Война экономик: германский провал

21 октября 2021
0
814

Победы в войнах не одерживаются одним героизмом. Их важной составной частью является эффективное использование экономического потенциала. Почему богатая Франция не смогла оказать сопротивление фашистской Германии в годы Второй мировой войны? Да потому что частную экономику страны не смогли перевести на военные рельсы. У государства попросту не оказалось денег на закупку вооружений. Плановая государственная экономика Советского Союза, напротив, доказала свою жизнеспособность. Быстрая эвакуация заводов и фабрик на восток позволила нарастить выпуск вооружений уже к концу 1941 года. Планирование, помощь государства, госконтроль и фантастический трудовой героизм людей обеспечили преимущество советской экономики над германской, на которую работала вся Европа.Производство танков на заводах Германии

Частник – хорошо, государство – лучше

Мало кому известно, что с 20-х годов прошлого века Германия пыталась копировать советский экономический опыт. Особенно немецких экономистов привлекал плановый характер нашей экономики. Гитлер понимал, что одни частники с их стремлением зарабатывать для себя победу не обеспечат.

В середине 1930-х по всей Германии проходит волна национализации частных фирм. В результате в стране накануне Второй мировой войны сложился государственный капитализм с плановой экономикой. И всё-таки немецкая экономика испытания не выдержала. Почему?

В первой половине 1944 года промышленность Германии продолжала наращивать выпуск готовой продукции, достигнув в июле высшей точки за все годы войны. Значительно выросло собственно военное производство. За январь – июнь произведено свыше 8,6 тыс. средних и тяжёлых танков, 17,2 тыс. самолётов, 20,5 тыс. орудий калибра 75 мм и выше, 15,5 тыс. миномётов, 393 тыс. пулемётов и автоматов, около 1 675 тыс. тонн боеприпасов.

В июне 1944 года выпущено танков в 5,1 раза, самолётов в 2,6 раза, артиллерийско-стрелкового оружия в 3,2 раза и боеприпасов в 2,6 раза больше, чем в январе-феврале 1942 года. Несмотря на такой рост, военное производство Германии находилось на более низком уровне, чем военное производство Советского Союза.

В фашистском рейхе понимали необходимость резкого повышения выпуска военной продукции. Страна располагала такими производственными мощностями в металлургической, топливной, электроэнергетической и машиностроительной промышленности, которые позволяли ей удвоить и даже утроить выпуск вооружения и боевой техники. Но этому препятствовала, как писали историки в советское время, «капиталистическая природа» германского военного хозяйства.

Министр вооружения и военной промышленности Германии Альберт ШпеерБезответственный бизнес

Нацистское руководство в первой половине 1944 года прилагало титанические усилия, чтобы ещё поднять уровень военного производства. В промышленности с 1942 года установилась система так называемой «личной ответственности предпринимателей», или «самоуправления промышленности». В связи с этим в 4-м томе «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945» (Москва, Воениздат, 1964 г.) со ссылкой на немецкие источники приводятся очень интересные сведения.

Как пишет издание, суть такой «личной ответственности, по словам имперского министра вооружения и военной промышленности Альберта Шпеера, заключалась в том, что планирование военного производства и руководство им осуществлялось группой самих предпринимателей. С этой целью создали главные комитеты, объединения и специальные комиссии.

Весной и летом 1944 года, фашистское правительство приняло меры по увеличению выпуска продукции для фронта. В марте разработана «Программа победы», намечавшая рост производства вооружений и военной техники к концу года на 58%. 22 апреля и 19 июня Гитлер подписал новые указы о концентрации производства вооружений и военной промышленности. 20 апреля Шпеер подписал циркуляр «О перестройке работы предприятий». Геринг распорядился о передаче всех дел по вооружению военно-воздушных сил в ведомство Шпеера.

На деле оказалось, что система «личной ответственности предпринимателей» в промышленности, давшая определённые результаты, таила в себе глубокие противоречия. «Люди промышленности», «частного предпринимательства», заполнившие министерство вооружений и военной промышленности, его комитеты и комиссии, в своём большинстве являлись предпринимателями или высокопоставленными служащими монополий.

Укрепившись в аппарате управления, они не очень-то беспокоились о победе Германии в войне. Главным для этих частников стало повышение прибыли своих предприятий путём усиления эксплуатации немецких и иностранных рабочих, а также военнопленных, для поглощения монополиями мелких и средних предприятий. Конкуренция между монополиями обострилась до предела.

На практике «планирование», «концентрация промышленности», «перестройка предприятий» содействовали развитию военного производства лишь в той степени, в какой они удовлетворяли интересы монополистов.

В речи 9 июня 1944 года перед представителями «самоуправления промышленности» Шпеер сначала похвалил это «самоуправление», а потом начал вскрывать его пороки. Затем и вовсе в открытую упрекнул предпринимателей.

«В то время, – говорил он, – как мы заинтересованы в том, чтобы каждое предприятие выпускало по возможности только один вид продукции, снова и снова находятся руководители предприятий, изготавливающих самые разнообразные изделия». Шпеер признался: если бы ему дали 10 лет на перестройку промышленности, то он, возможно, нашёл бы другие пути её осуществления.

Таким образом, перестройка промышленности применительно к задачам войны не способствовала бы полному использованию тех огромных возможностей, заложенных в тяжёлой индустрии.

Неблагоприятно отразились на немецкой военной экономике поражения фашистских войск зимой и весной 1944 года. Восточный фронт продолжал перемалывать гитлеровские дивизии. Отступавшая армия требовала новых и новых пополнений живой силой, техникой, боеприпасами.

Командующий армией запаса (его имя в источниках не называется) прямо поставил вопрос об увеличении пополнений для фронта. Причём он оперирует солидными цифрами:

«Если при старой цифре месячная норма пополнения составляла 200 тыс. человек, то теперь она должна быть увеличена примерно на 70 тыс. человек. Следовательно, в месяц требуется 270 тыс., а на летний период – 1,62 млн. человек… Для обеспечения 1,6-миллионной цифры имеется в наличии, согласно плану… примерно 400 тыс. человек, если не меньше. Остальные 1,2 млн. человек могут быть набраны только из числа забронированных» («Поражение германского империализма во Второй мировой войне», стр. 258)

Выполнение «Программы победы» находилось на грани срыва: к трудностям, связанным с системой «самоуправления промышленностью» добавилась нехватка людских резервов. В мае 1944 года число занятых рабочих и служащих сократилось на 700 тыс. человек. Между тем предстояло высвободить ещё 1 200 тыс. человек для отправки на фронт. Из 23 млн. немецких рабочих и служащих 11 млн. составляли женщины. В стране применялся труд 7 500 тыс. военнопленных и насильственно угнанных иностранцев (по данным издания «Промышленность Германии в период войны 1939-1945 гг., стр. 125, 127).

Гитлеровцы в первой половине 1944 года пытались найти выход из создавшегося положения путём перемещения людей с закрываемых гражданских предприятий, использования кустарного производства, привлечения новых контингентов немецких женщин и иностранцев.

Делалось всё, чтобы поднять производительности труда. Предприниматели, ещё не завершившие перевод заводов и шахт на двухсменную работу с 10-12-часовым рабочим днём, должны были обязательно это сделать. В отношении нарушителей трудовой дисциплины рекомендовалось применять строгие меры, пассивное сопротивление военнопленных подавлять вооружённой силой. Но эта битва «за рабочие руки», по свидетельству самих же немецких экономистов, принесла «разочаровывающие результаты».

Несмотря на трудности, фронт всё же получил огромное количество вооружения и боевой техники. В течение 1944 года немецко-фашистская армия была вооружена до зубов.

Саботаж

Поражения гитлеровских войск под Ленинградом, на Правобережной Украине и в Крыму ещё больше обострили внутриполитическое положение Германии. Немецкий народ начал понимать, что пора побед ушла в прошлое и настало время тяжёлых испытаний. Накапливалось недовольство, росли антивоенные и антифашистские настроения.

Несмотря на жестокий террор, в Германии в первой половине 1944 года произошли забастовки, в которых участвовали около 13 тыс. немецких и 200 тыс. иностранных рабочих. Сотни тысяч немцев саботировали работу на военных предприятиях.

С той поры германская военная промышленность сбавляет обороты. Финансовых воротил и всех руководителей, занятых в военном производстве, теперь заботит другое. Они поняли, что воплощение их мечтаний о мировом господстве откладывается на будущее. Надо подумать о том, как сохранить в стране капиталистические порядки. Создание же в конце войны «оружия возмездия» – ракетных снарядов Фау-1 и Фау-2 имело кратковременный эффект и не могло существенно повлиять на военно-политическую ситуацию.

Советская военная промышленность, напротив, к концу войны ещё больше набрала обороты, что и способствовало разгрому фашистской Германии.

Эвакуация на восток оборудования советских предприятий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top