Рустам Вафеев: «Уральск превращается в гигантское село»

29 января 2015
16
11296

Каждый приезд в Уральск для Рустама Вафеева – радость и боль одновременно. Радость от встречи с родным городом, боль от того, что с каждым годом он все больше и больше теряет свое неповторимое лицо.

Городские просторы Зачаганска

– Рустам, что, на Ваш взгляд профессионального архитектора и патриота Уральска, изменилось в городе за минувший год? И каковы эти изменения?

– В городе… А где город-то? Город превратился в какое-то сплошное гигантское село. Город вытянулся настолько, что осталось метрополитен построить – от вокзала до Желаево, как раз десять станций будет. До такой степени разрыхлить всю городскую среду! Причем окраинная застройка тоже малоэтажная. Все население города, которое расплылось по огромной территории, можно разместить на трети этой площади. И тогда вся инфраструктура резко удешевеет. Дорог надо будет в три раза меньше, коммуникаций в три раза меньше, всего в три раза меньше! Людям не придется далеко ездить. Но все расползлось, как кисель, на колоссальную территорию, скоро до Самары дойдет.

– Почему такое происходит?

– А потому что ни один генплан Уральска не предусматривал развитие городского центра. Не исторического, а просто городского центра, эффективное, качественное использование городской территории. В любом городе – это самое главное. Потому что это безумно дорогая территория. Она нашпигована всякими сетями, все это очень дорого стоит, и чем ближе к центру, тем дороже. Но у меня такое впечатление, что сейчас в микрорайонах квадратный метр жилья стоит дороже, чем в центре.

– Так оно и есть…

– Конечно, тянуть туда десятки километров дорог, ветки тепла, света, это же безумно дорого. Как экономика это выдерживает? Чтобы на такие расстояния разгонять тепло, воду, нужно три ТЭЦ! Город расползается, как квашня. Вот генеральный план и должен фиксировать все это. Я сейчас работаю по одному Санкт-Петербургскому проекту. Одна компания застраивает гигантскую территорию в окрестностях города. Там будет миллион квадратных метров жилья, школы, детские сады, поликлиники, пешеходная, зеленая зоны. Такими кусками сейчас строят. В самом Петербурге земли уже нет. В Уральске земли еще полно, зачем растягивать город? Само понятие города – это очень плотная среда, а плотности застройки нет.

– А как Вы относитесь к идее сделать исторический центр города пешеходной зоной?

– Отрицательно к этому отношусь. Чтобы Большую Михайловскую сделать пешеходной зоной, во-первых, нужно заменить всю инженерную инфраструктуру, проложить коллектор, сделать полноценную ливневую канализацию. Во-вторых, все исторические дома нужно реконструировать и реставрировать, тут нужны специалисты, а их нет. В-третьих, что делать с транспортом? Параллельные улицы – Почиталина, Куйбышева – они застроены до конца, в результате разгрузку по транспорту вы не сделаете. О чем можно говорить? Это колоссальные инвестиции, а во что – непонятно. Я прошелся по Большой Михайловской, она находится в состоянии деградации, она в чудовищном состоянии. Вокруг те же курятники, шаг влево, шаг вправо – частный неблагоустроенный сектор, клозеты, колонки, арыки средневековые. В городе с 250-тысячным населением до сих пор нет дождевой канализации, в арыки вода стекает!

Дом Хохлачева на углу улицы Кирова стоит разбитый, там ветер гуляет. Цоколь Дома Карева был облицован натуральным камнем, нет, взяли, заложили его плиткой. Плитка само собой отвалилась, тогда все забрызгали цементом, и так оставили. И весь город такой – замазан, закрашен, забрызган, завешен какими-то тряпками, опутан проводами, газовыми трубами.

Для кого, для какого народа здесь пешеходная зона? Историческая часть города полностью обветшала, более того – жизнь уходит отсюда. Уже даже магазинов не осталось. Жизнь уходит туда – на окраины. Поэтому я считаю этот проект абсолютно неактуальным и бессмысленным. Уральск к нему просто не готов. А когда будет готов, то все уже развалится…

– В Уральске есть пешеходная зона, так называемый Арбат…

– Вот ей и надо заниматься. Что она из себя представляет? С одной стороны обезображенные исторические постройки, брошенный сад за театром, чудовищный ангар вокзального типа под названием «Атриум», руины сгоревшего магазина, какие-то шалманы – совершенно убитая территория… Это не архитектура, это какой-то китч сельского разлива, еще и за красную линию вылезает. Эта дешевая плитка, от которой отказались уже везде. Чем были вымощены улицы Уральска? Булыжником, натуральным камнем, который брали в Шипово – красиво, долговечно. Помните эти потрясающие тротуары на Фурмановской? Если снять слой асфальта, его еще можно обнаружить. Фонарики убогие, безобразное мощение, полное отсутствие ландшафта. Вот пешеходная зона. Пешеходной зоны нет, есть некое аморфное пространство. Эту зону надо вытаскивать, с ней работать.

– Кто должен работать и в каком направлении?

– Весь вопрос в том и заключается: кто и как? Прежде всего, нужно знать историю города, любить его. Я много работаю с крупными проектными институтами – по большому счету это безразличные люди. Им деньги заплатили, контракт обговорили, а как и что, их не волнует. Уральск для них – никакой, они города не знают. Это нам он дорог, потому что здесь наши корни, а я так вообще в девятнадцатый век смотрю: как город развивался, к чему шел, какие архитекторы работали. Когда-нибудь напишу об этом книгу, да читать, наверное, некому будет.

А заказчик кто? Заказчик – город. И вопрос: кто этот заказчик конкретно? Акимат? Получается, что акимат за все отвечает. А он в своем здании реконструкцию затеял. Хорошее здание, очень добротно построенное. Давно надо было взять его на учет как памятник советской архитектуры. Нет, решили, что все слишком простенько выглядит, нужно, чтоб народ на животе к входу подползал. Соорудили какие-то колонны с чудовищным орнаментом, в котором все перемешано – тут и персидские мотивы, и кипчакские, и Древняя Греция, и Вавилон. Огурцы с тортом и все полито сиропом. Еще и чапан у них не наделся на здание, они его еще натягивать будут. А «зад», повернутый к театру и пешеходной зоне, «голый» – там денег не хватило. Сколько вбухали в этот архитектурный «шедевр»? Почему ничего не обсуждается?

– А с кем обсуждать?

– Это еще один вопрос, на который, боюсь, у меня нет ответа. Или ответ на вопрос, почему так все происходит. Краеведы уходят один за другим, четыре пятых современного населения Уральска – это не уральцы. Было население двести тысяч, 100-120 тысяч уехали. А кто уехал? Самое качественное население – преподаватели, врачи, инженеры, строители, те, кому город был не безразличен. Город меньше не стал, те же двести тысяч. Но это не городское население, это люди не городской культуры, им все равно. Были уральцы, из поколения в поколение, они интересовались историей города, любили его. Атырау, Актюбинск не пережили такую катастрофу, как Уральск, там остались те же люди, эти города сейчас развиваются бурно. Сильнее всего развал ударил по Уральску, отсюда больше всего народа уехало, наверное, потому, что Россия рядом. Город стал другой, люди другие. Обратите внимание: старожилы называют улицы прежними названиями и не знают новых, молодежь не знает старых названий. Какой разрыв, какой раскол внутри городского населения только на одном этом примере! Наталья Акимовна Сладкова судилась за старые названия улиц, но население-то ее не поддержало, поэтому и суды были проиграны! А что такое улицы, их названия – это история, это культура. Да, многие были переименованы в советские годы, но давайте подходить к этому обдуманно – вернем часть исторических названий, тем более, что все они были привязаны к географии края, а остальные вынесем на обсуждение, а не будем раздавать направо-налево. В Уральске вообще не было улиц, названных чьими-то именами, улицы воспроизводили топонимику области – Илекская, Калмыковская, Казталовская. Что, эти названия сейчас исчезли?

Потому все так и происходит, что с одной стороны народ, который всем доволен, с другой – власть, которая кроит все на свой вкус. Развесили фонарики, поставили беседочку, построили фонтан-мазар на кусочке набережной, вы и довольны. В советские годы уже начали строить набережную, проложили мощную бетонную основу, сваи набили по Черному яру, практически укрепили берег от Старого собора до Красного яра. Основные инвестиции были вложены, оставалось сделать проект детальной планировки и создать фасад Уральска – построить красивые дома, выходящие на Урал. Вместо этого распродали берег, застроили всяким хламом, убили выход к Уралу! Тот кусочек набережной, который вам подарили, и тот перекрыл выход к Уралу. А ведь там в свое время была набережная – легкая, изящная, с этими «сталинскими» вазонами, садиками. Почему было не сделать ее в том стиле, в красивой легкой архитектуре? А эти рестораны-шалманы, развернувшиеся к Уралу своими задами, туалетами и помойками? А верх берега, откуда открывается самая красивая – на два-три километра – перспектива Урала, вообще весь распродан. Когда-нибудь мы сможем прогуляться по набережной от Старого собора до Переволочной рощи? Думаю, мы этого уже не увидим.

А часть города от Урала до Евразии? Потрясающий район по своему природному расположению: река, роща и практически центр города. И все это застроено черт знает чем.

(Окончание следует)

Старая часть города

Окраины Уральска

Беседовала Наталья Смирнова
Фото Ярослава Кулика

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top