Для доброго служения обществу

20 апреля 2017
0
2268

Студенческий городок и само здание Агротехнического университета впечатляют. Перед главным входом – фигура Жангир хана и мальчика. Памятник символичен: хан-просветитель положил руку на плечо маленького мальчика, который занёс ногу на ступеньку, похожую на книгу. Видимо, это первая ступень знаний, и хан благословляет ребёнка подниматься всё выше и выше по этим ступенькам – к вершине знаний.

Н.Ж. Тулепов проводит экскурсию по музею

– Памятник Жангир хану, имя которого носит университет, установлен в 2003 году, в 40-летний юбилей нашего учебного заведения. Тогда же в университете открыт музей Жангир хана – выдающегося реформатора Букеевского ханства, – говорит директор музея Нуржан Тулепов.

С тех пор посещение музея стало обязательным для всех студентов вуза. По заявке его могут посетить и все желающие. По словам Нуржана Тулепова, ежегодно здесь бывает до четырех тысяч человек, в основном, студенты и школьники, а также зарубежные гости.

Нуржан Жолдыгалиевич во время экскурсий рассказывает не только о жизни и деятельности Жангир хана, но и о традициях, обычаях и быте казахского народа. В первом зале музея собраны образцы национальной казахской мужской и женской одежды, предметы быта, а в самом центре стоит юрта. Некоторые из костюмов подлинные, другие – созданные и расшитые руками современных умелиц.

– Сегодняшней молодежи все надо потрогать, пощупать своими руками, иначе не поверят, – говорит Нуржан Тулепов, показывая экспонаты первого зала. – Современные молодые люди стали забывать наши традиции, а мы уже и без того многие традиции потеряли, забыли, – сказал он в ходе двухчасовой экскурсии «друзьям музея «Старый Уральскъ», посетившим музей.

Он показывает красивый женский наряд и рассказывает, что каждый узор на нем имеет свое особое значение и играет роль оберега.

– Это заблуждение, что мужчины-казахи относились к женщине как к домашней рабыне, – говорит Нуржан Жолдыгалиевич. – В традиционной среде царило трепетное отношение к женщине, особенно девушкам. К ним относились, как к гостьям в родительском доме. Казахи считали их символом красоты и искренне верили, что женщины и девушки, более подвержены сглазу. Поэтому даже в одежде закодированы обереги, – показывает он узоры на наряде. Нуржан опровергает мнение, что мужчины-казахи ленивы, целыми днями лежат и всю работу взваливают на женщин (а это действительно отмечали многие путешественники, историки, писатели да и чиновники – Даль, Рычков и другие, посещавшие казахские стойбища).

– Это не так, – говорит он. – Казахи очень берегли своих женщин. А лежали они днем потому, что ночью пасли и охраняли огромные стада. Днем за скотом смотрели дети, подростки, а ночью – мужчины, и это была нелегкая работа. А женщины занимались домашним хозяйством – это правда.

Экскурсовод подробно рассказывает, что означает каждый узор на одежде, головном уборе, который играл особую роль в обряде, предшествующем замужеству. Это была целая церемония с ритуалом отпугивания злых духов, песнями, в которых рассказывалось о роде мужа, к которому с этих пор принадлежала девушка.

– Это был обряд очищения, отречения от прошлого. Девушка входит в новую семью, как чистый лист бумаги. В более поздние времена и сегодня об истории рода мужа рассказывает певец под домбру, а в древние времена, видимо, вокруг девушки кружил, пел и стучал в бубен шаман, создавая вокруг нее ауру неприкосновенности от всего греховного и темного.

Свадебный головной убор – саукеле – носят, начиная с проводов невесты из родительского дома до рождения первого ребенка. А как только на свет появляется дитя, меняется социальный статус замужней женщины, и она начинает носить кимешек-шылауыш. Это означает, что она уже мать и должна следовать новым правилам этикета и нормам. Жаулык – особый вид платка, который замужние женщины носили до рождения первого ребенка вместе с саукеле.

– Носили ли казашки хиджаб? – спрашивает кто-то из посетителей.

– Хиджаб не носили, это не традиционная одежда казахской женщины, – отвечает Нуржан Жолдыгалиевич. – Незамужние девушки не покрывали волосы и не закрывали лицо.

– А сегодня в вашем учебном заведении есть студентки, которые ходят на занятия в хиджабах?

Ответ был отрицательный.

Наш экскурсовод подробно рассказывает об украшениях, каждый узор которого тоже имеет символическое значение. Но наибольший интерес вызывает юрта. Вроде бы нас, западноказахстанцев, этим не удивишь. Юрту все видели. Все знают, что это легкое, прочное и надежное жилье, которое легко и быстро можно как поставить, так и разобрать. Но здесь мы узнали, какое это уникальное изобретение, в котором есть все необходимое для кочевой жизни. Юрта летом от жары спасает, хранит тепло зимой, способна выдержать степные бураны, ее шанырак амортизирует, стряхивая снег и выдерживая напоры ветра. А кошмы, пропитанные бараньим запахом, отпугивают ядовитых насекомых и пауков.

Следующий зал музея посвящен непосредственно Жангир хану. Здесь документы, письма, указы, его кабинет с уже европейскими вещами: резным письменным столом (воссоздан умельцами), подлинным кожаным креслом, письменным прибором на мраморной подставке.

Жангир превратил Букеевское ханство, находящееся в составе Российской империи, в самостоятельное территориальное образование, обладающее значительной свободой и инициативой в делах внутреннего управления. Финансово-налоговая политика, установление порядка землепользования и хозяйственного устройства являлись ханской прерогативой.

В руках Жангира была сосредоточена административная, судебная и законодательная власть. Жангир остался в памяти народной не только как родовитый хан Букеевской Орды, но и как мудрый правитель. Именно Жангир хан стал проводником европейской цивилизации и осуществил значительные преобразования во Внутренней Орде. При нeм начинается расцвет Орды и ее выход на международную арену.

Хан Жангир сам получил прекрасное образование: знал несколько языков и понимал значение образования для своего народа. Еще в молодые годы, когда в Орде еще не существовало Ханской ставки, он высказывал намерение открыть там школу.

В музее висит огромное полотно, изображающее Жангир хана, провожающего детей на учебу в Россию. Ордынцы учились в Оренбургском кадетском корпусе и в Казанских учебных заведениях – как духовных, так и светских.

– Родители не хотели отпускать детей, боялись, что в России их обратят в христианство, и Жангир вместе с детьми простых казахов отправлял на учебу своих сыновей, – комментирует наш экскурсовод изображенное на картине.

Позже Жангир писал: «Я объявляю, что наши дети, обучаясь, узнают все науки для доброго служения обществу. Все это меня радует, ибо доступ к образованию – великое счастье для моего народа».

Будучи просветителем и приверженцем европейской культуры, Жангир хан строго придерживался традиций и обычаев народа. Среди своих он – кочевник, в ученой среде – ученый. Он общался с выдающимися деятелями науки и культуры Евразии. Хана как образованного правителя высоко ценили энциклопедист Александр Гумбольдт, ботаник Карл Клаус, химик Т. Бергман, профессор Тартуского университета Ф. Гебель, друг А.С. Пушкина С.А. Раевский, этнограф и сподвижник Г. Карелин.

С Жангир ханом поддерживали отношения лингвист и составитель «Толкового словаря» В.И. Даль, профессор Казанского университета Карл Фукс, государственный деятель А.И. Мусин-Пушкин, ученый-путешественник Е. Ковалевский, известные востоковеды В. Григорьев и П. Небольсин, географы Я.В. и Н.В. Ханыковы, антрополог А. Харузин.

Жангир первым из казахских ханов понял, что нельзя защищать интересы народа без определенного приобщения к знаниям, к просвещению и культуре.

Уже к середине 30-х годов XIX века Жангир обдумывает возможность организации центральной школы в Ханской ставке. По его замыслу она должна была готовить детей к поступлению в российские специальные учебные заведения. Открытие этой школы состоялось в 1841 году. Затраты на содержание хан взял на себя. До самой смерти, то есть до 1845 года, школу содержал за счет своих доходов, сам экзаменовал учеников.

Жангир хан был сторонником оседлой жизни для своих соплеменников, ввел частную собственность на землю. Чтобы поднять уровень товарооборота и привлечь большее количество купцов, в 1832 году в Букеевской Орде он организовал торговую ярмарку, создал медицинские отделения, аптеку (1838), архив, карту ханства.

Хан заботился о здоровье своего народа. В музее хранятся копии его прошений царям: прислать вакцину против оспы, других болезней, а также лекаря. И благодарственные письма с сообщениями о том, что эпидемии удалось избежать. Но он хотел, чтобы из его народа люди становились и лекарями, и учителями.

В 1841 году Жангир писал правителю рода Нуралиеву: «Я уверен, что вы употребите надлежащие старания и вразумления родных и друзей ваших и всех, кого следует, что если и ныне науки приносят столь великую пользу, то внукам нашим хорошо жить без них нельзя будет. Что впредь безграмотных и по-русски не знающих не будут определять на ответственные должности. Нам весьма полезно и выгодно иметь лекарей из казахов. Всякое старание, всякая издержка денежных средств принесут во сто раз более плода, если они будут употреблены на обучение юношества. Лучше употребить денег на развитие наук, благородных идей и честную службу народу».

Корреспондент Санкт-Петербургской газеты «Северная пчела» в 1844 году высказал свое мнение о хане Жангире в следующих словах: «Невозможно не удивляться, встречая почти неожиданно в степном обитателе владетеля необузданной тайны, человека с таким образованием, каков Жангир. Суждения его и вообще обращение обнаруживают, что он усвоил себе весьма многое из европейской цивилизации».

И глубоко символично, что в высшем учебном заведении Западного Казахстана, которое носит имя великого просветителя казахского народа, существует музей, в котором можно много узнать о его личности и деятельности. Особенно важно это для молодежи.

Директора музея Нуржана Тулепова посетители поблагодарили за познавательную экскурсию, которая помогла им узнать много интересного о быте, традициях, обычаях казахского народа и о Жангир хане.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top