Проводы Пушкина

7 октября 2021
0
886

Только у нас отмечают этот праздник, связанный с именем Пушкина – конец сентября (начало октября по старому стилю). Дни, которые поэт провел в Уральске. Только для уральских почитателей Пушкина это праздник. Почти личный. Его редко отмечают публично, и все меньше остается таких страстных его поклонников, гордых причастностью своего города к имени и творчеству великого поэта. А, может, их и вовсе не осталось, как это ни печально.

«У меня есть свой литературный праздник – проводы Пушкина. Я отмечаю его либо в одиночестве, либо с кем-то из близких друзей 3-5 октября, в дни пребывания великого поэта в нашем городе и отъезда его из Уральска. Так вот несколько лет подряд я отмечал свой праздник с Лукьяновым, – писал журналист Борис Пышкин в очерке «Лукьяныч».

Лукьянычем в областной газете звали Георгия Андреевича Лукьянова – журналиста, охотника, рыболова, грибника и страстного любителя природы. А еще выпускник московского рабфака Лукьяныч почти наизусть знал чуть ли не всю русскую литературу. В «свой» литературный праздник вдвоем с Пышкиным они уходили куда-нибудь в Ханскую рощу и там наперебой читали друг другу стихи Пушкина и воображали, будто это вот именно в эту осень Пушкин приезжал в Уральск, и что бродит он где-то неподалеку… Думаю, что опьяненным осенью, стихами и еще кое-чем (как же без этого?) им нетрудно было представить это.

«Предавались воспоминаниям о Пушкине, как будто при нас он приезжал в край Пугачевских легенд. Наперебой читали его стихи и о нем, «Онегина», «Годунова» и, что меня удивило, Лукьянов читал письма поэта к жене».

И еще с одним человеком делил Б.Б. свой праздник – с Петром Михайловичем Крестьяниновым, которого Пышкин называет своим Учителем и другом. В пединституте он читал зарубежную литературу и блестяще декламировал перед студентами стихи. «Приходилось поражаться, как он удерживал в своей памяти столько поэзии: Бернс, Шекспир, Гейне. А уж русскую он всю знал наизусть», – пишет Пышкин.

«Провожать Пушкина» отправились в Ханскую рощу – туда, где Пушкина угощали икрой, «при мне же приготовленной». Однажды эти проводы обернулись курьезом. В общем, закуску взяли простую, но сытную, а вот водки всего одну бутылку, которая под стихи быстро закончилась.

– Не все потеряно, – оправдывался Пышкин. – За Уралом, в Учужном затоне есть магазин.

Лодочник их на другой берег переправил, но магазин оказался закрыт.

По-деревенски просто бумажка на дверях сообщала, что продавец болен. Так же просто местные им объяснили, что продавщицу увезли в город с аппендицитом. Друзья совсем приуныли, как тут какой-то пацан сообщил, что женщину уже привезли домой. Он же и показал им, где она живет – в том же бараке, где и магазин. Хозяйка лежала в постели. Она сразу догадалась, зачем явились эти двое. Водки дома у нее не оказалось. «Дать ключик от магазина кому-нибудь из родственников» она отказалась – никого нет дома. «Обойдетесь», – отрезала женщина. Дальнейшему диалогу с продавщицей мог бы, наверное, позавидовать сам Остап Бендер.

– Невозможно обойтись, случай такой… – таинственно произнес Пышкин.

– Что у вас за случай? – заинтересовалась продавщица.

– Пушкин в эти дни в Уральск приезжал…

– Ну и что?

– А вы посмотрите на этого человека, – показал Пышкин на чернявого и кучерявого Крестьянинова. – Вы же видите сходство этого человека с Александром Сергеевичем? Это его потомок.

Сходство продавщица отметила. И спросила: «А фамилия – Пушкин»?

– Ну, нет, он же по женской линии, – выкручивался Пышкин, как мог. – Ну, понимаете, он уральский потомок… Внебрачный.

– Ой, не смешите меня, у меня сейчас шов разойдется, – хохотала женщина.

Кончилось тем, что друзья буквально на руках донесли ее до магазина, получили заветную бутылку и сдачу с червонца мелочью килограмма на два. Но зато достойно «проводили» Пушкина в обратный путь из Уральска.

Вот такую личную историю проводов Пушкина рассказал Борис Борисович. Я слышала ее от него в его неповторимом устном рассказе – писать о том, как доставали водку, было нельзя.. Это позже, уже в 90-е Пышкин рассказал эту историю в очерке, опубликованном в газете «Надежда». Очерк вошел в сборник «Уральская летопись Бориса Пышкина», вышедший в этом году и составленный краеведом Александром Комаровым.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top