История повторяется

13 апреля 2017
0
1285

На днях встретил давнего знакомого. И посреди обычного, ничего не значащего разговора он вдруг спросил: «Слушай, а ты случайно не подсел на Украину?» Оказывается, многочисленные политические ток-шоу, связанные с положением на Украине, которые в последнее время показывают сразу на нескольких российских телеканалах, многими воспринимаются как наркотик.

На этих телепередачах собираются сторонники и противники малороссиян-повстанцев на востоке Украины, спорят до хрипоты друг с другом, причем часто аргументы подменяют горлопанством, все стараются перекричать друг друга. Кто-то перестал смотреть их, считая дешевым фарсом. А я, например, считаю, что это совсем не фарс, а трагедия – гражданская война, через которую почти сто лет назад мы уже прошли. Да, война, которую только у нас называют еще и братской, потому что в ней часто брат шел против брата, а отец – против детей, которая пометила в начале прошлого века почти каждую уральскую семью тем, что кто-то в ней был убит красными или белыми.

Однако предоставлю слово ветерану Великой Отечественной войны, почетному гражданину Уральска, краеведу Николаю Григорьевичу Чеснокову, который в своей книге «Расправа. Голод» (Издательство ТОО «Оптима», Уральск, 2005) написал: «Наверное, никто и никогда не скажет, сколько крови и слез пролито в гражданскую войну и после нее, и потому – сколько сразу очерствело человеческих душ, наделивших бездушием своих потомков – наших современников. Если приблизительно можно подсчитать, сколько человек погибло, труднее определить, сколько умылось своею кровью, и совершенно невозможно сказать, сколько в это лихолетье выплакано беспомощных, горьких, безутешных, мучительных слез, а с ними растрачено духовных и физических сил».

Признаюсь, что поначалу я относился к майдану совсем неплохо. Пока не увидел пролитую кровь, пока они не стали забрасывать в общем-то безоружных омоновцев коктейлями Молотова, ожесточенно избивать беркутовцев. Счел это за издержки революции. Но, когда они победили, и уже со своей стороны двинули войска на не признавший их Донбасс, причем не только вооруженных солдат, а танки и артиллерию, я понял, что они нацелены на уничтожение целых населенных пунктов, а это уже никак не сходится с лозунгами «революции достоинства», и почти один в один повторяет путь большевиков.

Так же, как и тогда, сейчас брат идет на брата: я знаю женщину в нашем городе, которая поддерживает политику нынешних киевских властей, а ее родной брат – за повстанцев Донбасса. И они постоянно ведут ожесточенные споры.

А еще я помню ненависть в голосе и глазах женщины-одесситки, которая кричала, что никогда не простит нацистским прихвостням смерти тех, кого они заживо сожгли в Одесском Доме профсоюзов. Ее отец пострадал от фашистов во время войны, а тут все произошло в мирное время…

В 1970 году я служил в городе Днепродзержинске, спутнике Днепропетровска. До сих пор помню, как хорошо относились к нам – воинам – местные жители. Большая дружба у нас была с подшефным колхозом. Мы помогали им с сельхозработами, а в ответ они поставляли нам продукцию своих садов и огородов. Находясь в городе, мы никогда не стояли в очередях, поскольку местные буквально проталкивали нас к кассе. Уважительное отношение к солдатам объяснялось тем, что среди жителей Днепродзержинска было тогда очень много бывших фронтовиков. И сейчас мне совершенно непонятно пренебрежительное отношение современных украинцев к победителям фашизма.

Думаю, это продлится недолго. Все вернется на круги своя. Н.Г. Чесноков, ушедший от нас до майдана, заканчивает свою книгу так: «Может быть, нам пора извлекать уроки из бурного века социальных потрясений и революций. Без малого сто лет, умываясь кровью, учимся на революциях. Даже для нерадивых учеников сто лет – достаточный срок, чтобы усвоить, что два и два – не четверка в школьной жизни, а незнание, а революция – переворот. Сколько же можно стоять вверх ногами и сетовать на то, что мир перевернут?»

Автор: Сергей Аблаев

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top