Рыбцех почти не виден

8 августа 2019
0
69

Каспий, крупнейшее в мире озеро-море, продолжает удивлять своим природно-экологическим потенциалом. Испытав во второй половине ХХ века и начале нынешнего сильнейшее отрицательное воздействие хозяйственной деятельности человека, Каспий по величине и составу промысловых объектов продолжает оставаться уникальным водоёмом планеты. Пока это самое продуктивное озеро-море на Земле.
Но вот грянул 2019 год. Катастрофически обмелела Волга (по некоторым данным, из-за маловодья потеряно около 80% нерестилищ), выдыхается Урал… Поступление в море пресной воды стремительно сокращается.

Пресноводный «сушняк»

Все наиболее ценные виды населяющих Каспийское море рыб приспособлены к жизни в солоноватых водах и к размножению в пресной воде. Поэтому оптимальная биологическая продуктивность, уловы рыбы возможны только при значительных поступлениях пресной воды.

На протяжении столетий пресноводный сток в Каспийское море был достаточно велик – более 350 кубических километров в год. Это обеспечивало оптимальный уровень Каспийского моря, равный 24,5-27,5 метра ниже уровня океана.

Начиная с 1930-х годов под влиянием климатических и хозяйственных факторов пресноводный сток в море резко снизился. Вследствие этого уровень Каспия к середине 50-х годов прошлого века упал на 2,5 метра, а рыбопродуктивная площадь уменьшилась более чем на 30 000 квадратных километров.

Плотины гидроэлектростанций преградили путь к нерестилищам осетровым, сельдиевым, белорыбице. Зарегулирование Волги привело к тому, что весенние паводки начинаются теперь поздно, подъём воды происходит быстро, а максимальный горизонт в дельте наступает рано. В то же время объём зимних сбросов возрос более чем вдвое и становится сопоставим с весенним половодьем. Это резко ухудшает условия зимовки рыб.

Было время

Максимальные ежегодные уловы осетровых на Каспии достигали 500 000 центнеров. Но происходило это в XVII столетии. Однако и в дальнейшем на Каспии добывали сотни тысяч центнеров этих драгоценных рыб. Например, в 1935-1936 годах их уловы находились на уровне около 200 000 центнеров. К началу 1960-х годов они упали до 40 000-100 000 центнеров в год.

Казалось, над каспийскими осетровыми нависла смертельная угроза и что они разделят печальную участь многих других видов осетровых, обитавших в водоёмах Северной Америки, Азии и Европы. И тут ввели сначала частичный, а затем полный запрет на специализированный отлов осетровых в море. Вскоре их уловы возросли почти вдвое. Тогда же возникла идея превращения Каспия в осетровое море, то есть создание в нём осетрового хозяйства мирового значения. Но она нуждалась в тщательной научной разработке. Поэтому в 1964 году Минрыбхоз СССР принял решение об организации единственного в мире специализированного Центрального научно-исследовательского института осетрового хозяйства.

Вот что писал по этому поводу в «Правде» от 16 июня 1987 года заслуженный деятель науки РСФСР, доктор биологических наук профессор В. Лукьяненко:

«В сжатые сроки удалось всесторонне и глубоко обосновать ряд мероприятий, включающих коренную перестройку промысла осетровых с введением полного запрета вылова осетровых в море и его регулирование на основных осетровых реках бассейна, значительное повышение эффективности естественного воспроизводства. Увеличены масштабы и эффективность заводского разведения осетровых».

И это вовсе не восхваление автором статьи своих коллег. Напротив: именно союз науки и практики позволил совершить подлинное чудо. Уже к началу 1970-х годов уловы осетровых возросли более чем вдвое и достигли 220 000 центнеров. Однако в середине этого же десятилетия у обрадованных рыбаков совсем отказали тормоза и уловы достигли 270 000 центнеров в год.

Переловили почти всё нерестовое стадо, хотя ихтиологи предостерегали от таких «рекордов». По мнению В. Лукьяненко, только позиция ведущих специалистов страны позволила пресечь варварский подход к рыбным богатствам страны.

Между тем в конце минувшего века безоглядное использование водных ресурсов бассейна Каспия продолжало нарастать. Безвозвратный объём стока достиг 40 кубокилометров в год. Несмотря на прекращение работ по переброске части стока северных и сибирских рек в бассейны Каспийского и Аральского морей, строительство каналов для изъятия волжской воды в больших объёмах продолжалось.

Ещё незадолго до начала этих работ для обоснования переброски северных рек мелиораторы ссылались на данные о катастрофическом снижении уровня Каспийского моря и необходимости предотвратить этот процесс. Теперь для обоснования дорогостоящего водохозяйственного строительства и, прежде всего, межбассейновых каналов, стали ссылаться на повышение уровня моря.

В. Лукьяненко и другие учёные били в колокола: да, уровень Каспия с 1977 года начал подниматься и достиг отметки минус 27,9 метра. Но это ниже нормального уровня моря за многие столетия! Безвозвратное потребление речного стока достигло максимума.

Либо его дальнейший рост будет остановлен, и тогда биопродуктивность и рыбопродуктивность бассейна можно стабилизировать на современном уровне и даже увеличить их, либо Каспийское море как уникальная экосистема перестанет существовать. Лукьяненко выступил против «комплексного» использования водных ресурсов внутренних водоёмов. По его мнению, она привела к «трансформации экосистем практически всех рек, озёр и южных морей, а вместе с этим к повсеместному снижению численности и уловов ценных видов рыб». И далее: «Рациональное использование водных ресурсов страны всё ещё является целью, но не достижением».

Под техногенным прессом

А сегодня разве не так? Как и прежде, экологические последствия строительства каналов плохо просчитываются.

Представим себе, что выше водозабора находятся нерестилища осетровых. Специальные исследования показали, что почти вся молодь естественного происхождения будет мигрировать через зону действия водозаборного сооружения. Личинки осетровых будут захватываться током насосных станций канала и все станут погибать. Ихтиологи предлагают переносить в таком случае водозаборы в другие места, либо вообще ничего не строить.

В условиях зарегулирования Волги огромное значение для каспийского рыбного хозяйства приобрели весенние рыбохозяйственные водосбросы в объёме 120-100 кубокилометров, без которых НЕВОЗМОЖНО ЕСТЕСТВЕННОЕ ВОСПРОИЗВОДСТВО ОСЕТРОВЫХ И ДРУГИХ ЦЕННЫХ ПОРОД РЫБ. Они обоснованы, утверждены ещё в советское время. Но сегодня другие времена и выходит, другие экологические стандарты.

Такие сбросы происходят далеко не всегда, а уж когда Волга мелеет, тем более. Сколько сбросили в этом году? Какой-то мизер, ведь и на Волге половодья практически не было. А сейчас стали известны и другие факты.

Оказывается, в относительно благополучный период, с 1957 по 1987 годы, благоприятный для рыбного хозяйства попуск обеспечили всего ВОСЕМЬ раз, а в остальные годы он стал значительно ниже требуемого объёма. В результате суммарный экономический ущерб, нанесённый только осетровому хозяйству Волго-Каспия, составил более МИЛЛИАРДА рублей. Не обесцененных «ельцинских», а полновесных советских. Практически такие же потери понесли и уловы полупроходных и речных рыб.

Учёные пришли к выводу, что какие-то потери при комплексном использовании водных ресурсов неизбежны. Но важно, чтобы и потери эти стали комплексными, то есть более или менее распределёнными между всеми водопользователями, а не ложились тяжким бременем на плечи одной отрасли.

Показателен в этом плане опыт перевода Министерством энергетики СССР Волжской ГЭС на базовый режим. Потери электроэнергии при этом составили малую долю, зато выигрыш в обеспечении нормальных условий естественного воспроизводства осетровых чрезвычайно велик.

После этого учёные сделали вывод: настала пора осознать, что наряду с «комплексным» использованием природных ресурсов различных бассейнов страны неизбежен и оправдан принцип специализированного использования внутреннего водоёма ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО или в ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ в рыбохозяйственных целях. Таким водоёмом может стать Каспий – главный рыбцех страны. Мол, начавшиеся в результате «комплексного» использования водных ресурсов этого водоёма негативные экологические изменения ещё не зашли здесь так далеко, как в Аральском и Азовском морях. Здесь можно сохранить и развить осетровое хозяйство мирового значения и довести в недалёком будущем уловы осетровых до 500 000 центнеров.

Но разве нефтедобытчиков остановишь? Процесс хозяйственного освоения Каспия давно уже запустили, и «выводы учёных» стали гласом вопиющего в пустыне. Сегодня кто только не стремится разделать каспийский нефтяной пирог. И западные компании, и Китай… Давно уже действует нефтепровод Кульсары-Алашонькоу. Конечно, случаются аварии, утечки нефти, в том числе в результате нагонных ветров, разрушающих защитные дамбы береговых нефтепромыслов. На Каспии продолжают в массовых масштабах гибнуть тюлени и птицы.

В столь сложных условиях пора прекратить наращивать нефтедобычу. Хотя бы. Однако этим и не пахнет. Кругом сообщают о разведке новых пластов, месторождений, планах их разработки. Техногенная нагрузка на Каспийское море возрастает. Какой же это рыбцех? Это нефтецех! Каспий, его проблемы, сейчас «забалтывают» бесконечными совещаниями, признаниями в любви, заверениями всё исправить так же, как и Урал. Но ведь время уходит, и скоро с «уникальным рыбопромысловым водоёмом» планеты может быть покончено.

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top