Затронуть душу

8 сентября 2016
0
2719

Булат АюхановДва дня балета 27-28  августа подарил уральцам  Государственный академический театр танца Республики Казахстан под руководством известного хореографа и балетмейстера Булата Аюханова. Одноактный балет «Если бы не было войны» и двухактный балет «Лебединое озеро».

К сожалению, сам маэстро приехать не смог. Как сказал его администратор, по состоянию здоровья. Вообще, он всегда ездит вместе со своим коллективом по городам и весям, и три года назад он был в Уральске вместе с театром, и перед спектаклем я успела взять у него небольшое интервью.

Честно признаться, я всегда робею перед известными личностями. Но Булат Газизович оказался таким простым и доступным в общении, что показалось: мы знакомы много лет. Не попасть под обаяние его личности просто невозможно. Про таких людей говорят «харизматическая личность». Ироничный до сарказма, остроумный, а главное, искренний и свободный, не зависящий ни от каких условностей,  от времени, от конъюктуры, он мгновенно находил ответ на любой вопрос.

Его ответы «громоподобны и гомеричны» (выражение поэта Евтушенко), как у Плисецкой, которая на вопрос французской журналистки о диете, ответила: «Сижу не жрамши!»

Я спросила Булата Газизовича, как он относится к тому, что его называют национальным достоянием? Он засмеялся: «Это в России меня так назвали. А в Казахстане я, скорее, не национальное достояние, а национальная катастрофа». И добавил уже серьезно, что национальным достоянием его назвали, потому что он продолжает традиции русской балетной школы.

– Мы были воспитаны на лучших образцах русской литературы и музыки, и я не вижу в этом ничего плохого. Разве в России говорят, что Плисецкая или Тарковский – евреи? Нет, они наши, советские, русские.

Он не скрывал своего недовольства зрителем вообще и уральским в частности: тот зритель, который смотрел эвакуированных в Алма-Ату деятелей искусства, умер, а нынешний больше смотрит на то, что у актера из штанов выпирает или что у балерины под пачкой. Но тут же смягчил свою резкость шуткой: «Лучший зритель на Луне или на кладбище». Потом добавил серьезно: «Хороший зритель там, где хорошее искусство».

Про эвакуированных деятелей искусства Булат Газизович упомянул не случайно. Он и сам принадлежит к этому зрителю: мальчишкой в послевоенные годы старался не пропустить ни одного спектакля в Алмаатинском театре. А какие актеры играли в этих спектаклях!

Он вообще считает, что казахстанский балет обязан своим становлением… войне, «как бы дико это ни звучало». Лучшие столичные мастера искусства в военные годы были эвакуированы в Алма-Ату, и это они воспитали целое  поколение  талантливых режиссеров, актеров, художников, литераторов, музыкантов и танцоров.

Аюханов признается, что подростком бродяжничал и, наверняка бы не стал тем, кем стал, если бы его, как и многих других таких же «детей войны», не «подобрал» директор хореографического училища Александр Селезнёв, который до войны успел поработать в Большом театре в Москве, и в Мариинском в Ленинграде.

Сирот и беспризорников Селезнёв собирал по всей республике, создавая будущие «национальные кадры».

Отношение к балету в национальной среде было неоднозначным, казахи считали его даже чем-то неприличным, но благодаря Александру Селезнёву, Галине Улановой и другим великим танцорам, актерам и режиссерам, которые приобщали жителей Алма-Ату к балету, приходило понимание, что балет – высокое искусство.

Булат Газизович вспоминает, что каждый спектакль в театре шел при битком набитом зале. Сама Уланова танцевала в балетах «Жизель», «Бахчисарайский фонтан», «Лебединое озеро». Оркестром дирижировали знаменитые Столяров и Шеффер, великолепный тенор Курганов, у которого учился Ермек Серкебаев, пел в Алмаатинском оперном театре.

Люди голодали, но доставали свои самые лучшие наряды и шли в театр, и это был праздник. Руководство театра делало для этого все: в театральном буфете даже продавали мороженое, купить которое в те годы было невозможно нигде. И люди на время забывали о войне, о горе, о голоде и нужде. Театр помогал выжить.

«Лебединое озеро». Постановка Б. Аюханова

Блистательная Галина Уланова не только танцевала на сцене, но и вела занятия в хореографическом училище. Педагогом Булата Аюханова был Селезнёв. Своих детей у него не было, но о своих воспитанниках он заботился, как о родных детях. Лучших он направлял в Ленинградское хореографическое училище. Потом они возвращались в Алма-Ату, чтобы продолжить его дело.

В 1951 году в Москве на Всесоюзном смотре хореографических училищ воспитанники Селезнёва  заняли третье место после Москвы и Ленинграда. Имена многих выпускников училища теперь известны далеко за пределами Казахстана, многие из них вошли в историю мирового балета.

Во время учебы в Ленинградском хореографическом училище Булат Аюханов подружился с Рудольфом Нуреевым. За фанатичную преданность танцу, за эмоциональность и страстность их  прозвали «бешеный татарин и сумасшедший казах». Нуреев после окончания училища стал солистом Мариинского театра, Аюханов уехал в Казахстан. В 1961-м году Рудольф Нуреев не вернулся с гастролей из Парижа, а Аюханов навсегда остался преданным отечественному балету.

В ту нашу встречу три года назад Булат Газизович, отвечая на вопрос, в чем, на его взгляд, отличие русской балетной школы от западной, вспомнил Нуреева. Его манера танца была непривычна западному зрителю.

– Они (европейские танцоры – Н. С.) танцуют без души, – сказал он. – Ведь у них нет Пушкина, нет Достоевского, нет музыки. Я нескромно признаюсь, что всегда выбираю шикарную музыку. Технически они, может быть, лучше. Можно поставить, что угодно, но так, чтобы это ложилось на струны человеческой души, чтобы это было аппетитно и вкусно. Их балет парадный, витринный. Еще Павлова говорила, что балет – это не техника, это душа.

После двух лет работы солистом Алмаатинского театра оперы и балета Булат Аюханов поступил на балетмейстерское отделение Московского института театрального искусства имени Луначарского, которое закончил с отличием.

Ему было 26 лет, когда он в 1964-м году возглавил Алмаатинское хореографическое училище. Одновременно работал как балетмейстер в театре оперы и балета имени Абая.

В 1967 году Аюханов основал первый в истории культуры и искусства  Советского Союза ансамбль хореографических миниатюр «Молодой балет Алма-Аты», став его бессменным руководителем, педагогом, исполнителем и концертмейстером  труппы.

Признавался, что  заставляет молодых артистов выкладываться по полной: «Пока им двадцать». Сетовал, что артистов балета «заставляют танцевать до шестидесяти». Практически каждый артист в труппе Булата Аюханова имеет собственный репертуар, что позволяет расширять жанровые возможности искусства балета.

На вопрос о самой дорогой награде за свою работу, ответил, что «в ярмарке тщеславия не участвует, что все эти медали, побрякушки – это на вынос тела, на подушечке».

– А самая дорогая награда для меня – мой портрет на стене хореографического училища в Петербурге, где висят портреты Истоминой, которую воспевал еще Пушкин, Павловой, Барышникова…

Б. Аюханов и Т. Анюшенко. Концертный номер «Неспетая песня», 1967 г.


Булат Газизович Аюханов – казахский советский артист балета, хореограф и балетмейстер. Доктор искусствоведения, профессор Академии искусств им. Т. Жургенова, народный артист Республики Казахстан, лауреат Госпремии КазССР, лауреат независимого Клуба меценатов Казахстана «Платиновый Тарлан» (2000), член общественной организации «Международная академия информатизации» (2004), лауреат международной Сократовской премии (2010).

Основатель и бессменный руководитель Государственного Ансамбля классического танца Казахской ССР (1967 – «Молодой балет Алма-Аты», с 2003 года – «Государственный академический театр танца Республики Казахстан»).

Булат Аюханов родился 13 сентября 1938 года в Семипалатинске. Отец – Газиз Куватов был репрессирован. Мать – Рахиля Аюханова после войны переехала в Алма-Ату с тремя детьми. Здесь в 1955 году Булат окончил Алма-Атинское хореографическое училище, а затем уехал совершенствоваться в классы Ленинградского хореографического училища (1955-1957), где он подружился с будущим выдающимся танцовщиком конца ХХ века Рудольфом Нуреевым. Создал более 30 балетных постановок на музыку казахстанских композиторов. Его ансамбль выступал на сценах кремлёвского Дворца съездов и Большого театра СССР (Дни Казахстана в Москве, 1966), в канадском Монреале в дни ЭКСПО-67, во Франции (Дни Амре Кашаубаева в Париже) и лондонском театре Бернарда Шоу и Кадоган Холле (в дни фестиваля «Из сердца Средней Азии», 2006). В 2010 году Аюханов поставил балет «Белое облако Чингисхана» по одноимённой книге Чингиза Айтматова. К 65-й годовщине Победы Булат Аюханов сделал балетную постановку на военную тему «Ленинградцы, дети мои…», которая впервые была показана в Петербурге.


ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top