Хотелось бы всех поименно назвать…

2 апреля 2020
0
835

(Продолжение. Начало в №№ 1112)

Все они были совсем юными, когда началась война. Они очень хотели жить и многого ждали от жизни. Но случилась война, и они пошли защищать Родину, потому что по-другому не могли. У многих уже погибли в первых боях отцы, ушли на фронт старшие братья. И они оставляли дома заплаканных мам, младших сестренок и братьев, надевали военную форму, считая, что теперь пришла их очередь защищать свои дома и своих близких.

На фронт со студенческой скамьи

Ольга Сергеевна Кувшинова (Винникова) окончила десять классов в 1938 году, поступила в пединститут. После второго курса жили в спортивном лагере, в палатках, встречали рассветы, купались в реке, занимались спортом. В июне 1941-го года у них практика в Шипово. Они изучают реликтовые растения.

И с кем! С профессором Ивановым! А он о каждой травинке знает все и рассказывает так, что заслушаешься. Профессор легок на подъем и долго спать студентам не дает. «На практику уходили до восхода солнца, а возвращались на закате. Запыленные, обгорелые, но бодрые, как и наш неутомимый учитель», – вспоминала Ольга Сергеевна.

22 июня они, как обычно, ушли в степь, к горе Ичка. А когда вернулись в поселок, то увидели толпы людей, шум и плач. Тут уж было не до практики. Вернулись в Уральск. С их курса призвали в армию и отправили на фронт В. Новосельцева, Н. Пунгина, И. Кувшинова, И. Наурызбаева.

Ибрая Наурызбаева называли гордостью факультета, в институте ему прочили карьеру ученого. Его убили в первый год войны.

Остальные закончили учебу до-срочно – в январе 1942-го им выдали дипломы. Шла война, но школы продолжали работать и нужны были учителя. «В голодный 1942-й год мы готовились к экзаменам вдвоем с Райхан Алиевой, – вспоминала Ольга Сергеевна. – От холода забирались на печку, едой были щи с рыбьим жиром и тыква. Но мы все сдали государственные экзамены, и нас распределили по школам республики. Мне дали направление в Северо-Казахстанскую область, в село Рождественку. Проработала немного и написала заявление в райвоенкомат, чтобы меня добровольцем взяли на фронт».

Сначала ее направили в узбек-ский Коканд, в эвакуированное туда из Харькова авиационное училище связи, а оттуда, зимой – в Ульяновск, учиться работать в землянках. Получилось в буквальном смысле – из огня в полынью. В Коканде летом 50 градусов жары, на Волге зимой, да в землянках – минус 30-40. А они прибыли из Коканда в шинелях да американских ботинках, которые им там выдали. Днем учились из землянок передавать донесения, а вечером шли на вокзал – помогать разгружать раненых.

Из Ульяновска их направили в Москву стажироваться. И здесь – случайно – Оля Винникова встретила своего однокурсника Ваню Кувшинова. Впрочем, в жизни, а тем более на войне, ничего случайного не бывает. Эта встреча у московского телеграфа стала для них судьбой. После войны они поженились, вырастили троих детей и прожили вместе долгую счастливую жизнь. А тогда они были совсем молодыми и влюбленными. Но война на время разлучила их.

Ольга в качестве экзамена получила свое первое боевое и ответственное задание – передать донесение командующему фронтом Черняховскому. Задание она выполнила и получила направление в истребительную дивизию 5-го штурмового корпуса бомбардировщиков, которым командовал Герой Советского Союза подполковник Каманин. Задача связистов – обеспечивать связь между бомбардировщиками и истребителями. Ольга Кувшинова участвовала в освобождении Польши, Румынии, Венгрии, Чехословакии.

А Ивану Григорьевичу Кувшинову недавно исполнился 101 год!

Все вернулись!

Замиха Наушева (Давлетова) родилась на чабанской точке Джангалинского района, а день Победы встретила в Берлине. Тогда же, в мае, ей исполнился 21 год.

На фронт она попала в переломный год войны – в 1943-м, когда ей еще не исполнилось девятнадцати лет. До этого, как и многие другие уральские девчата, училась на курсах радиоспециалистов, которые после разгрома немцев под Москвой перевели из Уральска в Подольск. «Нас, четверых уральских девчат – меня, Лиду Ружейникову, Гарифу Рахметову, Катю Лытову направили в 1-й гвардейский истребительный корпус, который формировался под Москвой, – вспоминала Замиха Наушева. – Наш боевой путь начался на Калининском фронте. Корпус часто перебрасывали с одного направления на другое, поэтому мы воевали и на Северо-Западном, и на Прибалтийском, и на Брян-ском фронте».

Корпус, в котором воевала Замиха Наушева, участвовал в операции «Багратион». Трудней всего, по воспоминаниям Замихи Наушевой, пришлось в боях за освобождение столицы Белоруссии. Корпусу присвоили звание «Минский».

Победу отпраздновали в Берлине. После войны Замиха Наушева работала корректором в газете «Екпенди курылыс». Все девушки, с которыми Замиха уходила на фронт, вернулись в Уральск, и многие годы они дружили, встречались, вспоминали однополчан и командиров.

Комсомольцы-добровольцы

20 июня Карелии Жилиной исполнилось 16 лет, а через два дня началась война. Жила она в Старом Осколе Белгородской области со старшими братьями и сестрами, родителей они потеряли еще до войны. Братья сразу ушли на фронт, а она в 1942-м году поступила на курсы телеграфистов, которые нужны были на фронте. Через три месяца курсы пришлось закончить – фронт подошел вплотную к городу. «Первого июля налетели фашистские стервятники и смешали наш городишко с землей, – вспоминала Карелия Федоровна. – Нам, выпускникам курсов, предложили эвакуироваться с почтой».

Но обещанного транспорта – подвода – не оказалось, и они отправились пешком. В Шаталовке переночевали, утром пошли на речку, но искупаться не успели – началась бомбежка, городок заполыхал – кровли у всех были соломенные. «Двоих наших товарищей убило. Мы сразу похватали свои вещички и решили идти дальше, но не успели отойти, как опять налетели самолеты и стали пикировать и бросать бомбы на нашу группу. После бомбежки мы решили, что днем идти нельзя. До самой темноты просидели в каком-то болоте и только с наступлением ночи пошли дальше».

До Тамбова дошли только четверо из 30 человек: одни погибли под бомбежками, другие решили не рисковать и остались в деревнях, которые встречались по дороге. В Тамбове сразу пошли в военкомат, со слезами просили отправить их на фронт, но там отказали – добровольцам было по 17 лет. Но потом проверили их знание морзянки и приняли в роту связи при авиакорпусе, а затем эшелоном от-правили в Москву. Карелию определили в роту связи при авиакорпусе 2-й воздушной армии.

«Перед самой отправкой на фронт меня вызвал командир корпуса и предложил меня отпустить, так как мне было только 17 лет. Но я отказалась: идти мне было некуда, мой город был оккупирован, и я выразила желание ехать на фронт. Тогда командир сказал, что с меня будут требовать, как с настоящего бойца. Я на все согласилась» (из воспоминаний Карелии Жилиной).

Воевала юная Карелия, как настоящий боец. На Калининском, Волхов-ском, Степном, Украинском фронтах. Держала связь с дивизиями, полками, передавала шифровки, донесения.

Анна Журавлева родилась в селе Владимировка Зеленовского района. До войны окончила семь классов Серебряковской школы, поступила в ФЗО при Уральском мясокомбинате. Когда началась война, работала на комбинате, который выпускал тушенку для фронта. А по вечерам вместе с подругами они шли в госпиталь – ухаживать за ранеными. В армию ее призвали в 1944 году, служила в медсанбате. С Победой над фашистской Германией война для нее не закончилась – медсанбат в составе дивизии был дислоцирован в Манчжурию, к границам Японии. Так что пришлось на долю Анны Ермолаевны две войны.

После войны она 47 лет проработала на разных предприятиях Уральска.

Раиса Васильевна Куркина (Лепетуха) на фронт попала в 1944-м, ей еще не исполнилось 17-ти лет. С Первым Украинским фронтом дошла до Польши. Война окончилась, но на западе Украины зверствовали бандеровцы. Рая была телефонисткой на железнодорожном телеграфе, охраняла железную дорогу от бандитов.
Она и после войны работала в дистанции связи Уральского отделения железной дороги.

Все для фронта, все для Победы

На фронте было тяжело, страшно, любой день и час мог оказаться последним. Но там, по крайней мере, не голодали: тыл все отдавал фронту. Люди в тылу работали, не жалея сил, на голодном пайке. Всю мужскую работу выполняли женщины, подростки, дети. По двенадцать-четырнадцать часов в сутки, падали от усталости и недоедания и повторяли себе и друг другу: это надо для победы, на фронте тяжелее, там наши отцы, мужья, сыновья…

Уркия Ибрашевна Ершуриева училась на педагогических курсах, когда началась война. В августе 1941 года она, 17-летняя девушка, получила направление в школу Каменского района, в овцесовхоз. Все мужское население было спешно мобилизовано. С директором школы даже не успели попрощаться.

Занятия в школе продолжались в неотапливаемом помещении. Замерзали чернила, не было тетрадей, сводило от холода пальцы, но дети писали между печатными строками старых журналов. А после занятий учителя со старшеклассниками шли на фермы: чистили снег и стойла для животных, подвозили сено.

«Я научилась ручным плугом обрабатывать землю, ездить верхом на лошади, доить коров, стричь ручными ножницами овец, косить сено, запрягать лошадь. Надо было заменить мужчин, ушедших на фронт, – писала в своих воспоминаниях Уркия Ибрашевна. – А линия фронта уже приближалась к Сталинграду. Фашистские самолеты бомбили Шунгай и Джаныбек. В мае 1942 года Джаныбекский район был объявлен прифронтовой зоной. Росло обнищание народа. Дети ходили в школу босые, в лохмотьях, голодные. Люди стали зимой собирать в поле оставшиеся колосья. Никто не знал, что употребление в пищу зерна из-под снега опасно для здоровья. Но ничто не могло подорвать нашу веру в победу. Помогали фронту, как могли – работали, отдавали зарплату на заем, вязали носки и варежки. Я и мои сверстники, комсомольцы Неталиева Канапия, Карткалиева Каншаим, Асанова Камила, Досмагамбетова Гульша, Имашев Мажит и многие другие сполна отдавались труду на любых участках, где это требовалось. В 1942 году был призван в армию мой ученик Жаксыгулов Садык. За совершенный подвиг на войне он получил звание Героя Советского Союза».

Юная учительница была ровесницей своего ученика, которым гордилась. Садык Шакелович Жаксыгулов до конца дней прожил в Каменке и последним из всех Героев Совет-ского Союза Приуралья покинул этот мир. Им гордятся, его память чтут.

Уркия Ибрашевна стала первым директором музея Маншук Маметовой в Уральске, который она возглавляла четверть века.

Учителя и ученики военных лет – все они заслуживают самого высокого уважения и поклонения. Наперекор холоду, голоду, смерти – они продолжали сеять и пожинать «разумное, доброе, вечное». Это вселяло веру и в детей, и в их родителей. Ведь если дети продолжают ходить в школу, значит, победа не за горами, значит, у детей есть будущее, и все будет хорошо.

Вера Львовна Жаботинская сдавала выпускные экзамены в пед-институте города Николаев, когда из репродукторов прозвучало: война. Эвакуировалась в Уральск, в облоно ей встретился директор Чижинской школы Бижан Джумагалиев и уговорил поехать с ним: в школе не было учителя русского языка и литературы. У нее десятый выпускной класс. В сентябре они познакомились, а в апреле она уже провожала своих ребят на фронт. Первый урок в холодных классах начинался одинаково: какой город оставили, какой освободили, кто получил с фронта письмо, кто – похоронку. А по субботам они собирались в школьном зале и читали стихи Пушкина, Лермонтова, Симонова, ставили спектакли, на которые собирался весь поселок.

Учителя вместе с детьми работали в поле: сеяли хлеб, сажали овощи, делали на зиму кизы. Собирали подарки фронтовикам. Однажды Веру Львовну вызвали с колхозного поля на почту, где ее ждала большая радость: к ней с фронта едет сестра. Она вынесла с поля боя десятки раненых, ее наградили медалью «За отвагу» и дали два дня отпуска. Уже весь поселок знает про это и радуется, и ждет вместе с ней. «Нам совсем не удалось побыть одним – люди шли и шли, несли с надеждой фотографии своих фронтовиков, а вдруг где-то встречались на дорогах войны, несли незатейливое угощение», – вспоминала Вера Львовна.

Потом она работала в Каменской средней школе. Ставили спектакли, сами рисовали декорации к ним, заняли первое место на областном смотре и были награждены билетами на спектакли оперетты в Уральске. И это – в 1943-м году!

В Каменке не было в то время ни одного музыкального инструмента. Учитель музыки Оскар Иосифович Герншеттерн клавиатуру пианино нарисовал на картоне и так учил ребят нотам.

«Жизнь была суровой, трудной, но удивительно чистой и одухотворенной. Никогда не забуду чижинских, родных мне людей – Аралбаева, Жирновых, Рамазановых, чье тепло и участие я ощутила в те далекие военные годы, благодаря которым Казахстан стал моей второй родиной, моей судьбой», – сказала о том времени Вера Львовна Жаботинская.

Татьяна Семеновна Забродина вместе с другими подростками из села Спартак, Красноармейское, Рубежка поступила на курсы трактористов. А через месяц они уже пахали землю и сеяли хлеб. Самым ярким и счастливым днем стал для нее День Победы. Ночь она работала на посевной. А под утро кончился керосин. «И мы с прицепщиком пошли на полевой стан. Наш повар уже варила пшенный кондер, и мы сидели вокруг печки, вырытой в земле, куда помещен котел.

Вдруг видим – из поселка кто-то скачет. Это был один из подростков. Издали он нам крикнул: «Война кончилась! Война кончилась!». Что тут началось! Плакали, смеялись, прыгали и танцевали, как сумасшедшие».

Сохранить бы в веках хотя бы частичку этого восторга и радости от великой Победы. И в ноги поклониться им всем – и тем, кто воевал, и тем, кто трудился.

(Продолжение следует)

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top