Уральцы отвечают на вопрос: – Что, на Ваш взгляд, мешает решать экологические проблемы реки Урал?

9 января 2020
0
258

Николай Меньшиков,
ветеран речного флота, бывший капитан теплохода «Москва»:

– Нет взаимодействия между Казахстаном и Россией. На бумаге всё вроде нормально: и соглашение по Уралу заключили, и речи правильные на заседаниях произносятся. А результата нет. Каждый тянет одеяло на себя. России нужна вода – продолжается зарегулирование Урала в верхнем и среднем течении. На Сакмаре, его главном притоке, уже действует водохранилище, хотят построить ещё одно. Много самовольно построенных плотин и в России, и на казахстанской территории. У нас, в свою очередь, не прочь заиметь свою Ириклу.

От притоков Урала практически ничего не остаётся: Илек, Чаган, Барбастау давно перегорожены. Когда-то Утва была довольно значительным притоком, особенно в половодье. Сегодня это ручеёк. Происходит такое не только от климата. Скот зачастую пасут бесконтрольно, он затаптывает истоки рек, да и сама вода расходуется нерационально. Много разговоров и слухов о водосбросах из Ириклинского водохранилища. Этот и многие другие вопросы надо решать на межгосударственном уровне. Но вот в газетах я читаю странные вещи. Один учёный на совещании по Уралу советует углублённо изучать его экосистему. Да её давно уже нужно изучить и действовать! Использовать при этом опыт и предложения работников разных отраслей. Речников, например. У нас в своё время изыскательские партии работали, которые изучали Урал очень даже углублённо. Нет должного экологического контроля, особенно на местах. Вот и получается, что за последние годы в решении проблем Урала мы так и не продвинулись.

 

Галина Иганова,
ветеран труда:

– Я выросла на Урале: мой отец был капитаном. Жизнь в реке и её пойме кипела. И речь не только о рыбе. Сколько было уток, кабанов, лосей! Я много раз видела, как лоси переплывали Урал. Переплывали, а не переходили! Это была совсем другая река, хотя засухи и маловодные годы случались и раньше. Но люди берегли Урал, заботились о нём.

На Братановском яру, куда приставал наш пароход «Маяк», мне посчастливилось встречаться с Михаилом Александровичем Шолоховым, который восхищался Уралом и богатой, живой поймой реки. А сколько приезжало со всего СССР отдыхать на Урал, в том числе и на отличную турбазу «Уральская», туристов! От всего этого богатства, живности остались в лучшем случае крохи. Сегодня уникальная, стратегического значения река брошена на произвол судьбы. В тяжёлые годы Великой Отечественной войны по ней сутками перевозили бойцов, боеприпасы. Много важных грузов перевозилось и в последующие мирные годы. Русло реки углублялось и расчищалось. А что сегодня? Затон Чапаева превратился в какой-то отстойник, болото. Туда даже флот не может зайти! И так на Урале повсюду: русло в карчах, заиленные старицы, затоны… Не на лодках нужно кататься по Уралу, а принимать срочные меры по её спасению на уровне президентов и правительств. Иначе результата не будет. Жизнь это показала.

 

Мурат Байшаков, служащий
(от фото отказался):

– Сегодня во всех газетах пишут о водоохранных зонах. В них находится множество населённых пунктов. Причём по части нарушения экологических норм посёлки порой дадут фору городам. Берегов Деркула, например, около одноимённого посёлка не видно от выброшенных веток, спиленных деревьев и разного хлама. В русле целые деревья торчат! Совершенно упускаются из вида выходящие к Уралу и его притокам балки, протоки, куда местные жители выбрасывают мусор, сливают нечистоты. Всё это попадает в реки. Если какой-то приток перегорожен плотиной – вот вам и отстойник. У многих сегодня есть бани, стоки из которых попадают в водоёмы. Около них нередко складируется навоз, вырубается лес для прокладки дорог… Решением экологических проблем прибрежных населённых пунктов необходимо заниматься вплотную и строго наказывать нарушителей.

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top