Школьный ракурс

25 мая 2023
0
6232

Преподаватель истории и общественных дисциплин ГЭН Дамир Кунашев занял третье место на республиканском конкурсе молодых учителей «Новой школе – педагог-новатор». Ему 25 лет. Его мама ведёт начальные классы в школе, педагогическое образование получает и младшая сестра. Словом, династия.

– Дамир, как проходил конкурс?

– В три этапа – городской, областной, республиканский. На первом я взял Гран-при, на областном – второе место, на уровне республики – третье. Этот конкурс проводится в шестой раз. Участие в нем могут принять только молодые учителя, кто проработал в школе не больше трех лет. В итоге в финал вышло 57 человек со всего Казахстана. В нашей школе несколько молодых педагогов, нам всем рассказали об условиях, и я согласился, хотел проверить свои силы. Одним из этапов было проведение урока в незнакомом классе, это, на мой взгляд, самое интересное. Урок в присутствии строгого жюри. Но я не волновался. Готовился, старался придумать что-то необычное. На первых двух этапах нас оценивали представители областного управления образования, а также центра педагогического мастерства. Всего у меня было четыре открытых урока. По условиям конкурса его можно проводить в любом классе, единственный критерий – соответствие темы календарному плану. На городском уровне я давал открытый урок в 5-м классе, тема – Великий шелковый путь. На области открытый урок в 6-м классе, тема – Казахское ханство. На республиканском уровне также урок в 6-м классе, тема – личность хана Тауке.

– Когда сам серьезно увлекся историей?

– Я учился в п. Желаево, у нас был прекрасный учитель по истории Акуштап Темирбековна Мендыбаева. Наверное, все началось с нее, она давала интересные уроки. Мне вообще нравились общественные дисциплины – социология, политология. И я даже хотел получить профессию политолога, меня приглашали в карагандинский вуз, на факультет политологии. После сдачи ЕНТ я подал заявления сразу в четыре вуза, и первым, куда прошел по гранту, стал ЗКГУ им. Утемисова в Уральске, остальные вузы уже не рассматривались. Серьезно увлекся историей на втором курсе университета. Особенно заинтересовался эпохой Ренессанса, жизнью и творчеством Леонардо Да Винчи, Микеланджело Буанорроти, Рафаэля Санти.

– Сразу для себя решил, что будешь работать в школе? Легко ли удается наладить контакт с учениками?

– Да, я это сразу понял. На третьем курсе, во время практики, пришло осознание, что это действительно мое. Сложнее найти общий язык с пятиклассниками, а со старшими классами легче. Я их понимаю, потому как недалеко от них ушел по возрасту, они это видят, поэтому общаются со мной откровенно. К тому же у меня такой предмет, когда приходится много говорить. Я уважаю их мнение, даю возможность высказаться. Бывает, спорим, но субординация «учитель-ученик», конечно, всегда присутствует. Я вообще за то, чтобы ученики не стеснялись размышлять и озвучивать свои мысли, даже их этому учу, так как являюсь руководителем дебатного клуба. Обучаю ораторскому искусству. Сейчас большая проблема: многие не умеют разговаривать. Даже если знают ответ, не могут его четко сформулировать. Клиповое восприятие, то есть воспринимают информацию картинками, образами. И виной этому конечно, Интернет, где они проводят все свое время. Если раньше, для того чтобы получить информацию, необходимо было совершить действие – сходить в библиотеку, найти книгу, в ней нужную главу, к примеру. Сейчас в доступе короткие видеоролики, посты, которые просто мелькают перед глазами, формируя тот самый клиповый образ мышления. Еще одна проблема – стесняются выступать на публике, в частности, перед классом. Я думаю, все это последствия одного и того же – зависимости от Интернета, социальных сетей. Ребята могут транслировать в Инстаграм информацию о себе, выкладывать посты, фотографии, при этом у них есть стойкое чувство изолированности. И если что-то поменять, теряются. Не все, но многие ощущают себя именно так. Но это мои наблюдения и выводы.

– А легко ли в первые дни работы?

– Когда молодой учитель приходит в школу, к нему сразу прикрепляют наставника, который помогает осваиваться. За это наставник получает деньги, и, естественно, есть заинтересованность. У меня тоже они были, кстати, помогали мне в подготовке к конкурсу.

– Есть мнение, что учебники по истории Казахстана недостаточно доработаны, что ты думаешь по этому поводу?

– История – не точная наука. Если в математике 2+2=4, и так будет всегда, то история со временем претерпевает некоторые коррективы. При появлении новых сведений, источников, в некотором роде меняется взгляд на прошлое. Учебники переписывают, отсюда проблемы для школы. К примеру, сейчас в 5 классе несколько вариантов учебников, в 7 классе тоже. Педагог, составляя план работы на год, выбирает для себя учебник, по которому будет работать. Но в настоящее время идет работа чтобы выпустить единую базу учебников, одни уберут, а другие просто доработают.

– Как работаешь с классом?

– Информацию можно воспринимать по-разному: на слух, визуально или выполняя какие-либо движения. Я на своих уроках стараюсь использовать все методы. Во-первых, проговариваю информацию, во-вторых, мы записываем что-то в тетрадях, в-третьих, работаем с интерактивной доской, то есть идет визуализация. Но, конечно, большую часть урока говорю я, объем информации большой, стараюсь дать как можно больше в доступной, сжатой форме, чтобы можно понять, запомнить и заинтересоваться. В целом система обучения сегодня другая, чем раньше. Если учитель выступал основным источником информации, то теперь он, скорее, гид, координатор, который дает ученикам источник, но не говорит, что конкретно в нем есть, они должны сами найти. И парадокс в том, что ребята к этой системе еще не до конца готовы. Оценивание тоже проходит несколько иначе. Есть формативное – текущее. На протяжении всех уроков мы даем оценку знаниям. И если прежде по пятибалльной системе, то по новой она должна быть безоценочная, то есть учитель только пишет комментарии, как ребенок работал в школе. В 2020 году я пришел в школу, это самый пик пандемии, уроки проходили в онлайн-формате, и формативное оценивание превратилось в такой гибрид по 10 бальной шкале.

– Подготовка к ЕНТ, наверное, очень ответственна?

– Школа сейчас не отвечает за результат ЕНТ. Выпускники сдают экзамены в школе и получают аттестат о среднем образовании и затем уже сами сдают ЕНТ и по этим баллам поступают в вузы. Мы только принимаем экзамены в школе, но, конечно, заинтересованы, чтобы наши выпускники поступали в университеты.

– Много в школе молодежи, что изменилось?

– На республиканском конкурсе, в котором я принимал участие, из 57 было 10 историков, из которых 9 парней и только одна девушка. Так что я думаю, что парни в школу идут, и большое значение имеет закон о статусе педагога. Если говорить о переменах, то мне сравнивать не с чем, я сразу попал в новую систему. Но преподаватели, которые работают в школе много лет, говорят, что многое изменилось в лучшую сторону, документации намного меньше, зарплата больше. И есть возможность ее увеличивать, если повышать свой уровень. Защищены права учителей. Это касается отношений с родителями, администрацией, трудового договора. Есть совет по педагогической этике, который может рассматривать внутренние школьные дела.

– Занимаешься ли спортом?

– Я играю в футбол. У нас любительская команда, мы участвуем в городских турнирах. Но, если честно, времени не хватает.

– Спасибо за разговор.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top