Российский тибет

12 ноября 2015
0
1707

(Продолжение. Начало в № 35-38, 40-44)

Погода испортилась, она впервые властно вмешалась в программу нашего пребывания в Республике Алтай, расписанную буквально по часам. Сначала нас радовала установившаяся после жары и иссушающего зноя относительная прохлада. Небо затягивалось тучами, и всякий раз, бросая вверх умоляющие взгляды, ты невольно просил: «Только не расходитесь, дайте побольше насладиться горной свежестью!» И, видимо, в конце концов так «накаркал», что в один из последних июльских дней на туристический комплекс налетела настоящая буря. Засверкала молния, потом раз и другой, сотрясая твердь земную, ударил гром, а затем и вообще произошло что-то страшное. Раздался ужаснейший треск и – грохот о землю… Все это очень похоже было на некое светопреставление, на последние мгновения существования этого мира. Выяснилось вот что. Упала здоровенная сосна возле столовой. В это время заканчивался ужин, люди расходились, и было просто чудо, что никто тогда не пострадал.

В тот вечер штормовым ветром в бору в разных местах, как соломинки, раскидало еще несколько хвойных великанов. Почва, на которой они росли, была каменистая, и горные ветра иногда неумолимо прореживают их ряды.

Так вот одна поездка у нас была в столицу республики – Горно-Алтайск, маленький городок, находившийся в тесном окружении невысоких лесистых гор. Шел дождь, все больше переходивший в ливень. А когда мы уже подъехали к Национальному музею имени А.В. Анохина, большому современного вида, импозантному зданию, вода с небес низвергалась просто стеной. Прикрывшись кто чем может, во всю прыть понеслись к широким зеркальным дверям и чуть ли не носом ткнулись в короткое объявление: «Музей не работает по техническим причинам». Разочарованию нашему не было предела. Это один из лучших музеев Сибири. Помимо всего прочего огромный интерес тут представляют находки археологов с плато Укок, собранные в отдельную экспозицию. Здесь же – место упокоения знаменитой Алтайской принцессы, ее мумия, кстати, была найдена на том же самом плато.

По тем же загадочным техническим причинам у нас вышел «облом» и с посещением Центра народных промыслов «Энчи». Может быть, неудача, упорно преследовавшая нас в тот день, никак не была связана с непогодой, но почему-то хотелось верить именно в это. Да и одним из основных условий нашего тура изначально допускалось изменение экскурсионных маршрутов по погодным факторам. И, видимо, чтобы поездка в столицу республики не оказалась совсем сорванной, водитель турбазовской машины, переговорив по телефону со своим начальством, резко взял курс на Майму – самое крупное село в этих краях и одно из самых больших в России. Если Горно-Алтайск нам пришлось покинуть ни с чем, что могло нас ждать в этой Майме? Несмотря на то, что по количеству жителей – около 16 тысяч человек – административный центр Майминского района равнялся небольшому городку, было известно, что с досугом дела тут обстояли совсем неважно. Сказывалась близость к столичному граду – и отдыхать полноценно, и деньги зарабатывать многие жители села, стоящего на правом берегу Катуни, у места впадения в нее реки Маймы, предпочитают в Горно-Алтайске.

И в самом деле даже заметить не удалось той черты, которая разделяла бы два населенных пункта. Казалось, что мы вообще из города не выезжали.

– Не пугайтесь! Радиационный фон у нас тут в пределах нормы, – услышали мы чьи-то успокоительные слова, едва переступив порог вместительного помещения в неприметном сельском Доме культуры. Все здесь от пола и чуть ли не до потолка было занято камнями самых разных цветов и оттенков, размеров, форм, изделиями из них. Музей, куда мы попали, так и назывался – Музей камня.

Очень скоро пришлось убедиться, что его истинное значение выходит далеко за пределы одного села и даже района.

Из-за большой витрины с необычными экспонатами нам навстречу вышла женщина средних лет, тепло поприветствовала и сразу приступила к делу, указав на карту на стене:

– Треть возвышенностей Горного Алтая выкрашена в розовый цвет. Это означает, что они вулканического происхождения. Туффит, вулканический пепел, вулканические пробки и бомбы – все это следы деятельности древних вулканов, и они у нас широко представлены. Смотрите, – дама академической наружности берет в руки небольшой округлой формы камень. – ГОСТ можно дать! Вылетел из жерла вулкана, попал в реку и за тысячелетия вон как вода его обкатала!

Большой интерес представляет обсидиан – вулканическое стекло. Из него наши далекие предки делали то, что мы сегодня называем бритвой, топоры и другие режущие предметы. Ныне этот неокисляющийся минерал успешно используется в глазной микрохирургии.

Над нынешним обликом Горного Алтая, можно сказать, существенно потрудились вулканы в далеком геологическом прошлом. Особенно видно это, когда едешь в сторону границы с Монголией, к месту слияния Катуни с Чуей. Причудливое сочетание скал, многочисленные разломы, в которых исчезают речные потоки, мощные антрогенные зоны – Ботанический сад в узкой долине между гор с сотнями видов произрастающих в благодатнейших природных условиях растений; покидаешь его и вскоре попадаешь в село Камлак («место, где много шаманов») с издревле проводившимся тут обрядом камлания.

Ледники, которые в прошлом неоднократно «посещали» Алтай, тоже добавили свои существенные штрихи в его колоритный портретный облик.

– Камень мошенников! – с этими словами, произнесенными несколько пафосно и громко, женщина-гид берет с полки, пожалуй, один из самых внешне ничем не примечательных минералов темного цвета и пускает по рукам посетителей. Очень тяжелый, хотя размером совсем невелик, на детской ладони умещается. – Вот в этой-то тяжести, – слышим мы дальше пояснения, – и кроется весь секрет. Барит, так зовут любимца нечистых на руку людей, еще до революции в виде порошка добавляли в различные продукты с единственной целью – утяжелить их вес. И в настоящее время, насколько я знаю, кое-кто из дельцов от бизнеса не брезгует этим нечистоплотным приемом. Хорошо хоть барит безвреден для здоровья человека и достаточно легко выводится из организма. В последние годы в России много говорят о наведении порядка с качеством выпускаемых товаров. По-моему, давно пора!

Увлекательнейшая экскурсия по царству камней и минералов подошла к концу, и в коридоре уже замечаем сиротливо висевшую на стене справа картину. Кусочек глухого темного таежного леса. Казалось бы, ничего особенного, картина как картина, но, тем не менее, она оказалась здесь в своеобразной ссылке. С некоторых пор картина производит на особо впечатлительных посетителей такое сильное воздействие, что им становится не по себе. Ее и вынесли от греха подальше из общего зала. Положительная энергия вернется лишь тогда, когда, по словам музейной служительницы, творение неизвестного художника на время вернут туда, где оно создавалось, – в тайгу. Подпитают, так сказать. Я не склонен верить во всю эту мистику, но история с картиной в селе Майма мне, не скрою, понравилась. Она свидетельствует о настоящей, неиссякаемой любви местных жителей к своей малой родине, где даже картины, писанные маслом, необычны и таят в себе загадки.

(Продолжение следует)

Фото автора
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top