Бомба под Каспий

22 марта 2018
0
1410

Недавно учёные Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства США (НАСА) обнародовали снимки со спутника, запечатлевшие странную аномалию в Каспийском море – воду молочного оттенка в прибрежной полосе. С чем это связано, непонятно. Можно только предполагать, что такие аномалии вызваны взмучиванием донных отложений и могут отрицательно повлиять на рыб, подчёркивают в НАСА. Что и говорить, Каспий – настоящая головоломка для человека: одни колебания его уровня чего стоят! С конца 1930-х годов по 1978-й его водный горизонт упал на 2,5 метра и вдруг резко начал повышаться. С 1997-го произошло некоторое снижение, затем снова подъём. С чего бы? Только ли дело в изменениях климата?

Великое переселение

Известный уральский археолог Гаяз Кушаев в книге «Этюды древней истории Приуралья» писал:

«Главнейшей особенностью степного Приуралья, предопределявшей жизнь и деятельность древних племён в эпоху античности и раннего средневековья, является господство в регионе засух и периодически возникающего увлажнения, связанными с неподвластными воздействиями Каспийского моря на Прикаспийскую низменность. Только этим фактором можно объяснить миграцию и инфильтрацию древних племён, временно оседавших и расселявшихся в степном Приуралье, т.е. такую особенность как частую «смену» этносов».

Об этом же говорил языком красок уральский художник Сакен Гумаров, написавший картину «Глаз дракона», на которой Каспийское море изображено в виде необузданного коня, рвущегося на просторы Вселенной. Гумаров утверждал, что перенос столицы Золотой орды на север связан с наступлением моря и «деморализации степняков» из-за утраты пастбищ. Это могло восприниматься как Божья кара…

А вот как прокомментировал предположения Кушаева академик МАНЭБ и МАЭ, доктор технических наук, профессор Виктор Киянский:

– От тех времён нас отделяют столетия, и мы различаем лишь контуры происходившего. Но в Западном Казахстане затянувшаяся игра природы с людьми продолжается на новом витке. Эта тема близка мне потому, что если историки находят в этих явлениях движущие пружины передвижения этносов, художники создают эпические полотна, то я, как химик, давно пытаюсь понять происходившее через формулу геохимических процессов для того, чтобы предвидеть, что может быть в будущем.

Суть своей «геохимической концепции» Виктор Владимирович изложил на Международной научной конференции в Санкт-Петербурге 1-2 марта 1995 года.

Суть её заключается в том, что циклические колебания уровня Каспийского моря в прошлом связаны с процессами образования углеводородов нефти на значительных глубинах с участием больших объёмов воды, поступающей с северных водосборных площадей. До тех пор, пока на определённой части Прикаспийской низменности шли эти процессы, подъём уровня Каспия приостанавливался. Именно в этот период шло образование мощных газовых подушек за счёт разгрузки подземных вод, которые препятствовали просачиванию воды на юг, в сторону моря.

После прекращения или замедления процессов газообразования по причине израсходования карбидного или органического материала, устанавливается период равновесия – начинается приток воды, не расходующейся в геохимических реакциях. При этом, как подчёркивает Киянский, возникают подземные водохранилища, удерживаемые этими нефтегазовыми плотинами. По мере увеличения объёмов воды плотины не выдерживали, и вода в огромных объёмах уходила в Каспий.

Затем на других расстояниях от Каспия вновь возникают подземные водохранилища. Пока вода удерживалась на определённом удалении от моря и активно участвовала как основной реагент, превращаясь в нефть и газ. Всё это происходило без вмешательства человека!

А теперь, читатель, позвольте вопрос «на засыпку»: почему Урал так старательно огибает Карачаганакское месторождение и только потом поворачивает к югу? Трудно ответить, правда? Вот и автор этих строк оказался в такой же ситуации, пока не нашёл ответ в книге Виктора Киянского «Экология или рок Приуралья» (Уральск, 1996 г.):

«В процессе генерации углеводородов развивались очень большие внутренние давления, приводившие к выдавливанию пластичной поваренной соли в виде куполов и изменения рельефа местности. Если этот подъём происходил вблизи реки, то это могло приводить к смещению русла» (стр. 8).

Тайна «чёрного залива»

Мы привычно произносим: Карачаганак, Карачаганакское месторождение… И не задумываемся о том, почему сама местность так называется? Карашыганак в переводе «чёрный залив». Протекающая неподалёку речка называется Кара-Оба («чёрная болезнь»). Не связаны ли эти названия с памятью о массовых и трагических выходах на поверхность сероводорода и природных газов?

Дело в том, что при попадании содержащих сероводород газов в воду, аномально насыщенную солями железа, она окрашивается в чёрный цвет. Эта вода приводит к гибели всего живого в ней, кроме серных бактерий, и при использовании может вызвать серьёзные заболевания животных и человека. Скорее всего, именно неблагоприятной средой обитания можно объяснить неожиданный уход из этих мест ногайцев в 1200-х годах, когда из соседей им никто не угрожал.

Гаяз Кушаев искал вблизи современного Уральска остатки города Саксин. Не кроется ли разгадка в геохимических циклах? По мнению Киянского, «длительный период сильного разлива Урала, Чагана и Деркула мог стать причиной затопления средневекового города Саксин и ухода оттуда степняков. Заболачивание местности, буйный рост камышовых зарослей привёл к миграции сюда людей, более приспособленных к жизни в условиях заболоченной дельты».

То есть, природа не давала спокойно жить в этих местах так же, как современным дачникам на неудачно застроенных участках в поймах Урала и Чагана.

Возникает, однако, ещё один далеко не шуточный вопрос: есть ли сегодня ещё какие-то факты, кроме подъёма Каспийского моря, которые вписываются в гипотезу Виктора Киянского? Есть и ещё какие!

Спасите Атырау!

Анализ результатов буровых работ на озере Шалкар показывает, что водоём расположен на соляном куполе и мог образоваться в результате локального опускания местности при слиянии двух рек – Есенанкаты и Шолаканкаты, которые тысячи лет назад впадали в Урал единым потоком. Сохранившееся до наших дней русло Солянки, соединяющее Шалкар с Уралом – являлось его непосредственным продолжением.

По мнению Киянского, подъём воды в Шалкаре происходит почти синхронно с Каспием по причине увеличения подземного стока, связанного с подъёмом уровня мирового океана и увеличением стока с севера. В середине 90-х вода начала заливать причалы «Гидроприбора» на озере и подступать к домам рыбцеха. Когда затем Каспий начал падать, понизился уровень и в Шалкаре.

В своеобразные тиски попал город Атырау. С юга наступало море, а с севера «подземка». Некоторые учёные даже предложили перенести нефтяную столицу Северного Прикаспия севернее.

Показательно, что американцы пришли на шельф Каспия сразу на платформах, учитывая, что подъёма и дальше не избежать. Об этом Киянский беседовал в начале 90-х годов с главой Атырауской областной администрации Равилем Чердабаевым.

Чердабаев был крайне обеспокоен состоянием уже залитых водой нефтяных промыслов. Неоднократно учёные и хозяйственники региона ставили вопрос о принятии государственного решения по действиям в условиях наступления Каспия, чтобы вселить в людей уверенность в будущем. Однако до сих пор нет научно обоснованной модели Прикаспийской впадины, как и финансирования возможных программ исследований.

Разгерметизация

В 1995 году в России вышла книга «Проблемы экологии в России» под редакцией министра экологии В.И. Данилова-Данильяна. Там помещены ранее не публиковавшиеся результаты исследований доктора геолого-минералогических наук Б. Голубова под заголовком «Техногенная дестабилизация недр и аномальное изменение уровня Каспийского моря». Киянский в книге «Экология или рок Приуралья» приводит очень длинную – почти на трёх страницах – цитату из работы Голубова.

В ней отмечается, что в результате многолетнего освоения нефти и газа вокруг Каспийского моря и в его пределах образовался пояс нестабильности. Его развитие претерпело два этапа.

Первый длился с 1847 по 1959 годы и начался с бурения первой скважины на Апшеронском полуострове около Баку. К концу XIX века нефтяные разработки глубиной до 3 км начались в приморской части Дагестана, в Западной Туркмении и Северном Прикаспии. Применялся турбинный способ бурения. Уже тогда началась просадка грунта, обводнение продуктивных пластов, выбросы песка из скважин. В результате начался МАССОВЫЙ ОТТОК ВОДЫ из Каспия в верхние горизонты недр прибрежных регионов, что и вызвало ОБМЕЛЕНИЕ МОРЯ.

Это никак не гармонирует с официальной версией о «засушливом климате», «резком падении стока Волги» и прочими объяснениями причин усыхания Каспия. Такие факторы имели место, но не они оказались главными!

А теперь самый интересный фрагмент упомянутой цитаты из работы Б. Голубова:

«Новым фактором мощного воздействия на недра явились ядерные подземные взрывы. В Прикаспийском регионе и его обрамлении, начиная с середины 60-х годов, эти взрывы использовались для создания подземных ёмкостей в соляных куполах… Было проведено 47 подземных ядерных взрывов, из которых больше половины на территории России. Кроме того, производились взрывы в военных целях».

В результате произошла разгерметизация зон аномально высоких пластовых давлений, в 60-х годах начал повышаться уровень подземных вод в верхних горизонтах, увеличилась сейсмическая активность в Каспийском регионе.

В 1978 году, как подчёркивает Б. Голубов, произошла мощнейшая разрядка. Подземные воды с обширных пространств хлынули в Каспий в объёме от 40 до 60 кубических километров в год, что составляет среднегодовой сток 40-60 таких рек, как Урал! Голубов прав: с 1979 года уровень Каспия стал ПОДНИМАТЬСЯ со скоростью 30-32 см в год. Для широкой публики внедрялась «версия» об увеличении стока Волги – зачем волновать людей взрывами и сейсмоактивностью?

(Окончание следует)

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top