Неизвестный Жуков

28 декабря 2017
0
234

(Окончание. Начало в № 48-49)

Проведённая Жуковым Берлинская наступательная операция завершилась разгромом гитлеровцев, она имела большое политическое значение:

в так называемой советской зоне оккупации, определённой решениями Ялтинской конференции (февраль 1945 г.), оказался и Берлин, позже здесь образовалась Германская Демократическая Республика. Она занимала западные рубежи Восточного блока, что имело огромное стратегическое значение для поддержания баланса сил в Европе и сдерживания образованного в 1949 году Североатлантического альянса (НАТО).

Полководческий талант Георгия Жукова, его умение действовать нестандартно и решительно, ярко проявились во время ещё одной наступательной операции – «Багратион», названной так в честь Петра Багратиона – генерала, участника Отечественной войны 1812 года.

Удар через болота

Накануне летней кампании 1944 года сложилась тревожная военно-политическая ситуация. После поражения под Курском немецко-фашистские войска всё ещё представляли большую силу. В июле этого же года германская промышленность достигла высшей точки за все годы войны.

За первое полугодие заводы выпустили более 17 000 самолётов, около 9 000 тяжёлых и средних танков. Производство стали в три раза превысило советские показатели.

Выжимая последние силы из страны и народа, стремясь отсрочить неминуемое поражение, гитлеровское руководство проводило одну мобилизацию за другой. В составе армий фашистской Германии насчитывалось 324 дивизии и 5 бригад. Основная часть наиболее боеспособных соединений находилась на Восточном фронте.

Здесь Советскому Союзу противостояло 179 немецких дивизий и 5 бригад, а также 49 дивизий и 18 бригад германских союзников. В этих войсках насчитывалось 4 000 000 человек, 49 000 орудий и миномётов, 5 250 танков и штурмовых орудий, около 2 800 боевых самолётов.

В рядах действующей Красной Армии имелось около 6 400 000 солдат и офицеров, 92 500 орудий и миномётов, 7 700 танков и самоходно-артиллерийских установок, 13 400 самолётов.

В конце апреля 1944 года Верховное Главнокомандование приняло решение о проведении Белорусской операции. Временно исполняющему обязанности начальника Генштаба А. Антонову поручили разработать планы фронтовых операций.

Планом Ставки предусматривалось нанесение трёх ударов: 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов в общем направлении на Вильнюс; 1-го Белорусского фронта – на Барановичи; 2-го Белорусского – на Минск.

4 июня А. Василевский выехал в войска, чтобы на месте готовить операцию «Багратион», а Георгий Жуков прибыл на командный пункт 1-го Белорусского фронта.

Накануне поездки он обратил внимание на следующее обстоятельство. Линия переднего края обороны немецких войск группы армии «Центр» проходила от Полоцка на Витебск и далее по реке Припять. Занятые немцами города Витебск, Полоцк, Орша и Могилёв и реки Днепр, Друть, Березина, Свислочь составляли основу глубоко эшелонированной обороны противника, прикрывавшее важнейшее берлинско-варшавское направление. Где наносить удар? Может, на Украине, где сосредоточилось немало наших частей? Имелся ещё один «сумасшедший» план. Вот что писал по этому поводу сам Жуков:

«Главная сложность предстоящего наступления войск 1-го Белорусского фронта, особенно южной группы, заключалась в том, что им предстояло действовать в труднопроходимой лесистой и сильно заболоченной местности. Эти места я хорошо знал, так как прослужил здесь более шести лет и в своё время исходил всё вдоль и поперёк. В болотах в районе Паричи мне довелось хорошо поохотиться на уток, которые там гнездились в большом количестве, да и боровой дичи было великое множество…

Как мы и предполагали, немецкое командование меньше всего ожидало в этом районе удара наших войск. Поэтому оборона противника здесь, по существу, была очаговой, сплошной обороны не существовало».

(Г. Жуков, «Воспоминания и размышления», издательство Агентства печати «Новости», Москва, 1971 год, стр. 532).

В киноэпопее «Освобождение» («Мосфильм», серия 3 – «Направление главного удара») есть любопытный эпизод. Жуков забирается в самые труднопроходимые места и замечает у одного солдата необычную «обувь» наподобие небольших широких лыж-«мокроступов». «А в этой местности без такой обувки никак нельзя – здесь все в ней воюют!», – ответил на удивлённый вопрос Жукова солдат.

Тогда Жуков сказал одному из приехавших с ним подчинённых: «Если люди проходят, то и техника должна пройти. Попробуем!».

В Генштабе и Ставке закипели споры: провести по болотам танки… Но как? А если всякие «мокроступы», фашины, бревна не выдержат, погубим всю технику и провалим наступление.

– Вы с Антоновым по-прежнему тянете нас в болото, – сказал Сталин Жукову на очередном совещании. – Товарищ Антонов, видите эту дверь? Пройдите туда с картами и ещё раз хорошенько обдумайте ваше предложение.

Пока Антонов думал, Жуков ещё раз обратил внимание Верховного Главнокомандующего на фактор внезапности:

– Удар надо наносить там, где нас не ждут!

– А танки по болотам проведёте?

– Проведём, товарищ Сталин: специально этим интересовался на месте.

Когда из соседнего кабинета вышел Антонов, Сталин грозно посмотрел на него и спросил: «Где будете наступать?». Услышав уверенный ответ:

«В Белоруссии» (то есть через болота), Верховный Главнокомандующий на карте размашисто написал: «Утверждаю».

Что касается противника, то не зря Гитлер имел к своим генералам серьёзные претензии. Особенно фюрера выводили из себя их сетования на «действия русских вопреки всякой логике».

– На войне есть одна логика: умение побеждать! – отвечал Гитлер. Вот и на этот раз он и его подчинённые наступили на те же грабли: Генштаб убедил фюрера, что Красная Армия будет наносить главный удар на Украине, где сосредоточено гораздо больше сил, чем на других участках.

Как тут не вспомнить ставший классическим пример – штурм Перекопских укреплений в ноябре 1920 года во время освобождения Крыма: белогвардейцы не ожидали, что части Красной Армии в ледяной воде форсируют Сиваш (Гнилое море) и ударят по Перекопу с тыла. Всё внимание было сосредоточено на отражении лобовых ударов по Турецкому валу с противоположного, северного направления. Но красноармейцы действовали вопреки всякой логике…

Георгий Жуков, как участник Первой мировой и Гражданской войн, учитывал такой опыт и блестяще применил его много лет спустя на практике.

Тяжело в ученьи…

Накануне наступления Жуков с группой генералов от Ставки присутствовал, как он пишет, на «розыгрыше предстоящей операции в 65-й и 68-й армиях»:

«В ходе этих занятий детально отрабатывались задачи стрелковых и танковых соединений, план артиллерийского наступления и взаимодействие с авиацией. Основное внимание сосредотачивалось на тщательном изучении особенностей характера местности в полосе предстоящих действий войск, организации обороны противника и способа быстрейшего выхода на дорогу Слуцк – Бобруйск… В последующие трое суток такие же занятия были проведены в 3, 48, 49-й армиях». (Г. Жуков, «Воспоминания и размышления», стр. 534).

В тылу врага партизанские отряды начали диверсионные и наступательные операции, заранее увязанные с действиями фронтов по операции «Багратион».

Столь тщательная подготовка, особенно по части изучения местности, даром не прошла. К участкам прорыва подтянули инженерные части. Напрягая силы, с участием других бойцов они проложили по топям бревенчатые дороги. Это позволило перебросить танки на сухие участки. Вырвавшись на оперативный простор, они нанесли сокрушительные удары на минском и бобруйском направлениях.

27 июня в районе Бобруйска образовались два котла, в которых оказались немецкие войска 35-го армейского и 41-го танкового корпусов общей численностью до 40 000 человек. Затем в полное окружение попала вся 4-я армия. Операция «Багратион» успешно завершилась.

Маршал Победы

После войны Георгий Жуков занимал ряд руководящих командных постов в Советской Армии, с февраля 1955 по октябрь 1957 гг. – министр обороны СССР.

Член партии с 1919 года, Георгий Константинович в 1952-1957 гг. был членом ЦК КПСС, в июне-октябре 1957-го – членом Президиума ЦК КПСС. Избирался депутатом Верховного Совета СССР 1-4 созывов, четырежды Герой Советского Союза.

В мирную жизнь Георгий Константинович не вписался. Закулисные кремлёвские интриги он не понимал и презирал. Жуков не любил органы госбезопасности и мог послать по матушке партийных работников.

Очень сложными были его отношения с Хрущёвым. Именно Никита Сергеевич, завидовавший популярности Жукова, в октябре 1957 года освободил его от обязанностей министра обороны, обвинив в «стремлении к бонапартизму». В 1958 году Жуков в отставке. Свои «Воспоминания и размышления» он писал, находясь в опале, на своей даче.

Умер Георгий Константинович в 1974 году. Во время моей учёбы на истфаке Уральского пединститута имени А.С. Пушкина в 1980 году состоялась встреча его преподавательского состава и студентов с дочерьми Жукова – Эллой Георгиевной и Марией Георгиевной. Они рассказали о своём отце, ответили на вопросы, поделились впечатлениями об Уральске, в освобождении которого от белогвардейцев участвовал Георгий Константинович. Это был урок патриотизма и гражданственности…

Да, жестокое, трудное время оказало своё влияние и на Жукова: он был неординарной личностью. Но не подлежит сомнению главное: Георгий Константинович был и остаётся для нас Маршалом Победы.

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top