Платье для короля

23 мая 2024
0
1834

Cпектакль без декораций может состояться, а без театральных костюмов – нет. Зрители в зале оценивают не только игру актеров, но и одежду, которая отражает время и создает атмосферу. Но того, кто шьет ее, они никогда не увидят. Хотя на протяжения всего действа эти люди находятся за кулисами, и в случае необходимости, прямо на актере пришивают оторвавшиеся пуговицы, подшивают рукава и манжеты.

Альбина Шакаева, заведующая пошивочным цехом Казахского драматического театра имени Х. Букеевой. Именно об этой профессии она мечтала с детства. Точнее, с того самого момента, как впервые вместе с бабушкой пришла в театр. Они старались не пропускать ни одной постановки. После школы она поступила в училище № 2, потом в ЗКГУ им. М. Утемисова, по специальности дизайн одежды, затем в колледже стала мастером производственного обучения. Но как только узнала, что в театре ищут мастера швейного цеха, пошла проситься. Ее приняли с испытательным сроком. Через шесть лет она возглавила работу всего отдела, теперь в ответе за все.

– До того как построили новое здание театра, он находился в районе Ремзавода. Мы как раз там жили, и действительно часто с бабушкой ходили на спектакли. Я помню, что обращала внимание именно на костюмы. Мне было интересно, кто их делает, стала думать, что тоже хотела бы работать в театре и шить костюмы. Наверное, поэтому и швеей стала. То, что я пришла в театр – судьба. По-другому быть не могло. Я люблю своё дело. С первых дней поняла, что работа в театре отличается от обычного ателье. Во-первых, шьем необычные вещи, во-вторых, для актеров, а они люди творческие, у каждого характер, приходится находить общий язык. Правда, их понять можно – бесконечные примерки. Но они с достоинством выдерживают испытания, хотя тоже устают, – говорит Альбина. – Актерам нужно не только надеть костюм на себя, но и немного подвигаться как на сцене – чтобы понимать, достаточно ли комфортно в этой одежде выступать.

В создании костюмов участвуют многие. Режиссер объясняет, что ему нужно, художник рисует, мастера пошивочного цеха предупреждают, в каком месте может случиться загвоздка. Но в итоге принимаются за дело. Лекала накладывают на ткань, после чего вырезают деталь будущего костюма. В дальнейшем детали «собирают». А выкройки отправляют на хранение, для дальнейшего использования. Все делается с огромным вниманием и любовью.

Под руководством Альбины в цехе три мастера. В профессионализме каждой из них она уверена.

– В споре рождается истина. В ходе создания костюмов в пошивочном цехе нередки творческие разногласия. Художник хочет видеть работу такой, какой он её придумал и нарисовал, актёру нужен не только красивый, но и удобный костюм, режиссёр требует, чтобы переодевание не отнимало много времени. Приходится идти на хитрости. Например, зритель видит, что вроде бы на историческом камзоле есть пуговицы, но на самом деле они «липовые», костюм действительно на липучке, так что снять его актер сможет за считанные минуты, – объясняет Альбина. – Нарисовать одно, сшить – другое. Перед этим нужно найти подходящий материал, фурнитуру. Работа осложняется тем, что все это мы приобретаем через портал. То есть ждем, пока объявят конкурс, начнут разыгрывать тендер. Причем тот, кто его выиграет, может находиться в Алматы, Караганде, понимаете, как все усложняется. Следом мы объясняем, что именно нам необходимо, торопим. Но не исключено, что отправят нам не совсем то, что нужно, а немного другое. В общем, на пошив месяц, и времени не остается.

Альбина за столько лет в театре знает огромное количество хитрых лайфхаков, как сделать настоящий шедевр из обычных материалов. К примеру, в опытных руках профессионалов обычная расписанная марля из зала смотрится как изысканные кружева. И никто из зрителей не заподозрит, что для платья короля использовали такой дешевый материал.

Театральные костюмы тем и хороши, что конечный результат всегда непредсказуем, в процессе рождается множество идей.

Мало кто знает, но некоторые вещи для спектаклей берут из «подбора», то есть из того, что уже есть. А костюмов в театре множество. Но над тем, что находится в «подборе», тоже приходится покорпеть: некоторые костюмы созданы 25, 30 лет назад. Их в мастерской аккуратно перешивают, обновляют какими-то деталями и «подгоняют» под фигуру артиста. Но даже на эту, казалось бы, незначительную работу уходит уйма времени, говорит Альбина.

Среди театральных костюмов есть настоящие «тяжеловесы», актеру в таком придется изрядно попотеть, но искусство требует жертв. Уменьшить груз такого облачения и сохранить его форму позволяет специальная основа – сталька, как её называют специалисты пошивочного цеха. Для придания жёсткости верхней части костюмов используется регилин, его ещё называют искусственным китовым усом. Это тесьма, в которую вплетено несколько рядов толстой лески. Регилин используется в качестве косточек при шитье корсетов, игрушек, сумок, шляп, каркасов. Единственная проблема – перед вшиванием концы лески рекомендуется оплавлять до образования шарика, иначе они вылезают из ткани и могут колоть и царапать. А одно из основных правил театрального шитья – костюм должен быть удобен актёру, ведь он является своего рода рабочей одеждой. Специалисты говорят, что после швейной мастерской театра можно браться за любую работу – театр учит специфике, развивает воображение, профессиональную ловкость.

… Гаснет свет, на сцене начинается действо. И снова зритель в восторге от игры, декораций и, конечно, костюмов. Он так и не узнает, чьими руками все это сделано.

Фото Ярослава Кулика и из альбома А. Шакаевой
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top