Российский тибет

1 октября 2015
1
1439

(Продолжение. Начало в №35-38)

С этого причала и началось наше знакомство с жемчужиной Сибири

Как-то космонавта Геннадия Падалку, рекордсмена по пребыванию в космическом пространстве, спросили, какие он знает самые красивые места, и он назвал два таких места в России: озеро Байкал и Горный Алтай. Когда я прочитал заметку об этом в центральной российской газете, то уже имел на руках путевку на одну из турбаз в живописной гористой местности Алтая. Однако нынешним летом я свой отпуск мог бы провести в каком-нибудь другом регионе России или где-нибудь еще в ближнем зарубежье, например, в Абхазии, если бы не… Телецкое озеро. Много слышал о нем, много читал, и у меня давно уже глубоко в сердце засела мысль: побывать когда-нибудь на этом далеком, окутанном ореолом некой таинственности, озере.

Считается, что свое название водоем, находящийся на территории Горного Алтая, получил от первых появившихся здесь несколько веков назад русских путешественников. В те времена в его окрестностях обитали телесы, племена тюркского происхождения. Отсюда и название озера – Телецкое. А вот местное население исстари почтительно именовало его Алтын-Коль, что означало Золотое озеро. Это одно из самых глубоких озер России. Другая его особенность заключается в том, что в него впадают примерно семьдесят рек и речек и множество ручьев, а вытекает одна лишь Бия, несущая свои чистые и холодные воды в могучую Обь.

…Как всегда перед дальней поездкой, мы в тот июльский день позавтракали пораньше, до девяти утра, и, выбравшись из лагеря на Чуйский тракт, еще не очень оживленный в этот ранний час, взяли курс куда-то на северо-восток Республики Алтай. Селения, которые проносились за окном автобуса, казалось, жили своей жизнью и им не было никакого дела до нас, туристов, шумных, вечно куда-то спешащих, жадных до всего нового, необычного. Однако это было не так. Если повнимательнее присмотреться, то на стенах домов и заборах можно было заметить объявления о предложении съемного жилья приезжим – с различным набором коммунальных удобств или с оными просто во дворе. Нередко в стороне от поселков где-нибудь в глубине придорожных тенистых рощ прятались строения туристических комплексов и домов отдыха. По берегам горных рек и озер пестрели палатки и трейлеры на колесах любителей неорганизованного отдыха, «дикарей».

Население республики, занимающей территорию в девяносто с лишним тысяч квадратных километров, составляет чуть более двухсот тысяч жителей, а отдыхающих сюда ежегодно приезжает в разы больше.

Преодолев несколько сотен километров утомительного пути, мы остановились у какого-то неприметного населенного пункта. Когда нас всех попросили покинуть салон автобуса, взяв с собой лишь самое необходимое для дальнейшего путешествия, стало понятно – мы уже в конечном пункте нашего пути по суше. И в самом деле, напротив домов поселка, совсем рядом, простиралась серебристая гладь озера с низким покатым берегом в том месте, где мы остановились. У небольшого причала на мелкой волне покачивались несколько катеров, предназначенных для перевозки пассажиров. Для того, чтобы ничто не мешало обзору, и стены и потолок у этих легких суденышек были прозрачные, то ли из стекла, то ли из пластика. Телецкое никак не поражало своим видом. Неширокое, похожее скорее на реку, чем на озеро. Да и рекой то, что открывалось нашему взору, нельзя было назвать. Здесь, у причала, озеро заканчивалось, и лишь убегающее куда-то влево за прибрежные скалы зеркало воды как бы говорило: мы пока лишь только прикоснулись к природной жемчужине Сибири, посмотреть на которую нередко приезжают издалека за тысячи и тысячи километров.

Облачившись в оранжевые спасательные жилеты и разместившись по двум катерам, мы уже вскоре мчались по воде, то и дело обгоняя друг друга. Скорость довольно большая, километров шестьдесят в час, и фотографировать приходится со всеми предосторожностями, ветер так и норовит вырвать фотоаппарат из рук. Горы вплотную подходят к озеру по обе его стороны, то и дело обрываясь вертикально в воду. Обращаю внимание, что вода в озере почти черная. Как-то это трудно вяжется с его славой одного из самых чистых и крупнейших природных резервуаров воды в стране.

– От большой глубины это, – с какой-то убежденностью в голосе и даже не без некоторой гордости произнес пожилой худощавый человек, управлявший катером. – Средняя глубина озера составляет 175 метров, а местами она превышает 320 метров. Но и это, скорее всего, не предел, – улыбаясь, сказал он громче, чтобы, видимо, слышали и мои спутники. – К нам как-то приезжали на отдых космонавты, так они заявили, что в Телецком есть якобы такие места, из космоса определенные, где глубина более четырехсот метров!

Но мне представляется, что цвет озерной воды зависит от освещенности и берегов. Берега тут очень высокие и темные из-за обширных лесов, острыми вершинами устремлявшимися к самим облакам.

В Телецком обитают хариус, таймень, щука, сиг, бычки.

– Самое опасное место водоема, – объявил далее водитель. – Драконовы ворота! Названо так, скорее всего, по горе, она перед вами: огромный дракон, как бы пьющий воду из озера. В разные времена тут утонуло много людей. Причина – в ветрах, дующих с особой силой именно в этом месте.

Еще несколько минут езды и перед нами возник остров любви. По форме похож на сердце. По легендам, когда-то у алтайцев был обычай – привозить сюда на ночь молодых. Если они за это время не рассорятся, не разбегутся в разные концы острова, то только тогда их женили.

– Нынче «сердечко» облюбовали лишь кедры, сосны, березки. Очень красив цветущий здесь багульник…

Но мне по-настоящему стало страшновато, когда, оставив далеко позади Драконовы ворота, наши голубоватые юркие катера, сбавив скорость, достаточно близко подошли к скалистому берегу, к тому месту, где низвергался сверху небольшой водопадик. Над нами отвесно возвышался огромный скалистый массив, весь в глубоких и мелких трещинах. Сорвись один какой-нибудь «камушек» – и нетрудно представить все последствия этого… Уже позже я узнал, что здешние скалы действительно небезопасны. За день они сильно нагреваются, а ночью, когда температура понижается, они начинают «стрелять» камнями.

Преодолев расстояние в восемьдесят километров, катера выбрасывают нас на берег с лежащими тут и там крупными валунами, уже давно облюбованный туристами. В этом районе озеро имеет наибольшую глубину, но все же главная здешняя изюминка – водопад Корбу, он расположен неподалеку, на территории богатого флорой и фауной Алтайского государственного природного заповедника. Корбу – мощный, величественный водопад, его отчетливо слышишь, когда еще только приближаешься к нему. Однако наибольшее впечатление он производит все же не отдельно, не сам по себе, а как составная, неразрывная часть всего того, что мы увидели этим замечательнейшим июльским днем.

На обратном пути сделали короткую остановку на левом берегу озера у места падения в древности, несколько тысячелетий назад, крупного метеорита. Образовавшаяся огромная воронка заполнена водой. Редкие чахлые деревья растут по окружности. Но есть и другая, более прозаическая версия произошедшего здесь когда-то в прошлом – с ближайшего горного склона сошел оползень.

На родную турбазу мы прибыли уже затемно. Чем ближе к ней подъезжали, тем все больше разрывались телефоны в руках у нашего гида и водителя автобуса. Судя по их ответам, кого-то очень интересовало, где мы находимся в данный момент. И мы еще не остановились, как что-то с шумом метнулось прямо под колеса автобуса, завертелось, заголосило. В разных местах вспыхнули огни. Какая-то чертовщина творилась вокруг нас, под моросящим мелким дождем, в бешеной пляске вместо лиц мелькали маски… Потом под общий смех вперед выступил человек с подносом в руках, на котором поблескивало несколько рюмок. Оказывается, так шумно, с водкой, встречали не нас, а группу пожилых женщин, которые вернулись из нелегкого семидневного пешего похода по окрестностям Телецкого озера. А мы-то думали, что за странные бабушки сели там в наш автобус!

(Продолжение следует)

Фото автора
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top