Право на жизнь

6 августа 2015
0
1895

Прошли те времена, когда книги были дефицитом, когда за ними выстраивались очереди, когда собрание сочинений Чехова или Достоевского можно было заполучить только по подписке. Сейчас любую, роскошно изданную, можно купить в книжном магазине, только желающих становится все меньше.

Падение спроса на книжную продукцию отмечают продавцы магазинов, снижение количества читателей – библиотекари, интереса к книгам – учителя и родители.

Советский Союз гордился званием «самой читающей страны мира». Студентами мы могли потратить полстипендии на альбом с репродукциями Рембранта или Глазунова. Не знать литературную классику, книжные новинки было стыдно. Это знание было своеобразным паролем, кодом для знакомства, общения: свой-чужой.

Помню свое знакомство с поэтом Валентином Бузуновым. Мы тогда учились на первом курсе пединститута и решили посмотреть на его знаменитый лагерь «Упырь», который он каждое лето устраивал на другом берегу Урала, в районе Козинских дач. Жил он там все лето, и периодически там собиралась уральская богема – начинающие поэты, писатели, диссиденты, студенты и просто вольнодумцы. В тот день поэт был не в духе и встретил нас нелюбезно – залез в палатку, и не только читать стихи, но даже разговаривать с нами не пожелал. Мы пошли купаться, а когда вылезли из воды, Валентин сидел возле палатки.

– Вы похожи на Диогена, который вылез из своей бочки! – вырвалось у меня. – Вы, наверное, ходите днем с этим фонарём и ищите человека, – показала я на висящий на дереве фонарь «летучая мышь». Валентин улыбнулся и сказал:

– Отойди и не загораживай мне солнца!

Солнце при этом било мне в глаза. Но мы друг друга поняли. Древнегреческий философ Диоген жил в бочке, днем с фонарем «искал человека», а когда Александр Македонский хотел осчастливить философа достойной и богатой жизнью, сказал ему эту фразу: «Уйди и не загораживай мне солнца». Этого диалога было достаточно, чтобы лед был сломан: я оказалась «своей». Валентин царственным жестом показал мне на место «по правую руку» и взял гитару, стал петь песни на свои стихи.

Валентин Бузунов не имел высшего образования. Летом он жил на Урале, писал стихи, читал книги, а зимой работал в студенческом общежитии кочегаром. И тоже читал. Когда мы по «зарубежке» не успевали прочитать все произведения, которые задавались нам, филологам, по программе, мы спускались к Валентину в кочегарку. И он рассказывал нам содержание романов Драйзера, Доде, дю Гара и других.

В то время сомнений не было: каждый человек должен читать, потому что «Книга – источник знаний». Сегодня общество разделилось: старшее поколение не мыслит себе жизни без книги, молодежь считает, что гораздо проще и быстрее получать знания или сведения из Интернета и часто удивляются: зачем тратиться на книги, если все можно найти в электронной библиотеке?

Фундаментальная электронная библиотека (ФЭБ) появилась в Интернете в 2002 году. Но пользователей у нее не так и много, всего около 20 тысяч человек. К примеру, ежедневная посещаемость Библиотеки конгресса США – около 5 миллионов человек. В Казахстане есть электронный журнал «Аполлинарий», но зачастую там публикуются лишь анонсы текстов. При этом 40 процентов пользователей – из стран дальнего зарубежья, 35 – из России и стран СНГ, и только 11 процентов – казахстанцев.

– Есть около двух десятков авторских литературных сайтов, на которых их создатели представляют свои произведения, – рассказывает редактор журнала «Аполлинарий» Ольга Маркова. – Но это не издания в собственном смысле: там нет редакторов, корректоров и соответствующих требований к качеству представляемых текстов. Что касается официальных литературных периодических издательств в Интернете, то можно назвать только «Аполлинарий» и «Простор».

О проблеме вытеснения книги компьютером пишут и в самом Интернете. Авторы все-таки дают книге право на существование. И приводят вполне рациональные за это аргументы: во-первых, бумага долговечнее, во-вторых, она не требует источника питания, в-третьих, ее не «съедят» вирусы и не сотрет невнимательный пользователь, в-четвертых, книга не может зависнуть на самом интересном месте. Ну, и от чтения книги не так устают глаза, как при чтении с монитора.  Монитор не дает возможности вручную перевернуть страницу, а, следовательно, исчезает и осязаемая образность, настолько важная для запоминания и понимания художественного произведения.

Учителя словесности напрямую связывают снижение грамотности школьников с отсутствием привычки к чтению: те ученики, которые любят читать книги, более грамотно пишут и излагают свои мысли.

У сторонников традиционного чтения аргументы в пользу книги более романтичные: ничто не может сравниться с удовольствием, когда можно перечитать понравившееся место, представить себе образы героев, пережить вместе с ними их приключения.

Почти у каждого из нас в воспоминаниях детства присутствует «книжка с картинками». Книга – она живая, осязаемая, у нее есть свой запах, свой цвет, у каждой по-особому шуршат страницы. В детстве я много раз перечитывала «Приключения Тома Сойера» Марка Твена, и каждый раз надеялась, что там, в книге, что-то изменится. Настолько живыми были для меня эти герои.

«Чтение – вот лучшее учение!» – это сказал Александр Сергеевич Пушкин. «Человек, любящий и умеющий читать, – счастливый человек. Он окружен множеством умных, добрых и верных друзей. Друзья эти – книги». Это сказал Константин Паустовский. Человек, который любит читать, никогда не почувствует себя одиноким.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top