Каспийское предупреждение

11 октября 2018
0
307

В сентябре мировые СМИ «разразились» сообщениями о серии землетрясений на Каспийском море. Последние зафиксированы 23 сентября около Дербента и Избербаша на глубине 89 километров силой 3,3 балла, а 26 сентября, по данным сейсмического центра Национальной академии наук Азербайджана, к востоку от Баку или в 340 километрах к югу от Актау. Глубина – 60 километров, магнитуда – 3,4 балла по шкале Рихтера. На поверхности толчки не ощущались, однако основания для тревоги есть, и очень весомые.

Разведка доложила точно

Сейсмические процессы в морях и океанах учёные разных стран отслеживают давно. Такие процессы оказывают и оказывали в прошлом серьёзное влияние на природные изменения на планете и на ход истории. С этим вынуждены считаться учёные и специалисты, казалось, далёкие от геологии и сейсмологии. Вот что писал известный шведский биолог Ян Линдблад:

«Посмотрим ещё раз на Африку и, в частности, на Большой Рифт. Эта глубокая долина, простирающаяся на четыре тысячи километров от Эфиопии на севере до Мозамбика на юге, не что иное, как зона разломов, которая медленно, по геологическим меркам, но достаточно верно когда-нибудь отколет от материка полоску суши, превосходящую длиной Мадагаскар. Известно, что Мадагаскар скользил вдоль побережья Африки, пройдя тысячу шестьсот километров» (Я. Линдблад, «Человек – ты, я и первозданный», Москва, «Прогресс», 1991 год, стр. 221).

В Индийском океане 40 миллионов лет назад «проплыл» Индостан, прежде чем этот остров стал полуостровом, втиснувшись в Азию и вызвав образование Гималаев. Не «заскользит» ли что-то и на Каспии или в бассейне Урала?

В сентябре 1991 года, ещё при СССР, на прошедшем в Уральске заседании межреспубликанского комитета по Уралу (кстати, эффективно работавшего!) удалось пообщаться с профессором из Оренбурга Аркадием Гаевым. Он не только живо интересовался проблемами Урала на территории нашей области, но затрагивал и тему сейсмологии, о чём, кстати, писал и академик Виктор Киянский.

Профессор Гаев убеждён, что Уральский регион на схеме сейсмического районирования ошибочно отнесён к несейсмичным территориям. В его пределах есть 4-5 областей, где возможны землетрясения силой до 7 баллов по шкале Рихтера. К одной из таких областей может быть отнесена так называемая Оренбургская субширотная дислокация, к югу от Оренбурга. В связи с этим обстоятельством Киянский замечает:

«По данным наземно-скважинных сейсмических и геоакустических исследований по району Уральской сверхглубокой скважины, в верхней части земной коры этого региона существуют значительные напряжения и обусловленные ими динамические активные объекты… Рост сейсмической активности нашей планеты в последнее время и, прежде всего, под влиянием концентрации локальных техногенных напряжений (Татария, Западная Сибирь, Предкавказье, Сахалин) свидетельствуют о ПРИНЦИПИАЛЬНОЙ ВОЗМОЖНОСТИ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЙ НА ОРЕНБУРГСКОМ и КАРАЧАГАНАКСКОМ ГАЗОКОНДЕНСАТНЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЯХ» (выделено мной – А.С.)… Профессор Гаев убеждён, что в этом регионе необходимо немедленно создавать геодинамический полигон» (В. Киянский, «Экология или рок Приуралья», Уральск, 1996 год, стр. 13).

Таким образом, масштабы техногенной дестабилизации недр Арало-Каспийского прогиба приобрели уже не локальный, а региональный характер, соизмеримый с природными тектоническими процессами. Эта дестабилизация, как полагают А. Гаев и В. Киянский, необратима и не поддается пока регулированию. Много раз обращал на это внимание и Павел Фоменко, работавший в советское время главным архитектором Уральска, а в начале 1990-х годов – начальником отдела экологической экспертизы комитета экологии и биоресурсов ЗКО.
И вот череда землетрясений на
Каспии…

Не «купят» ли центр?

Порой создаётся впечатление, что наши производственники не знают о таких предупреждениях. Но в такое трудно поверить: на том же Карачаганаке в конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века проводились «круглые столы» по экологии, на которых выступали Киянский, председатель активно действовавшего тогда Независимого общественного экологического комитета (НОЭКа) Станислав Бережной, другие ученые и экологи. Выезжали на месторождение и мы, журналисты, подробно освещавшие эти дискуссии.

Тем не менее, техногенная нагрузка на Каспийское море продолжает возрастать. И это при том, что, как отмечается в официальных сообщениях, настоящее освоение Кашаганского месторождения нефти в Северном Каспии ещё не началось. Да, нефть пошла, но мало, мало… Хочется больше. Не только прикаспийские государства и западные компании участвуют в разделе каспийского нефтяного пирога, но и китайские товарищи: давно действует нефтепровод Кульсары (бассейн Эмбы) – Алашонькоу.

Подчёркиваю: глупо прекращать совсем добычу на Каспии углеводородов. Нефть нужна, а Каспийский регион по разведанным запасам – один из крупнейших в мире. Необходимо «чёрное золото» и Казахстану… Речь о другом: недопущении дальнейшего наращивания техногенной нагрузки на море.

Гаев не случайно сказал о геодинамическом полигоне. Во всём Урало-Каспийском регионе необходимы тщательные исследования с точки зрения геологических, сейсмических процессов. Есть ли какая-то база или научный центр, который этим занимается? Напрашивается создание международного центра, но ничего этого нет. Каждая прикаспийская страна пишет свою «каспийскую сейсмологию», возможно, сглаживая острые углы ради наращивания темпов нефтедобычи.

Отмахиваться от учёных, экологов и пишущих о проблемах Урала и Каспия журналистов, как от назойливых мух, проще всего. Гораздо труднее скоординировать, объединить усилия учёных прикаспийских стран для выявления объективной картины с сейсмологией в свете планов увеличения техногенной нагрузки на уникальный водоём планеты.

Когда заговариваешь о таких вещах с уральцами, некоторые спрашивают: кто даст гарантию, что этот ваш научный центр выдаст объективное, «не проплаченное» заинтересованными людьми заключение или рекомендации? Мол, напишут, что никакой опасности нет, начнётся новый виток нефтедобычи, потом Каспий как следует тряхнёт и получится второй Мексиканский залив, известный грандиозной утечкой «чёрного золота».

Ведь «проплаченные учёные» запугали всю планету парниковым эффектом, угарными газами: давайте сокращайте выбросы – Киотский протокол придумали… Потом вы же, журналисты, писали, что всё это политические игры ведущих западных стран, мировой закулисы с целью подчинения других государств…

Вполне резонные вопросы! И с тем, что сегодня наука и экология политизируются всё сильнее, тоже приходится считаться. Так что же, ничего не делать? Конечно, это не выход. Как тут не вспомнить об опыте государственной экологической экспертизы.

Общественный контроль

Органы экологии Западно-Казахстанской области по решению Уральского облсовета народных депутатов от 20 июля 1988 года создавались на базе Уральского отделения Западно-Казахстанской региональной инспекции по охране атмосферного воздуха, группы нормирования выбросов Уральской гидрометобсерватории, Урало-Каспийской бассейновой инспекции, Уральской госохотинспекции, соответствующих подразделений и служб Уральской областной рыбинспекции и облагропрома, осуществлявших отдельные функции госуправления и контроля в области охраны природы.

Областной комитет по охране природы приступил к работе с января 1989 года. С появлением органов экологии стала осуществляться государственная экологическая экспертиза. Через неё проходит вся предпроектная и проектная документация, что поставило заслон размещению и строительству в Приуралье ряда экологически опасных объектов.

Так, отклонён проект строительства научно-технической биологической базы агропрома в селе Новенькое под Уральском. Здесь предполагалось производить испытания влияния токсичных и радиоактивных веществ на животных, что создало бы угрозу загрязнения подземных питьевых вод. Не прошёл проект строительства ТЭЦ в Уральске на угле Экибастуза, что привело бы к выбросам в атмосферу областного центра тысяч тонн вредных веществ.

Отличным рычагом государственного воздействия на хозяйственные структуры, руководителей и специалистов различных организаций стало право экологов на государственный контроль за соблюдением природоохранного законодательства. Вот так же тщательно проконтролировать бы исследования и заключения по сейсмологии Каспия! Выходит, без личного вмешательства президентов прикаспийских стран здесь не обойтись. Не обращаться же нам за независимыми оценками и контролю к инопланетянам!

Надо также учитывать, что в Каспий впадает Волга, качество воды в которой, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Резкое увеличение нефтедобычи на фоне возможного дальнейшего роста сейсмоактивности увеличивает риск техногенных аварий и превращения Каспийского моря в мёртвый водоём. Поэтому спасать Каспий каждой стране поодиночке не получится. Это надо делать всем миром.

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top