Профессия – помогать

26 октября 2017
0
127

Эта профессия, наверное, единственная, в которой такая моральная категория, как равнодушие, равнозначно профнепригодности. Для старых, одиноких и беспомощных людей эти женщины зачастую единственная опора, поддержка, а порой и связь с внешним миром. Практически все социальные работники территориального центра обслуживания пенсионеров и инвалидов отдела занятости и социальных программ – женщины. И хотя порой для этой работы необходимы мужская сила и выносливость, все-таки главные необходимые качества – это женское милосердие и терпение.
Они делают свою работу незаметно, и в обществе мало знают о тех, для кого помощь нуждающимся стала профессией и призванием.
Что делают они на своем невидимом фронте?

– В обязанности социального работника входит еженедельная и генеральная уборка у опекаемого, покупка продуктов, лекарств, оплата коммунальных услуг, – рассказывает заведующая отделением соцработников Надежда Ивановна Нурина. – Кроме этого социальный работник должен, в случае необходимости, ходить вместе с опекаемым в поликлинику, помогать в сборе документов, например, в получении удостоверения или оформлении жилищного пособия, помогает в решении каких-либо бытовых вопросов, например, когда нужен слесарь или плотник. Соцработник ведет учёт всех поручений и сдает отчет, сообщает в центр социального обслуживания обо всех изменениях в жизни подопечного. Заботятся они и о том, чтобы старые люди не оставались одинокими в своих четырех стенах: водят их на концерты, в театр, филармонию, а то и в ресторан, поздравляют с праздниками, с днем рождения, Днем пожилого человека.

На сегодняшний день соцработники восьми отделений обслуживают более 740 одиноких и престарелых людей. Есть еще одно отделение – соцпомощи психохроникам.

– Это только в городе, а соцработники есть в каждом районе и в каждом поселке, – подчеркивает Надежда Ивановна. – На каждого соцработника приходится по восемь-десять опекаемых.

По словам заведующей отделением, редко кто из старых людей сам обращается за помощью, а многие и не знают, что такая служба существует. Своих подопечных они большей частью находят через поликлиники, разыскивают и сами соцработники – через соседей, знакомых.

– Сара Шакенова, моя первая помощница, сама меня нашла, – подтверждает это 82-летняя Умит Кульбаевна Утигенова (фамилия по ее просьбе изменена). – Я отказывалась, говорю: «Будете у меня убираться, полы мыть, а я тогда заленюсь, ничего делать не буду». Пугала их: «У меня характер плохой». Они уговаривали, и я согласилась, при условии, что они сами все оформят. Сказала, что никуда ходить, ничего доказывать, никакие бумаги собирать и никакие анализы сдавать не буду. Если сделаете все сами – так уж и быть: приходите – ухаживайте, – учительница-пенсионерка говорит это с долей иронии к самой себе. – А теперь и не знаю, что бы без них делала, ведь я – одинокий человек. Может, сидела бы сейчас возле мечети, если бы государство о нас не заботилось.

Умит Кульбаевна нахваливает своих помощниц: и чистоплотные, и аккуратные, и исполнительные, и пунктуальные, и заботливые.

– Даже в выходные, праздники звонят, интересуются, как дела, как самочувствие, – говорит она.

Умит Кульбаевна и сама интересуется их жизнью, их семьями и по-матерински жалеет женщин: столько им приходится ходить пешком, таскать тяжестей, а порой и терпеть капризы от них, опекаемых.

– Старые люди часто бывают капризными и предъявляют необоснованные претензии, – говорит она. – А дома у этих женщин – семья, тоже надо и прибраться, и сготовить, и мужу угодить, и детям внимание уделить.

Умит Кульбаевна и сама человек неравнодушный. Узнав, что у ее помощницы есть опекаемая намного старше нее, ходила вместе с ней навестить старушку, которой недавно исполнилось 102(!) года.

– Столетний юбилей ей два года назад достойно отметили, – рассказывает Умит Кульбаевна. – Из акимата приходили, поздравили.

С Сарой Гаталовной мы идем к другой ее опекаемой – 84-летней Светлане Федоровне Кондратьевой. По дороге она рассказывает, что эта ее подопечная – женщина образованная, интеллигентная, много читает.

Тяжело опираясь на трость, Светлана Федоровна встречает нас в заросшем цветами дворе.

– Ребята-волонтеры приходят, помогают во дворе убраться: зимой снег чистили, сейчас заросли вишни вырубили. Предлагали еще подмести, а зачем? Все равно листья с деревьев будут еще долго падать, – рассказывает она.

Позже Надежда Ивановна Нурина объяснит, что волонтеры – это студенты из разных учебных заведений, члены молодежной организации «Жас Улан». «Они приходят, берут у нас адреса наших опекаемых и помогают им».

– Денег не берут? – спрашиваю Светлану Федоровну.

– Что вы! – говорит она. – Еще обижаются, если им предлагают.

Светлана Федоровна в свое время окончила алматинский сельскохозяйственный институт, работала в Уральском техникуме механизации сельского хозяйства, потом преподавала в сельхозинституте. Единственная ее дочь живет в Самаре. Светлана Федоровна до тех пор, пока не стали болеть ноги, обслуживала себя сама.

– А потом тяжело стало, – говорит она. – Теперь без Сары не могу.

Светлана Федоровна отмечает, что руководство социальной службы с большим вниманием относится к подбору кадров, контролирует работу своих сотрудников и интересуется проблемами подопечных.

– Надежда Ивановна сама приходит, спрашивает, нет ли каких жалоб, какая нужна помощь, – говорит она.

По ее словам, женщины из соцслужбы добросовестно относятся к своим обязанностям.

– Но старые люди иногда бывают капризными, и если соцработник слабохарактерная, из нее веревки будут вить. Вот их и перекидывают к таким то одну, то другую: кто на новенького? – говорит ветеран педагогического труда. – Поэтому не все выдерживают на этой работе.

Но добросовестное исполнение своих обязанностей, соблюдение всех инструкций и предписаний – это еще не все. Без умения сопереживать, сочувствовать надолго в этой профессии не задерживаются. Поэтому при приеме на работу женщины проходят тестирование.

От Амины Абайкызы я узнала, что когда она год назад поступала на эту работу, был немалый конкурс, экзамены. Говорит, что работа ей очень нравится. Маленькая и худенькая, она похожа на девочку-подростка, но у Амины семья, двое детей, живут они в районе Меловых горок, и в обеденный перерыв она успевает отвести дочку в школу.

Мы идем с ней от одной ее опекаемой с улицы Савичева на улицу Пугачева – к 93-летней Софье Яковлевне Аверьяновой. Мое предложение доехать на автобусе она отвергает: на такие расстояния они на автобусе не ездят, иначе четырех тысяч, которые им дают на проезд, на месяц не хватит.

– Сейчас я газеты Софье Яковлевне куплю, – говорит она и, прервав разговор, убегает к газетному киоску. – Ей хоть и 93 года, но она все газеты читает, телевизор смотрит, – возвращается Амина к разговору. Рассказывает, что однажды была у нее обида на старушку – когда она, придя из аптеки, оставила ей зимой лекарства на холодной веранде, а они испортились. – Сама мне дверь не открыла, сказала положи там, а потом ругалась, – говорит Амина. – Я хотела на свои деньги ей другие лекарства купить, но она потом извинялась, говорила, что была не права. Она снова прерывает разговор:

– За хлебом надо зайти. Софья Яковлевна только серый, «купеческий» употребляет.

Амина ведет меня короткой дорогой через дворы, и мы действительно быстро приходим к старому дому с мезонином, притаившемуся неподалеку от здания УВД. Софья Яковлевна, улыбаясь, встречает нас на пороге, каким-то чудом спустившись с узкой, крутой лестницы с прогнившими деревянными ступенями и намеком на поручни. Дом на двух хозяев, где живет старая женщина, признали аварийным, обещают переселить, но все откладывают. За домом большой, заросший травой двор.

– А земля-то здесь – золотая… – не удержалась я. – И почему вас не переселят?

Софья Яковлевна понимает это по-своему:

– Раньше огород сажала, вот такие помидоры поспевали, – показывает она, какие крупные были помидоры. – Когда сосед Булат здесь жил, у нас порядок во дворе был, а теперь квартиранты живут, ничего не делают, – как бы оправдывается она за беспорядок во дворе.

Дома у Софьи Яковлевны чисто и по-стариковски уютно. На стене фотографии – двоюродные внуки, своих детей у нее нет. Живет Софья Яковлевна в этом доме больше 90 лет. Рассказывает, какой вид был из окна: Урал – не то, что сейчас, воду было видно.

В доме тепло, газ помогли провести несколько лет назад, а воду Амине приходится таскать. И помои выносить по этой крутой лестнице, ведь даже спуститься в туалет, который во дворе, престарелой женщине не всегда по силам.

– Еще колонку убрали, которая за УВД была, – говорит Амина. – Теперь приходится на Ескалиева, через проспект за водой ходить.

Трудно даже представить, как она поднимается по этим крутым ступеням с двумя ведрами воды.

– Амина в отпуск уходит, не знаю, что без нее буду делать, – говорит Софья Яковлевна.

Провести воду в этот дом, по словам Амины, отказываются по причине его ветхости. «И не только его», – подумала я.

Было видно, что Софье Яковлевне хочется подольше удержать нас, но Амина, которая заранее успела у нее убраться, торопится: в этот день ей нужно посетить двух человек. А всего их у нее девять. И все ее ждут.

У соцработников есть такой термин – профессиональное выгорание. Потому что они постоянно «работают» со старостью, болезнями, инвалидностью. И руководство отделением социальной помощи старается время от времени устроить соцработникам отдых: они участвуют в конкурсах, ходят в театры и на концерты.

Умит Кульбаевна, как педагог, видит в работе службы социальной помощи уважение к истории, ведь в традициях казахского народа уважение к старшим всегда стояло на первом месте.

– Каждый человек может попасть в такую ситуацию, когда останется одиноким и беспомощным, – говорит она, – а выгребать чужую грязь не каждый способен.

Софья Яковлевна Аверьянова, несмотря на уговоры не спускаться по опасной лестнице, вышла нас проводить. Теперь она будет ждать следующего визита Амины. Своих «девочек» они считают почти родными.

Фото автора
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top