Где бьют живые родники

3 октября 2019
0
415

Рассказывают, что мимо этого места на 75-м километре трассы Уральск-Актобе без остановки никто не проезжает.
В трех километрах от дороги находится кладбище, на котором похоронен мусульманский святой Дадем ата. Издавна сюда приезжали люди, чтобы просить святого о помощи. Молились у его могилы всю ночь, и Дадем ата многих исцелял, ставил на ноги, дарил женщинам, отчаявшимся иметь детей, счастье материнства и творил другие чудеса. 

Дадем ата помогает всем

Первым, кто огородил сеткой-рабицей старинное кладбище, где находится могила святого, был директор совхоза имени газеты «Правда» Виктор Шубин, с уважением относившийся к святыням любого народа. Якобы он даже просил у Дадем ата благополучия своему хозяйству, или святой сам отблагодарил его совхоз тучными стадами, богатыми урожаями, высокими надоями и благоденствием тружеников. Но гремела «Правда» на весь Союз, а сам Шубин был удостоен Звезды Героя Социалистического Труда.

Сегодня на месте захоронения святого большой красивый мавзолей, который включен в список ста сакральных мест Казахстана и Приуралья. Вся территория огорожена, и первое, что бросается в глаза у входа – мечеть с двумя минаретами и синим куполом на фоне такого же синего неба. Выложенные брусчаткой дорожки вдоль заросшего камышом русла речки Анката ведут к святыне и кладбищу со старинными мусульманскими надгробиями, испещренными арабской вязью.

Сопровождающий нас хранитель этого святого места рассказывает, что настоящее имя Дадем ата – Жумагазы Хазирет. Родился он в конце XVIII века и принадлежал к роду Тама. После обучения в мечети Туркестана вернулся в родные края и стал творить чудеса. В народе остались легенды о его удивительных способностях, и поэтому его могила стала местом паломничества верующих. При этом не важно, какой национальности и вероисповедания человек, уверяет нас потомок святого пророка. Главное, чтобы молитва шла от души и была обращена ко Всевышнему. А Дадем ата поможет, чтобы она была услышана Аллахом.

«Не зря Жумагазы Хазирета называли аулие, что означает «священный», «приближенный к Аллаху», – объясняют нам.

В мавзолей нельзя входить с непокрытой головой, а обходить его нужно против движения солнца, прикасаясь или обнимая святые камни. На них разложены какие-то вещи, видимо, для исцеления болезных и страждущих.

Исцеление обещает и колодец у обрыва пересохшей речки. Сюда ведет довольно крутая лестница, над колодцами – их два, прикрытых деревянными крышками – устроена беседка со скамьей, ведром и черпаком. От русла реки тянет сыростью и запахом тины.

У спуска к колодцу появляется на инвалидной коляске молодой человек по имени Дамир. Говорит, что он приехал сюда из Тараза и является потомком Дадем ата в шестом поколении.

– Вы будете спускаться к колодцу? – спросили его.

– Нет, сейчас сестра воду принесет, – ответил он.

– Помогает?

– Да, – отвечает он, смущаясь.

По словам Дамира, он несколько лет назад попал в аварию, и у него парализовало ноги.

Для паломников здесь сначала был только небольшой саманный дом, где путники могли остановиться для отдыха. В 2011-м году построен целый гостиничный комплекс. Во дворе за мечетью огромная крытая беседка с низкими столами, за которые разом могут сесть человек двести. Отдельно стоит кухня с печами и огромными казанами. Такой же, как в беседке, длинный низкий стол стоит в огромном зале отапливаемого помещения. На столе прикрытые салфеткой сладости к чаю.

– Угощайтесь, берите, берите, – уговаривают нас. – Кто сюда приезжает, всем пользуются бесплатно. Вот, пожалуйста – в холодильнике еда – каждый может брать все, что понравится.

Здесь же есть молельная комната и комнаты отдыха – для мужчин и женщин отдельно. Все в национальном духе – никакой мебели, только ковры и стопки корпешек в углу.

Все это построено, как рассказывают посетителям, потомками Дадем ата. Он явился им во сне и просил возвести мавзолей на месте его захоронения. Чтобы все это построить, протянуть сюда газ и свет, нужно было немало вложиться. Но ослушаться голоса предка они не могли, к тому же налицо потребность людей в духовном очищении и обогащении. И теперь, судя по размерам помещений, народу здесь бывает много. Оказывается, что сюда приезжают не только для молитв и поминовений, но и проводят общественно-культурные мероприятия, в том числе конференции, посвященные памятным и трагическим датам в истории Казахстана.

В республиканский реестр сакральных мест Казахстана из ЗКО внесли шесть объектов, в том числе захоронение Дадем ата. В 2009 году в органах юстиции зарегистрирован фонд «Дәдем ата», у святилища решено создать Центр духовного роста и сделать это место площадкой, объединяющей людей разных вероисповеданий и политических взглядов. Вокруг простирается такая бескрайняя степь и такой умиротворенный воздух, что это уже само по себе располагает к спокойствию и объединению.

Оазис в пустыне

От Жымпиты мы едем дальше по бескрайней степи с опрокинутой чашей неба, которое здесь кажется бездонным и прозрачным, а облака где-то очень далеко касаются кромки земли. Это уже Чингирлауский район. Дорога проселочная, пыльная, солнце, несмотря на сентябрь, палит нещадно, за окном унылый однообразный пейзаж осенней, выжженной солнцем степи, плавно переходящей в полупустыню, а потом и в пустыню. После Жымпиты до самого Аксуата (теперь Карагаш, по названию пустыни) мы не встретили ни одного населенного пункта. Кажется, что здесь не ступала нога человека, и только уходящие за горизонт столбы линии электропередачи – следы советского периода – указывают на то, что где-то там живут люди.

От поселка Коныр (Коричневый) и Карагаш (бывший Аксуат) уже недалеко до цели нашего путешествия – водопада Саркырама. Мы едем уже по настоящей пустыне – под колесами песок, поросший серыми кустиками полыни. Почему эта пустыня называется Карагаш (Черное дерево), непонятно. Ничего черного тут нет, песок золотистый, почти белый и очень мелкий. Впрочем, в Каракумах песок тоже не черный. А в Коныре нет ничего коричневого. Но местным жителям виднее.

Не доезжая, выходим из машины – ноги проваливаются в песок, но к озеру и роще вокруг нее ведет накатанная в песке дорога. Впереди настоящий оазис в пустыне. И мы испытываем почти первобытное чувство радости: вода – это жизнь! Такую радость, наверное, испытывают бедуины или их верблюды, долго бредущие в песках, когда достигают живительного оазиса.

Но первое, на что натыкаемся при въезде в это чудесное место – переполненные мусорные контейнеры.

Озеро Саркырама глубокое, с чистой прозрачной водой. В ней светло и доверчиво плывут облака и отражаются деревья, растущие на противоположном берегу. Раньше озеро называли Черепашьим – оно просто кишело черепахами. Но теперь их что-то не видно: неужели чингирлаусцы пристрастились к черепашьему супу? Одна Тортилла в камышах все-таки высунула головку, неодобрительно глядя на тех, кто потревожил ее покой.

Место у озера обустроено просто, но удобно. К озеру ведет деревянный настил с перилами и ступеньками, спускающимися в воду. Ступеньки сбоку, чтобы не мешали с мостика нырять.

Дорога вдоль берега приводит к водопаду, его называют самым маленьким водопадом в мире, высота метра три с половиной. Но шумит он совсем как большой настоящий водопад, и хрустальные его струи с силой бьют о выложенное камнями дно, образуют небольшое озерцо, а потом вода убегает куда-то в камыши. Все тут же разуваются и по ступенькам спускаются к воде, окунают ноги в ледяную воду, а самые храбрые (все-таки сентябрь, да и возраст участников этой нашей экспедиции в основном солидный) окунаются полностью, выныривают счастливыми и помолодевшими, будто вода здесь действительно молодильная и живая.

Вода здесь, говорят знающие люди, всегда ледяная, даже в самую сильную жару, а в морозы не замерзает (что лично мне кажется сомнительным). Но никто еще не заболел после купания в ней.

Вода в озере и водопаде – родниковая. Родник, естественно, находится выше и того, и другого. Мы идем от водопада и озера к роднику по песчаной дороге. И вот он – родничок. Струится, пульсирует, как маленькое сердце, выталкивает воду, как вскрытая артерия. Вода такая прозрачная, что можно разглядеть каждую песчинку на дне. Родничок кажется слабеньким, струйка воды такая тоненькая, что ее можно перегородить ладонью, и не верится, чтобы он мог образовать целое озеро воды и пусть маленький, но водопад.

Но родник только кажется слабым и беспомощным. На самом деле он очень сильный. Он пробился через толщу земли и вынес на поверхность свою живительную влагу. Он прошел через множество преград, просочился через разные земные породы, отфильтровал свою воду до хрустальной чистоты и прозрачности, сохранив ледяной холод недр. Беспрерывно работают где-то внутри крохотные сердечки родника, и в кипении их струй чувствуется что-то могучее, непреодолимое. Накопит ручеек силу, сольется с другими ручейками – будет озеро, река, море. Из неведомых глубин земли течет вода – и так она сладка, что пьешь и не напьешься.

Тут, у родника, вдруг по-новому осознаешь, почему слова родник – родина– родня– род– народ – одного корня. И почему люди всегда оберегали родники, считали их святыми и целебными. Как писал казахский поэт Музафар Алимбаев про родник земли родной, «…и в нем берет река, и жизнь свое начало».

Фото: Ярослав Кулик

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top