Судьба или призвание?

28 ноября 2019
0
241

У одних они вызывают отвращение и брезгливость, у других жалость и сочувствие. Они роются в помойках, валяются под забором, тусуются у небольших магазинчиков, клянчат «на проезд» или «лечение», но, получив желаемое, пропивают все со скоростью света. К ним крепко приросла аббревиатура – бомж – без определенного места жительства.

Точного количества уральских бомжей не знает никто. По данным правоохранительных органов и социальных служб, количество их в Уральске остается неизменным на протяжении многих лет – где-то в районе трехсот-четырехсот человек. Они умирают от болезней, коих у каждого из них множество, от холода, от алкоголя, но чаще всего от всего вместе, то есть от условий, в которых обитают. Кого-то находят окоченевшим от мороза на улице, кто-то угорает в теплотрассе, кого-то убивают свои же или чужие. Жизнь бомжа не стоит и копейки. И то, что число их остается неизменным в течение длительного времени, означает только одно – на место выбывших приходят новые. И если пересчитать их невозможно, то точно известно, что все они – люди трудоспособного возраста. Алтынай Искалиева, которая уже несколько лет занимается тем, что подкармливает бездомных, сетует, что контингент бомжей молодеет. Бомжи долго не живут. Но постоянно «воспроизводятся».

Подавая бомжам милостыню, мы предполагаем, что скитальцами без крова и работы они становятся не по своей воле. Однако специалисты, изучавшие причины, толкающие людей к бродяжничеству и попрошайничеству, одной из наиболее многочисленных групп называют вполне трудоспособных личностей, принципиально не желающих работать, злоупотребляющих алкоголем и утративших жилье именно благодаря пристрастию к спиртному.

Чтобы стать бомжем многого не требуется. Прежде всего, надо утратить жилье или вообще его не иметь. Конечно, ситуации бывают разные: кто-то вернулся из мест лишения свободы, кого-то выгнали родственники, обманули мошенники, пожар уничтожил дом и т.д. Это те трогательные истории, которые чаще всего можно услышать, если расспросить какого-нибудь бездомного. Редко кто из них признается, что во всем виноват сам, что просто не хочет работать, что пьет и такая жизнь его устраивает. Опустившись на дно жизни, они даже не пытаются подняться наверх, ведь для этого нужно прилагать какие-то усилия, а им этого не хочется.

Руководитель ОО «Центр семьи – Ак отау» Алтынай Искалиева несколько лет организовывала точки горячего питания бездомных в зимнее время. Возможно, что миска горячего супа и кружка чая многим из них помогли выжить. Алтынай Галимовна считает, что этим людям нужно помогать, что многие из них способны вернуться к нормальной жизни. Эту точку зрения разделяют другие общественники и простые люди. Иного мнения придерживаются те, кто работает с этой категорией более плотно – правоохранители, социальные работники. Они считают, что этим людям нравится такая жизнь.

Конечно, всякое бывает. Но те, кто оказался на улице по причине стечения печальных обстоятельств, как правило, стараются решить свои проблемы. Профессиональных бомжей их положение вполне устраивает.

Попав в Центр адаптации и реабилитации, они, конечно, будут уверять, что мечтают встать на путь исправления, работать и жить, как все нормальные люди – вот до вешних только дней покормите и обогрейте, помогите сделать документы. Но через год, с наступлением холодов появятся снова и снова без документов. Знаю людей, которые, услышав трогательную историю о злодейке-жене или муже, лишившем квартиры, пытались помочь конкретному бездомному: давали деньги, одежду, подыскивали работу или даже делили с ними свой кров. Но благодетелям платили черной неблагодарностью. В лучшем случае все усилия шли насмарку: бомж возвращался в привычную среду. В худшем – еще и обворовывал. Возможно, и это еще не самое худшее.

Одну парочку в своем районе города я наблюдала в течение нескольких лет. Они то появлялись, то исчезали. Иногда вдвоем, но чаще в компании. Летом жили на берегу, благо, что Чаган – приют дикарей и оборванцев – рядом. (Есенин, правда, вовсе не бомжей имел в виду, когда это писал). Иногда даже носили по дворам свежую рыбу, говорили, что поймали сами. Хотя скорее всего, что с чужих переметов снимали. Иногда женщину было не узнать: распухшее, синее от побоев лицо. Год назад встретила ее зареванную, одну. Сказала: муж умер. Меня поразило то, что она назвала его мужем. Они, оказывается, тоже образуют семьи. Ему было 28 лет, у него не было одной руки по кисть. Рассказывал, что вырос в детдоме, а руку потерял, когда подростком полез в трансформаторную будку воровать провода. Это было похоже на правду. На вопрос, почему не оформит инвалидность, отмахивался: это сколько же справок нужно собрать! Она была старше его, говорила, что из дома ее выгнали родственники. Горевала она недолго, нашла нового «мужа».

В Центре адаптации, который в народе называют бомжатником, подобных историй – десятки. Но здесь им особо не верят, слишком часто сталкиваются с враньем. Чтобы восстановить документы, найти родственников, нужны точные сведения – где, когда родился, сделать запрос и получить ответ, что такой не значится. Специально обманывают, чтобы время протянуть, зиму перекантоваться, а там снова на вольные хлеба.

Многие побывали в Центре по нескольку раз, обычно зимой. Здесь их моют, лечат, избавляют от паразитов. Тепло, чисто, питание трехразовое. Прямо-таки детский садик. Одно удручает привыкших к свободе – режим. Очень уж на свободу тянет.

Только очень часто такая свобода заканчивается инвалидностью.

Однажды возле нашего дома неизвестно откуда появился бомж в раздолбанной инвалидной коляске. И начал разматывать грязные тряпки на своих культях. А оттуда полезли белые черви. Это было тошнотворно, но мы ему помогли: вынесли перекись – промыть, чистые бинты, вызвали «скорую», которая, на удивление, приехала и забрала его. Но второй раз лицезреть такое я бы не согласилась.

Самым первым и самым известным в истории бомжем был древнегреческий философ Диоген. Известно, что жил он в бочке и ни за что не хотел покидать это свое жилище. Однажды к нему пришел великий полководец Александр Македонский, хотел уговорить его не позорить всю древнегреческую философию и переехать в нормальное жилище. Но Диоген из своей бочки сказал ему: «Отойди и не загораживай мне солнце!» Жилище свое он легко перекатывал на новое место. Видимо, загадит одно – перекатится вместе с бочкой в другое.

Еще он любил ходить днем с фонарем и кричать на площади, что он «ищет человека». Но если кто к нему подходил, то начинал ругаться грязными словами и кричать, что он ищет человека, а не мерзавца и скотину. Неопрятностью и хамством отличался исключительными. Мог публично совершать неприличные действия. Ну, ничего не меняется за тысячелетия. В Актобе жителей одной многоэтажки шокировал бомж, который разговаривал с …мусорными контейнерами. И не только разговаривал, но обнимал их, целовал, снимал штаны ну и … делал все остальное. Люди боялись выходить мусор выбрасывать. Вызвали психиатров, те бомжа осмотрели и сказали: не опасен, никого, кроме контейнера, не изнасилует.

Друг Тома Сойера Геккельбери Финн – персонаж литературный, созданный американским писателем Марком Твеном. Он тоже бомж по призванию и тоже жил в бочке. Когда он спас вдову Дуглас от смерти, она хотела его усыновить – мыла, одевала, кормила, книжки читала, воспитывала. А он снял все наряды, оделся в свое рубище и убежал к бочке. «Скучно до смерти, – сказал он Тому. – Умывайся, не ругайся, молись, в школу иди. Нет, такая жизнь не по мне».

Бомжи, бродяги, бездомные есть везде. В больших городах Европы, не говоря об Америке, их больше, чем у нас. Если верить Исследовательскому институту урбанистики, каждый сотый житель США имел опыт жизни на улице, а в ночлежках одного только Нью-Йорка каждую ночь ночуют тысячи бездомных, причем среди них много детей. Наверное, это тоже – признак демократии, ведь только в свободных и высокоразвитых странах общество может позволить себе платить налоги на содержание людей, ведущих откровенно паразитический образ жизни.

Бомжи были всегда и везде, с этим, наверное, ничего не поделаешь.

Фото: Ярослав Кулик

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top