его мнению, надо вернуться к системе бассейновых управлений. Это потребует меньше расходов, да и управленцы в регионах лучше знают местную специфику.

Реку нужно ЗНАТЬ

Решение с российской стороной вопросов по Уралу идёт туго по простой причине: у нас практически нет профессионально выполненных разработок, обоснований по тем или иным вопросам экологии Урала и его хозяйственного использования. То, что у нас есть – кустарщина. Поэтому с нами, отмечал Колобов, никто не хочет серьёзно разговаривать. Сам он с этим много раз сталкивался, общаясь с российскими работниками водного хозяйства и экологами.
В России такие разработки по Уралу есть и уровень их очень высокий. Там действует Бассейновый комитет по Уралу, который владеет всей информацией о реке. Поэтому российские чиновники во время встреч с нашими, казахстанскими, оперируют конкретными цифрами, фактами, отлично подготовленными аналитическими материалами.

По мнению Колобова, в Казахстане необходимо создать научно-исследовательский ИНСТИТУТ ВОДНЫХ ПРОБЛЕМ.

Этот институт, говорил Колобов, мог бы заняться не только Уралом. В Казахстане есть ещё Аральское море, Иртыш, Балхаш, Или и многие другие водоёмы, которые усыхают, загрязняются, теряют рыбохозяйственное и транспортное значение.

В стране, как и в Центральной Азии в целом, ощущается острый дефицит водных ресурсов. Нужны научно разработанные рекомендации по исправлению ситуации, экономному использованию воды, борьбе с её загрязнением. С такими рекомендациями, другими материалами по водным вопросам Казахстану будет легче договариваться с зарубежными партнёрами о совместном использовании трансграничных рек, в том числе и Урала.

– Ответственно заявляю: в советское время водосбросы из Ириклы между Казахской ССР и РСФСР согласовывались, – говорил Колобов в одном из наших интервью. – При этом учитывались и интересы Уральского речного пароходства. Начинаются хлебоперевозки или массовый завоз нефтепродуктов на водные нефтебазы Рубёжки, Чапаева и Кызылжара – накануне следуют сброс из Ириклы. Межреспубликанский комитет по Уралу эффективно работал: во многом благодаря ему река стала чище… К сожалению, сегодня такого органа нет.

На одном из совещаний с участием Елены Тарасенко (тогда – депутата Мажилиса Парламента) Колобову дали слово. Он предложил совместно с российскими коллегами разработать проекты по охране и использованию водных ресурсов Урала, в том числе по Сакмаре. Елена Ивановна и другие присутствующие закивали головами: мол, правильно говорите… И на этом всё. Никаких конкретных шагов.

Предприятия водных путей Колобов предлагал усилить новейшей дноочистительной и дноуглубительной техникой. Особенно Уральское предприятие. И приводил такой пример. Несколько лет назад благодаря речникам, в особенности уральским путейцам, обеспечившим судоходную обстановку, удалось доставить по Уралу крупногабаритное оборудование для газотурбинной электростанции в Белесе. Другим транспортом вы такой груз не доставите. Так что речные перевозки объективно востребованы. Только бы Урал не превратился во второй Арал, отмечал Колобов.

Недавно я собирался продолжить с ним разговор об Урале. Но позвонил его коллега: нет Александра Ивановича. Коронавирус… Своей принципиальностью, преданностью профессии речника и НЕПОДДЕЛЬНОЙ любовью к родному Уралу Александр Колобов навсегда останется в памяти всех, кто его знал.

Фото Ярослава Кулика и из семейного архива А. Колобова
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top