Настойчивость и контроль

14 апреля 2016
0
1916

«Высказываются хорошие мысли, лозунги, но многое не работает. «Шапочка» есть, а механизмов осуществления нет, программы даются, но не выполняются», – сетует Алтынбек Абдульманов, председатель областного общественного объединения «Қазақ тілі», кандидат филологических наук, доцент ЗКИТУ, говоря о проблемах овладения государственным языком.

– Алтынбек Абуталиевич, в прошлом году мы с Вами беседовали о проблемах в сфере рекламы: вывески и другая наглядная информация на государственном языке резали глаз неграмотностью, что-то изменилось? Помнится, ОО «Қазақ тілі» работало в этом направлении?

– Этот вопрос пока остается открытым. Дело в том, что мы направляли письма в прокуратуру, в управление по развитию языков, они же ссылаются друг на друга: прокуратура ответила, что не имеет полномочий вторгаться в эту область, якобы, этим должно заниматься управление, то же в свою очередь, переводит стрелку на прокуратуру как орган власти. Однако законодательных актов нет, и поэтому все движется медленно.

Но мы намерены продолжить работу. Обращаемся к предпринимателям, владельцам частных фирм, указывая на необходимость устранения ошибок. Они реагируют по-своему: кто-то идет навстречу, исправляет, спасибо. Кто-то тянет, видимо, считает, что «пойдет и так», или не хочет нести денежные затраты.

В любом случае, оказываем методическую помощь. По Закону «О языках» текст должен быть на казахском и русском. Многие ограничиваются тем, что переводят на государственный только заголовок или название, оставляя тексты на русском, что неверно.

– Что Вы подразумеваете, говоря о текстах?

– Остальную информацию, характеризующую деятельность фирмы. Сейчас приведу реальные примеры, – говорит он, открывая ноутбук и показывая фотоснимки. – Такая вот реклама: «Кузовные работы, ремонт, рихтовка, полировка» и так далее. Надо сказать, хозяин откликнулся быстро и перевел на казахский язык, правда, сначала только – «Кузовные работы», позже – все остальное. Владелец другого предприятия – частного магазина, на вывеске разместил только перевод магазина – «Дүкен», все остальное оставил без изменения: водопровод, канализация, фитинги, пластмассовые трубы; и только после настоятельной просьбы сделал, как положено. С известным рестораном была аналогичная ситуация.

Но это капля в море. Каждый день ходишь, наблюдаешь, в некоторых компаниях реклама меняется через одну-две недели, и опять всплывают неточности, вызывая замечания. Конструкция предложения русская, а слова казахские, в итоге текст представляет собой бессмыслицу.

– Моя работа далека от эффективности, – досадует председатель «Қазақ тілі». – Мы неоднократно поднимали эту проблему в средствах массовой информации. Необходим административный контроль над грамотностью рекламы. Для регулирования этим процессом должны быть специальные нормы, положения, – подчеркивает он. – Как, к примеру, в градостроительстве. На стадии проектирования уже ведется надзор, и без подписей соответствующих специалистов не запускается строительство объекта.

Иногда частники не заказывают афиши, рекламу, а печатают сами, выводят на цветном принтере, вывешивают, и нередко вместо полноценной информации получается набор слов, не отвечающих ни эстетическим, ни культурным, ни функциональным требованиям. Ну а поскольку отсутствуют нормативные предписания, то и с исправлением идет туго. Я как белка в колесе, кручусь, а толку мало, – разводит он руками.

– В чем же выход?

– Пока не вижу. Начало только есть. Но если быть честными, то подобные ситуации не только в сфере применения государственного языка. Возьмем, к примеру, дороги: осенью их ремонтируют, а приходит весна, они в том же плачевном состоянии. У нас с освоением языка то же самое, разница лишь в том, что у дорожников материальная составляющая, а у нас – духовная. За примером опять-таки далеко ходить не надо. Человек занимается изучением государственного языка: говорит о работе, учебе, бытовых условиях, а проходит полгода, спросишь его – ничего не может сказать.

Давайте посмотрим правде в глаза: не изжита тенденция работы «для галочки». Виной этому еще и спешка. Иногда нужно ускорить дело, установить сроки и следовать им, но не всегда это оправданно, такое должно быть в разумных пределах, по необходимости, когда очень нужно. А не так: на бумаге есть, на самом деле нет.

– Помимо этого с каждым годом появляются новые слова, термины?

– Вопросы терминологии остаются актуальными, меня эта тема заботит как ученого, терминолога. В 2000-м году был хороший всплеск, проводилось много конференций, семинаров, круглых столов; общественные деятели, государственные работники и специалисты различных сфер, медицины, к примеру, были заинтересованы в выпуске словарей.

Продолжаю работать над словарем, сотрудничая с терминологической комиссией в Алматы. Вопросов много, к примеру, как правильно перевести слова: парикмахерская, закусочная, выпечка, ремонт ноутбуков и другие, поскольку наблюдается смешение языков, многие термины заимствуются, засоряя исконный казахский язык.

Недавно проводили семинар со студентами, языковедами. Третий год подряд организуем его, хотелось бы почаще, но не позволяют ресурсы и финансы, – признается доцент кафедры филологии Западно-Казахстанского инновационно-технологического университета. – Подобные мероприятия полезны, это своеобразная школа для всех.

– Вы далеко не первый год занимаетесь методиками обучения государственному языку. Как усилить интерес к нему русскоязычного населения?

– Приобщать к лучшим проявлениям культуры и традиций казахского народа, пропагандировать их. На мой взгляд, они только начали возрождаться. В немалой степени этому способствуют национальные праздники, отмечаемые в Казахстане.

У казахов много хороших воспитательных элементов, а также свойств характера: терпимость, добродушие, гостеприимство, которые надо с детства прививать всем этносам. Провели в детском саду конкурс «Знаете ли вы казахскую культуру и обычаи?», думаю, и русские, и корейские, и украинские ребята обогатились от такого мероприятия. Неплохо было бы в дошкольных учреждениях читать бата – благословение, слова назидательного значения, призывающие избегать дурного, играть в национальные игры, тот же асык, например, древнее увлечение кочевников. Посредством воспитательного процесса надо ненавязчиво закладывать и решать стратегические задачи.

Глава государства говорит: «Мы должны быть единой страной, единым целым». В Плане нации «100 конкретных шагов по реализации пяти институциональных реформ» отмечено, что наш путь в последовательном формировании нации на основе гражданской идентичности. Надо прививать казахский менталитет и то лучшее, что есть, всему населению, например, этические нормы быта, уважительное отношение келин – снохи к родственникам мужа, научить готовить национальные блюда, бешбармак, в частности. Эти моменты должны быть фактором сближения, прививаться с малых лет, а не обходиться одним призывом: «Изучайте казахский язык». Основа – духовное сближение. А это возникает, когда мы имеем на определенные вещи единую точку зрения, единое мироощущение.

Знаете, я стараюсь понять и почувствовать русского человека, как он воспринимает то или иное событие, а вот он – задумывается, как казах относится к этому, как реагирует на те или иные моменты?

Эта сфера очень щепетильная, тонкая. Если мы хотим, чтобы государство было единым и чтобы мы ощущали это в действительности, помыслы и стремления должны быть тоже взаимными. Население разное, как и менталитет, обычаи, и все по-своему воспринимают, но у нас есть точки соприкосновения – единая территория, соседство, культура, которые должны стать объединяющими. И конечно, государственный язык как один из главных объединяющих факторов.

Фото из альбома А. Абдульманова
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top