Солнечный след

7 января 2021
0
1688

В 1847 году произошло невероятное событие в истории мировой медицины: в Астраханской губернии потеряли… чуму. Зараза распространялась быстро, снарядили противочумную комиссию, и такой конфуз. В народе шутили: надо было ещё раньше комиссии приехать – глядишь, вообще бы никакой чумы не случилось. Шутки шутками, но члены комиссии находились в явном смущении: заболеваемость вдруг резко пошла на спад. И только медики-теоретики глазом не моргнули – ищите, говорят, ответы в погоде. Что и говорить, новые, революционные по тем временам взгляды. За них могли обвинить в колдовстве, шарлатанстве. Между тем никакого шарлатанства нет. Так, в сомнениях, противоречиях, исканиях зарождалось новое научное направление, которое в ХХ веке получит название гелиобиологии – разделе биофизики, изучающем влияние изменений активности Солнца на земные организмы. Её основоположником станет ученик и соратник Константина Циолковского – Александр Чижевский. Об этом очень уместно вспомнить в связи с терзающими человечество эпидемиями и пандемиями, в том числе коронавирусной.

Протуберанец (вспышка) на Солнце

Коварный толчок

В конце XVII века выдающийся итальянский врач, «отец профессиональной гигиены», Б. Рамаццини (1633-1714) в своих эпидемиологических работах заявил о связях между заболеваемостью и метеорологическими явлениями. В Германии врач Ф. Гоффман (1660-1742) вёл наблюдения за погодой и заболеваемостью.

Исследователь Ф. Хюппе полагал, что микроорганизмы – только возбудители, только рычаг, толчок, в то время как подлинные причины заболевания лежат в самом организме, его тканях, веществах. Успех толчка связан с факторами, которые влияют на организм, меняя его способности и создавая условия для восприимчивости.

По мнению Сванте Аррениуса («Физика неба», Одесса, 1905 год) и ряда других авторов, колебания погоды по отношению к заболеванию следует признать как существенный ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЙ ФАКТОР.

На основании таких утверждений возникла теория М. Петтенкофера. Он утверждал, что хотя холера и распространяется посредством человеческих сношений, зародыши её становятся деятельными и опасными только под влиянием МЕСТА и ВРЕМЕНИ. Для созревания холерного зародыша требуется средняя степень влажности почвы, известное содержание органических отбросов, известный уровень почвенных вод.

Однако немало данных противоречило теории Петтенкофера. Непонятно, почему в отдельные годы эпидемическая вспышка болезни в течение нескольких месяцев охватывает огромные территории, распространяясь на все части света, унося миллионы жертв. В другие годы при всех прочих равных условиях он не появляется или вовсе локализуется в строго ограниченном районе.

Грипп нередко возникает одновременно во многих удалённых местностях сразу. Когда в 1847 году это заболевание поразило Англию, Данию, Бельгию, Францию и Швейцарию, у многих создалось впечатление, что грипп во все странах возник в один и тот же день. С другой стороны, врачами замечено не только стихийное возникновение эпидемий, но и стихийное их прекращение. Так, в отчёте о чумной эпидемии в Ветлянке врач-эпидемиолог Страховский пишет:

«Видимо, в окружающей среде что-то произошло, что внезапно прекратило эпидемию в Астраханской губернии ещё до прибытия противочумной комиссии».

Странные скачки

А. ЧижевскийЕщё 300 лет назад была высказана мысль, которая сохраняет свою силу и теперь, что эпидемия гриппа может возникнуть в любое время при наличии разнообразных метеофакторов. Из подсчётов Гирша видно, что большинство эпидемий начались с декабря по февраль, но этот же автор обращает внимание на то, что многие эпидемии, начавшись зимой, продолжаются затем весной и летом, захватывая, таким образом, и другие времена года.

То же следует сказать о холерных эпидемиях. На протяжении столетий холера как в Германии, так и в России появлялась и усиливалась в самые суровые зимы, когда, казалось, прекращали свое влияние факторы, благоприятствующие заболеванию.

Непонятным для учёных и врачей было превращение болезни в эпидемию и пандемию. Такое происходило в 1918-1919 годах в Австралии, окружённой КАРАНТИННЫМ КОРДОНОМ. Известны случаи так называемых «корабельных эпидемий», возникающих вдруг на корабле, находящемся долгое время в открытом море.

А теперь очень любопытная цитата из замечательной книги Александра Леонидовича Чижевского «Земное эхо солнечных бурь» (Москва, «Мысль», 1976, издание второе):

«…Установлено, что эпидемический поток, двигаясь широкою полосою, иногда щадит некоторые местности, обходя их. Если же в конце концов эпидемия и проникает в эти местности, то развивается в них весьма замедленным темпом. Спрашивается, чем обусловливается это странное явление, имеющее иногда место, несмотря на ОБЩЕНИЕ ЖИТЕЛЕЙ С СОСЕДНИМИ РАЙОНАМИ (выделено мной – А.С.), охваченными сильными формами эпидемии? Особыми свойствами в организмах жителей или же геофизическими факторами, так или иначе препятствующими развитию бактерий именно в данной местности?» (стр. 55).

Вопросы Чижевский поставил нешуточные. Возникают ситуации, когда эпидемия может возникнуть, а может и не возникнуть. Время её возникновения медицине неизвестно, неизвестен и её конец. Эпидемия может остановиться на одном незначительном участке, может распространиться на всю страну, материк, переброситься через океан.

Она может при наличии самых совершенных санитарных условий поглотить немало жертв и при отсутствии какого-либо представления о санитарии протекает вполне благополучно.

Резкие скачки в ходе заболевания и смертности, гигантские колебания численности микроорганизмов и многие другие странности заставляли думать, что эти самые патогенные микробы – ВЗРЫВЧАТЫЙ МАТЕРИАЛ, готовый вспыхнуть от любой искры. И многие наиболее прозорливые врачи приходили к выводу о роли неизвестных КОСМИЧЕСКИХ сил в эпидемических процессах.

По мнению Александра Чижевского, эпидемиологии известны лишь очень немногие постоянные (во времени и пространстве) закономерности, характеризующие ход той или иной эпидемии. Так, можно утверждать, что социальные бедствия вроде войны, голода всегда сопровождаются развитием эпидемий тифа. И на этом наши знания практически заканчиваются, замечает Чижевский.

Целый ряд геофизических факторов учёными принят во внимание при изучении связи между внешними факторами и эпидемическими заболеваниями. Изучая вопрос о влиянии на них давления атмосферы, степени её влажности, термических колебаний, уровня грунтовых вод, удалось лишь в редких случаях отыскать такого рода закономерности, которые постоянно и везде на планете сохраняли свою силу.

В большинстве же случаев имело место следующее: в то время как на водном месте за ПАДЕНИЕМ барометрического давления число заболеваний от той или иной эпидемии увеличивалось, в другом месте такого же рода эффект получался за УВЕЛИЧЕНИЕМ давления. В одном пункте чрезмерная сухость воздуха оказывала такое же влияние, какое в другом – полная его насыщенность водяными парами. Болезнь часто прогрессировала как при низкой, так и при высокой температуре.

Синдром «электрохолеры»

Для человека наиболее опасен момент, следующий непосредственно за внезапным изменением погоды. В дальнейшем организм начинает приспосабливаться к создавшейся геофизической обстановке и включает защитные функции.

По мнению А. Чижевского, причиной такого рода физических потрясений являются не сами по себе метеорологические факторы, а ВЕЛИЧИНА СКАЧКА. Что может дать такой скачок?

Ещё М. Фарадей (1796-1853) защищал мысль о влиянии на холерные заболевания атмосферного электричества, вызывающее образование озона.

Во время эпидемии 1837-1838 гг. многие врачи причиной холеры считали изменения в «электричестве и магнетизме земли и воздуха». К такому выводу в 1848 году пришёл, например, русский врач Гивартовский.

На рубеже ХХ века уже многие русские и зарубежные врачи пришли к выводу, что во время холерных эпидемий заряд атмосферного электричества имел преимущественно отрицательный знак. Основываясь на этом явлении, исследователь Ф. Иноземцев писал:

«Всякий раз с появлением атмосферных гроз мы видели, что число доставляемых в госпитали холерных больных вдруг значительно возрастало, а равно число умерших было более, нежели до появления грозы. ..»

Другой русский исследователь, Н. Соколовский, в 1908 году выступал с докладами о роли метеоявлений, особенно атмосферного электричества, на ход эпидемии холеры. На самом деле причина лежала куда глубже и в прямом смысле слова – дальше. Наконец, у Б. Мура в издании 1886 года содержалась ссылка на СОЛНЕЧНЫЕ ПЯТНА.

Так медицина в союзе с биологией, химией, астрономией, физикой подошла к действительно РЕВОЛЮЦИОННОМУ ШАГУ – новому взгляду на проблему здоровья человека с точки зрения солнечно-земных связей. Неизвестно кем брошенная безобидная вроде бы фраза – «Следы ведут на Солнце» приобрела реальный смысл.

(Окончание следует)

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top