Российский тибет

17 сентября 2015
1
1406

(Продолжение. Начало в №35-37)

Какие пожелания, помимо того, чтобы хорошо отдохнуть и насладиться прекрасной природой, чаще всего высказываются человеку, который решил побывать на Алтае? Обязательно попробовать местного меда, а еще лучше – привезти его с собой. И это будет, пожалуй, наилучшим подарком для родных и близких. Слава об алтайском меде давно перешагнула границы региона. Сама природа позаботилась об этом уникальном продукте. Благодатный климат, множество трав и других растений, в том числе медоносных, наконец удивительное трудолюбие и мастерство здешних пчеловодов – вот составляющие его уникальности, его большой пользы и целебной силы. Порой мед этот сравнивают со швейцарскими часами: высоко котируется, но и часто подделывается. И в результате на рынок страны столько «выбрасывается» так называемого алтайского меда, что его просто физически не может произвести этот регион на юге Сибири.

Такой настоятельный совет – не пожалеть энной суммы денег на сладкий гостинец с Алтая – был дан и мне еще накануне отъезда на отдых.

Когда только лишь появляешься в пределах Алтайского края или Республики Алтай, то сразу понимаешь, что ты оказался там, где пчеловодство имеет широкое распространение. Взгляд то и дело натыкается на торговцев медом, стоящих по обочинам дорог. В те знойные июльские дни, что пришлись на мой отпуск, много реализовывалось повсюду еще и овощей, фруктов, всякой зелени, но лотки, откуда исходил манящий медовый запах, были видны издалека – пирамиды банок с янтарным, темно-коричневым и почти белым содержимым порой скрывали самих продавцов.

На них мы иной раз натыкались в самых неожиданных местах. Например, на горе Пикет, высоко возвышавшейся над Сростками, селом, в котором вырос В.М. Шукшин. Будний день. Почти безлюдно. Лишь иногда кто-нибудь медленно поднимался к бронзовому Шукшину, который в сидячей позе задумчиво смотрел в сторону дорогих ему Сростков. Но тем не менее на полпути к памятнику мы встретили женщину средних лет со столиком-прилавком. Ей мало помогал зонтик, которым она укрывалась от палящего полуденного солнца. И все-таки она терпеливо стояла, словно была уверена, что мало кто откажется от того, чтобы не купить медку на малой родине самого знаменитого выходца с Алтая.

Однако мы не очень спешили приобрести то, что, казалось бы, само просилось в руки, старались даже вообще поменьше обращать внимание на призывные реплики, несшиеся с разных сторон. Местные жители нас не раз предостерегали от таких сомнительных приобретений в людных местах. И поэтому, когда подоспело время посещения одной местной пасеки, соответствующий пункт даже содержался в программе нашего пребывания в РА, мы туда дружно отправились: и экскурсия обещала быть познавательной, и предоставлялся шанс наконец-то без всяких посредников стать обладателем ценного натурального продукта.

Пасека находилась километрах в пятнадцати от селения Манжерок, в стороне от оживленных трасс, в окружении невысоких, покрытых изумрудной зеленью гор. Из небольшого строения, стоявшего справа возле ворот, выскочила шустрая девушка и, поприветствовав нас как старых друзей, пригласила пройти внутрь. Там все стены пестрели крупными и размашистыми надписями, которые, вероятно, были сделаны теми туристами, кто здесь побывал до нас. Но обращала на себя внимание самая крупная, броская надпись, похожая на транспарант: «Медом в ухо!»

– Что это такое? – с некоторым смущением поинтересовался кто-то из моих спутников. – Может быть, не надо вот так… в ухо-то?

– Об этом вы узнаете только после экскурсии по нашей пасеке, – рассмеялся мужчина, стоявший за деревянной стойкой и, подмигнув той, что встречала нас в воротах, добавил: Притом – без всяких слов, без всяких пояснений! Мы вас кое-чем таким угостим, что все на свете забудете…

После такого довольно ободряющего начала нам всем выдали по маске и велели тут же, в помещении, надеть их на голову. Маски были большими, не очень удобно держались на голове, и мы теперь походили не столько на туристов, сколько на пчеловодов, собравшихся на семинар по обмену опытом. И в самом деле такое впечатление складывалось, достаточно было подойти поближе и послушать уже знакомую нам девушку по имени Галя.

Вот она, подведя нас к какому-то странному улью с полупрозрачными стенами, стоявшему на отшибе, поясняет:

– Тут у нас дикие пчелы, и улей называется смотровым. Мы внимательно наблюдаем за образом жизни и повадками дикарей. У этих пчел все как в обычной природе, мед мы у них никогда не берем, рой живет без какого-либо вмешательства со стороны людей. В Республике Алтай их сородичей вы можете встретить где угодно – в дуплах деревьев, в пещерах, ущельях…

Кратковременная остановка в другом месте. Незамысловатое сооружение, возле которого мы столпились, оказалось так называемой «Солнечной воскотопкой». Это своего рода изюминка пасеки, всегда вызывающая живой интерес у посетителей, особенно у женщин. Как только над горами поднимается дневное светило, сюда складывают старые соты. Под действием солнечных лучей воск начинает постепенно плавиться, и затем из него делаются церковные свечи, он идет также на изготовление различных косметических кремов. Судя по тому, что Галина несколько раз произнесла «Мы делаем», можно было заключить, что соответствующее производство находится где-то в районе этой площадки с многочисленными желто-синими ульями.

Дальше нас ждало то, что можно было бы назвать сном, да ещё в тесной компании с беспокойными крылатыми тружениками. Для этого заходим в легкое кругловатое строение, которое хозяева называли аилом. Аил – старинное жилище алтайцев, похожее по форме на юрту, только с многогранными стенами. Проезжая через селения в здешних краях, мы часто видели во дворах, рядом с домом, эти скромные несколько конусообразной формы сооружения – дань традициям предков. В нашем же аиле были только одни ящики, плотно стоявшие вдоль стен. Мы прямо на них и уселись. Однако, судя по пчелиному гулу, который непрерывно шел откуда-то снизу, это были, скорее, не ящики, а ульи.

– Сон на пчелах – так называется данная лечебная процедура, – продолжала свои беглые пояснения девушка-гид. – Он благотворно действует на нервы, на сердечно-сосудистую систему, кровообращение. Тут целебен и сам воздух, которым вы сейчас дышите, и этот гул, который вы слышите… Вы потом можете самостоятельно посещать нас и совершенно бесплатно проходить сеансы оздоровительной терапии.

Но тогда нам, увы, так и не довелось поспать под «колыбельную» пчел, ознакомительная экскурсия подходила к концу, и минут через пятнадцать мы уже покинули аил.

Надпись «Медом в ухо!», которая бросилась в глаза в помещении у ворот, оказалась своеобразной рекламой медовухи – старинного русского напитка. Хозяева щедро угостили нас ею, не скупясь на добавки. Поднялось настроение, люди шутили и смеялись.

Когда мы уже садились в автобус, я обратил внимание на то, что у всех моих спутников в руках было хотя бы по одной-две баночки горного душистого меда, приобретенного по вполне приемлемым ценам, вдали от назойливых и шумных уличных торговцев.

(Продолжение следует)

Фото автора
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top