Бомба под Каспий

29 марта 2018
0
216

(Окончание. Начало в №12 )

Наряду с подземными ядерными взрывами не меньшие опасения вызывают последствия добычи больших объёмов нефти и газа, что чревато сейсмическими процессами. Неоднократные попытки академика Виктора Киянского привлечь внимание учёных к поиску приемлемых технических решений на Карачаганаке нередко наталкивались на равнодушие. Новый Аксай продолжал строиться в несейсмостойком исполнении.

Территория нарушений

Профессор из Оренбурга Аркадий Гаев, с которым довелось беседовать на заседании межреспубликанского комитета по Уралу в 1991 году в Уральске, отмечал: Уральский регион ОШИБОЧНО отнесён к схеме сейсмического районирования к НЕСЕЙСМИЧНЫМ территориям. В его пределах существуют 4-5 областей, где возможны землетрясения силой до 7 баллов по шкале Рихтера. К одной из таких областей может быть отнесена так называемая Оренбургская субширотная дислокация к югу от Оренбурга.

По данным сейсмоакустических исследований, по району Уральской сверхглубокой скважины в верхней части земной коры существуют значительные напряжения. Одна из главных причин этого – техногенный фактор! То есть подземные ядерные взрывы и безудержное извлечение полезных ископаемых.

– Рост сейсмической активности на Земле в последнее время, в том числе в Татарии, Западной Сибири, Предкавказье, Сахалине свидетельствует о принципиальной возможности землетрясений на Оренбургском и Карачаганакском газоконденсатных месторождениях, – подчеркнул Гаев. – Так, в Татарии, где геологические условия очень сходны с Оренбуржьем, в последние 20-25 лет участились землетрясения. В Оренбуржье необходимо немедленно создавать геодинамический полигон.

Трудно сказать, создан ли он, зато совершенно точно известно другое: в 2006 году Западный Казахстан несколько раз тряхнуло, в том числе по линии Уральск-озеро Шалкар (посёлок Рыбцех). По официальным данным, сила толчков составила 2-3 балла, обошлось без жертв, частично пострадали постройки сельского исполнения (особенно в Рыбцехе). Карачаганак, слава Богу, землетрясение не затронуло. Но это не повод для благодушия.

По мнению Виктора Киянского и Аркадия Гаева, в результате увеличения газодобычи масштабы нарушения устойчивости недр Арало-Каспийского прогиба приобрели не локальный, а опасный региональный характер. Эта дестабилизация необратима и пока не подлежит регулированию.

И вот в такой крайне неустойчивой сейсмической обстановке в Прикаспийском регионе на самом Каспии грядёт новый нефтяной бум.

Нефтяные наркоманы

Лет 5-7 назад промышленники и предприниматели сетовали: никак не начнётся масштабная добыча углеводородов на месторождении Кашаган в Северном Каспии. Долго разгоняются газовики и нефтяники. А ведь пробный пуск на одной из скважин уже прошёл… Надо бы всерьёз взяться за дело: и наша республика обогатится от нефтегазодобычи, и зарубежные партнёры будут очень довольны…

А чего, собственно, партнёрам не чувствовать себя комфортно? Эти государства за тридевять земель. Наладится добыча – хорошо, разольётся нефть, как в Мексиканском заливе – плохо, конечно, но не смертельно: мы от Каспия далеко, нас не достать!

Кстати, о разливах. Проблема эта не новая. Более 250 лет назад путешественники жаловались на утечку нефти с деревянных барж в Каспийском море. За 2500 лет до этого о нефтяных загрязнениях упоминал историк Геродот. Ещё в конце XIX века русские учёные, обеспокоенные судьбой Волги, ставили эксперименты и по их результатам писали статьи «о гибельном влиянии нефти на рыб и мерах противодействия этому».

Однако и в наши дни на многие вопросы, связанные с загрязнением водоёмов, учёные не могут найти однозначного ответа. Особенно плохо изучено воздействие нефтепродуктов на обитателей рек, морей и океанов. Сведения об этом, накопленные мировой наукой, весьма разноречивы.

Например, многие исследователи считают нефтепродукты сильным ядом для рыб. Но вместе с тем замечено: нередко рыба так долго игнорирует присутствие этих веществ в водоёме, что её мясо успевает приобрести стойкий «керосиновый запах». В ходе одного из опытов в мазут погружали форель – любительницу родниковой воды. Затем её переносили в чистый бассейн. И рыбе требовалась лишь минута, чтобы полностью «отмыться». Никакого вредного воздействия «мазутной ванны не обнаружили»…

А вот ещё пример. В научной литературе сообщалось, что даже после катастрофических разливов нефти уловы планктона отличались обильностью и разнообразием форм. Более того, микроскопические жители моря – особые бактерии – «поедают» нефтяные капельки. В результате происходит самоочищение моря.

Самоочищение моря действительно происходит, но только в тёплую погоду. Стоит температуре воды упасть ниже 5-10 градусов, как процесс бактериального разложения почти прекращается. Море уже не в состоянии справиться с нефтью, она накапливается, приводя к хроническому загрязнению акватории. Впрочем, и при интенсивных процессах самоочищения нефть приносит морю немало бед: на её окисление расходуется много кислорода, нужного водным обитателям.

Исследования, проведённые в 70-х годах прошлого века грузинскими учёными под руководством кандидата ветеринарных наук Н. Мазманиди, повергли учёных и общественность в шок.

Помещая оплодотворённую икру в аквариумы с незначительной концентрацией нефтепродуктов, экспериментаторы вскоре убеждались, что большинство зародышей погибало, а многие из выклюнувшихся личинок оказывались уродами: их резко изогнутое, а порой даже закрученное спиралью тело не могло распрямиться.

– Нефть – сильный яд, – обобщал результаты опытов Н. Мазманиди. – Она отрицательно влияет на физиологические процессы, вызывает патологические изменения в тканях, нарушает работу ферментативного аппарата, нервной системы. Наконец, нефть – своего рода наркотик для морских обитателей. Замечено, что некоторые рыбы, «хлебнув» однажды нефти, уже не стремятся покинуть отравленную зону.

В конце 80-х на заседании комитета по спасению Урала председатель Гурьевского комитета по экологии и рациональному природопользованию Сулейменов сообщил, что в Гурьеве начали производить консервы из печени частиковых рыб, но вдруг выяснилось, что уже через несколько месяцев продукт оказался непригодным к употреблению в виду его разложения.

Причиной стало многократное превышение норм токсичных веществ в печени рыб. Производство консервов прекратили. А что с рыбой, которую мы едим? В 1988 году появилось заключение комиссии, возглавляемой академиком А. Яншиным и работавшей на берегах Урала и Каспия в 1987 году. Она сообщила, что среди выловленных для обследования осетров абсолютное большинство составили больные.

Больной осётр кажется вполне здоровым, но после вскрытия видно, что его мясо рыхлое и расслаивается. Ихтиолог И. Лукьяненко составил шкалу этого расслоения, названную его именем. Он пояснил, что изменилась и икра, у которой теперь такая тонкая оболочка, что в большинстве случаев она уже нежизнеспособна. В мясе и икре больных рыб уменьшилось количество полезных веществ, зато в огромных количествах обнаружены нитраты, канцерогенные ароматические углеводороды и пестициды.

Выходившие в Каспий речники Урала рассказывают страшные вещи: водолазы, спускавшиеся на дно в зонах разведки и добычи на шельфе Северного Каспия, шагали буквально по толстому слою мёртвых тюленей и рыб.

Именно авария на Тенгизском месторождении в 1987 году привела к тому, что косяки севрюги вопреки обыкновению не пошли на нерест в Урал: постояли некоторое время близ устья и направились искать другое место для нереста. Отмечена массовая гибель птицы на побережье Каспия в районах нефтегазодобычи.

Болью мыкался Урал…

Ухудшение экологической обстановки на Каспии, в Прикаспийском регионе и мире в целом находит злое отражение в народном творчестве и на широкой эстраде. В Тунгуше, например, один парень напевал под гитару: «Арал орал солёной волной, а пресный мыкался Урал и болью, и виной тут пеной грязной, нефтяной…». Целитель, герой ныне покойного артиста Михаила Державина, предлагает пациентам: «Возьмите большую трёхлитровую банку, наполните её водопроводной водой, смахните пеночку мазута…».

Сегодня новыми проектами добычи «чёрного золота» и «голубого топлива» на фоне ухудшающейся экологической обстановки мы закладываем под Каспий и весь его регион бомбу замедленного действия. И дело «пеночкой мазута», упаси Бог, может не ограничиться. Давно пора внять предупреждениям учёных о сейсмоопасности и о том, что дальнейшее увеличение техногенной нагрузки на природу региона надо чем-то компенсировать.

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top