Это не мираж в пустыне

28 июня 2018
0
663

Это путешествие мобильная экскурсионная группа музея «Старый Уральскъ» планировала давно. И вот оно состоялось, несмотря на дальнюю и нелегкую дорогу. Во многом благодаря Айбулату Курумбаеву – энтузиасту, краеведу, члену Казахского географического общества и просто человеку, влюбленному в свой край.

Интерес к этой самой отдаленной точке Западно-Казахстанской области не случаен: здесь находится историко-музейный комплекс – Ханская ставка, резиденция хана Жангира. Кроме того, здесь, на песках, растет уникальный сосновый бор, начало которому положил хан-просветитель. У двух человек в группе был особый интерес к этим местам: здесь жил и работал предок Светланы Камильевны Ванюшиной и ее дочери – А.Ю. Тажетдинов, который в 1962 году и основал первый музей в Урде – тот самый, который ныне вырос в историко-музейный комплекс.

– Какая у нас удивительная природа! – поделилась впечатлениями участница экспедиции, бывший экскурсовод Нина Александровна Пустобаева. – Было интересно наблюдать, как степь меняет окраску: чем ближе к Урде, тем более выжженной она становится, несмотря на то, что лето только началось. Но сколько в этой, на первый взгляд, безжизненной степи жизни! Мы видели в небе коршунов, водоплавающую дичь, даже сайгаков. Речушки, озера, по которым плавают лебеди – как оазисы в пустыне.

По дороге в Бокей Орду экскурсанты побывали в Жангале, на родине Дины Нурпеисовой – ученицы Курмангазы (тоже уроженца здешних мест), народной артистки Казахской ССР и посетили краеведческий музей ее имени. Здесь свято хранят память о своих знаменитых земляках и поддерживают традиции, заложенные еще Курмангазы: многие жангалинцы играют на музыкальных инструментах, поют, участвуют в состязаниях акынов.

– Экспонатов в музее, конечно, маловато, – говорит Нина Пустобаева. – Но с какой любовью созданы экспозиции, с какой гордостью говорят экскурсоводы этого музея о своем детище, о своих знаменитых земляках! Удивительно, скольких талантливых людей родила эта земля!

Музей в Жангале открыт в 2001 году, но сегодня местные жители обеспокоены слухами о его закрытии.

– Хранительница музея поделилась с нами своей тревогой: музею хотят оставить одну комнату в Доме культуры. Она смотрела на нас с надеждой, как будто мы что-то можем изменить, – рассказывает Пустобаева.

Двести километров до Бокей Орды двигались по грунтовой дороге. В поселок приехали уже вечером, но успели посетить памятник из трех мавзолеев – Жангир-хана, Даулеткерея (двоюродного брата хана) и Мухамедсалыка Бабаджанова (ученик хана, историк и этнограф, прах которого перезахоронили с территории военного полигона). Все три мавзолея построены в разных архитектурных стилях. Эти имена тесно связаны: отец Даулеткерея – султан Шигай Нуралиев – после смерти своего брата хана Бокея правил Внутренней ордой до совершеннолетия Жангир хана.

Позже, когда юный хан, получив образование в России, вернулся в Орду, он научил Даулеткерея говорить и писать на русском языке. Сам Жангир хан, получивший блестящее образование, знал несколько иностранных языков, владел арабским письмом.

За долгую дорогу путешественники были вознаграждены благоустроенной гостиницей, сосновым бором и чистейшим воздухом.

На следующий день посетили историко-музейный комплекс. В зале дореволюционного периода собраны экспонаты XIX века, рассказывающие о времени правления Жангира. Уникальные документы, фотографии, предметы быта, оружие. Все это воссоздает обстановку, в которой словно на машине времени переносишься на несколько веков назад.

Урдинскому музею без малого 60 лет. Сначала это был уголок в школе с 35-ю экспонатами. Основателем музея стал учитель-историк, краевед А.Ю. Тажетдинов. Вот с этого небольшого музея, начало которому положили школьные педагоги, можно вести отсчет возрождения памяти о времени, которое сейчас называют золотым веком букеевщины.

– Бокейординский музей, как и наш музей «Старый Уральскъ», по праву называют народным, – говорит Нина Пустобаева. По архивным фотографиям восстановлены: флигель врача Сергачева, который был личным доктором хана, здание педагогического училища, основанного в 1868 году, и восточная часть дворца Жангира – оружейная палата, гостиная, столовая. Все экспонаты – подлинные, того времени.

С избрания Жангира ханом Букеевской орды 22 июня 1823 года начинается самый интересный и значимый период в её истории. Осенью 1826 года Жангир вернулся в родные кочевья из длительного путешествия по России, где ханская чета оказалась в гуще многих важных событий: восстание декабристов, коронация императора Николая Первого. Хан сразу приступил к обустройству будущей Ханской ставки. Был построен ханский дворец (здание воссоздано и входит в музейный комплекс).

Некоторые историки по масштабности реформ сравнивают Жангир хана с Петром Первым. Он создал аппарат управления, состоявший из канцелярии, депутатской группы, совета из 12 биев, института есаулов, группы базарных султанов, ханских вестовых из 14 человек. Будучи сторонником оседлой жизни, он впервые в истории казахских ханств ввел частную собственность на землю. В его руках сосредоточились судебная, административная, законодательная власть, финансово-налоговая политика, хозяйственное устройство и порядок землепользования. При Жангире в Ханской ставке открыты медицинские отделения, аптека, архив, создана карта ханства. Жангир построил мечеть.

– Мечеть произвела на нас большое впечатление, – говорят экскурсанты. – Она необычной архитектуры, чудо, что ее смогли воссоздать такой, какой ее задумал и построил хан.

По инициативе Жангира в Ханской ставке в начале ХХ века стала издаваться газета, на титульном листе которой впервые набрано крупным шрифтом слово «Казахстан».

После открытия в 1833 году знаменитой ярмарки Ханская ставка растёт быстрыми темпами и становится многонациональной. Среди жителей Орды появились татары, русские, казаки, армяне, представители разных сословий. Об этом напоминают сегодня кладбища – мусульманское, христианское.

– На христианском кладбище много старинных памятников. Мы посетили могилу врача Шабалина, умершего в 1927 году. По рассказам старожилов, надгробие в Урду из Санкт-Петербурга привезла его возлюбленная, с одной стороны надгробия надпись «Душою всегда с тобой»… На другой стороне: «Пусть арфа сломана, аккорд ещё рыдает». Могилы все ухожены, – отметили экскурсанты из Уральска.

Хан большое внимание уделял здоровью своего народа, выписывал в ставку врачей, посылал молодых казахов учиться на докторов. В советские годы много очень хороших медиков работали здесь, всей душой полюбив и эти пески, и этих людей, не жалея жизни для их спасения.

В эпидемию чумы заразились здесь страшной болезнью врачи супруги Михайловы. Памятник им был поставлен сотрудниками Уральской противочумной станции.

Светлана Камильена Ванюшина передала музею Бокей Орды фотографии и другие материалы из архива своего деда, которые пополнят экспонаты.

Потом посетили лесопитомник, где из сосновых шишек бережно выращивают будущие сосны. Сосновый бор, заложенный ханом Жангиром – это не только природный памятник ему, но еще и заслон наступающим пескам.

На обратном пути заехали в бывшее Сламихино (Фурманово, Жалпактал), посетили летнюю резиденцию, дачу уральского купца-скотопромышленника Овчинникова. Деревянное резное строение, еще хранящее былую красоту, похоже, доживает последние дни.

– Его уже начали разбирать и разберут до конца, – грустно сказала Нина Александровна. – Никому оно не нужно.

Вот такое путешествие совершили неугомонные друзья музея «Старый Уральскъ». А вам – слабо?

«Не пожалеете», – говорят путешественники. Сосны в песках – это не мираж пустыни. Это – Бокей Орда.

Фото: Ярослав Кулик

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top