Знать, чтобы выбрать

15 марта 2018
0
1310

Роман Сулейменович Дуйсенгалиев, представитель Департамента по делам обороны ЗКО, встречается со старшеклассниками постоянно. Рассказывает, какие учреждения в республике готовят офицеров. Мальчишек интересует все – проходной балл, условия поступления и материальное обеспечение курсантов. В настоящее время в военных вузах обучаются около 100 ребят из ЗКО. 20 поступили в вузы в прошлом году. Многие еще только мечтают связать свою жизнь с военным делом.

Скоро сотням выпускников предстоит решить один из главных вопросов их жизни – выбрать профессию. Но, как показывает практика, это удается лишь немногим. Ни школа, ни семья не готовит к обдуманному решению. Поговорить об этом могут разве что на одном из классных часов. И, как правило, разговор сводится к банальному вопросу: кем хочешь стать?

Выбор профессии – дело серьезное, но многие действуют наобум: «подруга поступает туда же», «название факультета понравилось», «мама так сказала», «по баллам проходил». О будущей профессии ничего не знают. В итоге для одних работа превращается в ежедневную пытку, другим приходится менять специальность и учиться заново.

Как показывает статистика, половина выпускников вузов работает не по специальности, которая значится в дипломе. В итоге, если бухгалтер становится торговым представителем, а юрист зарабатывает официанткой в ресторане, то вложения в их профессиональное образование оказываются во многом обесцененными.

Предмета «Профориентация» в школе нет. Хотя директора школ и классные руководители едины во мнении – выбор профессии должен стать такой же дисциплиной, как география. Но если географию в школе пять лет преподают, то на профориентацию и пяти минут не выделяют. Получается, предмет не проходили, а сдавать требуется.

– Мы сами проводим тестирование. Организуем встречи с представителями разных профессий, посещаем колледжи, – делится заместитель директора по воспитательной работе школы № 6 Сария Назиповна Давыдова. – Такие встречи всегда вызывают интерес со стороны учеников. Выбор будущей профессии – дело серьезное. Нужно помочь определить, к чему именно интерес и способности. Тесно сотрудничаем с колледжем сервиса и новых технологий (бывшее ПТУ № 6). Это учреждение готовит востребованных специалистов – пекарей, кондитеров, поваров. Не только педагоги, но и сами воспитанники колледжа рассказывают нам о выбранной ими профессии. Делают это креативно, с задором. Самое интересное, старшеклассники начинают смотреть на профессию другими глазами.

– По телевизору – так все бизнесмены и предприниматели. Теперь подумайте, кем хотят быть дети? Не космонавтами и не учеными, они хотят быть «крутыми». В принципе неплохо, но согласитесь, далеко от жизни, – размышляет социальный педагог Светлана Андреевна Крыльцова. – Самое большее – проводят тесты. Это чуть ли не единственный инструмент, который должен помочь подросткам выбрать жизненный путь.

Для примера, находим в интернете один из таких. Отвечаем на простые вопросы, и анализ готов.

Компьютер выдает список профессий, которые подходят больше всего: учитель, врач, ветеринар. Коротко и ясно? Вся профориентация сводится к психодиагностике: «человек – человек», «человек – природа».

Рекомендуемая специальность – врач. Что знает подросток о профессии, кроме того, что он лечит людей? То, что сутками находится на работе, должен проявлять милосердие, спешить на помощь по первому зову? Быть может, получив дополнительную информацию, кто-то не захочет быть медицинским работником, а общество не получит равнодушного доктора. Тестирование оказывается бессмысленным, если подросток не имеет ни малейшего понятия о том, чем занимаются люди той или иной профессии. А этого образование не дает. Никто не объясняет, что делает астрофизик, маркетолог, психотерапевт, эколог, фермер. Зачастую этого не знают и сами учителя. Старшеклассники пишут эссе на тему «Моя карьера». Практически каждый написал: «У меня будет дорогая машина, я буду работать в офисе, иметь дорогой костюм, обедать в ресторане». И лишь в одном сочинении обнаружили: «Хочу быть полезной людям».

– По-хорошему, в школах надо вводить специальный предмет типа «Мир профессий», выпускать по нему учебник, начинать готовить специалистов, выделять часы и ставки, обеспечивать возможность для индивидуальных консультаций. В крайнем случае, этот блок можно было бы поставить в программу обществознания или экономической географии. Но пока никто не собирается этого делать, – сетуют учителя.

Современная школа с выбором профессии помочь не может. Значит, этот пробел должны восполнить родители. Вот только и у них это не всегда получается. Порой и они не могут толком объяснить, чем занимаются «на работе».

– У меня папа банкир! – уверенно заявляет восьмиклассник.

– То есть владелец банка? – уточняют у него.

– Не совсем, он просто там работает.

– А кем конкретно?

– Как кем? Я же говорю – банкиром!

Родители по разным причинам не слишком охотно делятся с детьми деталями своей профессиональной жизни: кто-то считает, что все равно ничего не поймут, кто-то не слишком гордится своим делом, кто-то просто занят.

– Часто родители вкладывают в ребенка свои нереализованные мечты и идеи, – говорит психолог Бибигуль Хамитовна Айденова. – Мама, которая мечтала стать скрипачкой, но не смогла, заставляет пиликать на скрипке ребенка. Недавно консультировала женщину, которая пятнадцать лет проработала бухгалтером, а потом вдруг выбросила все книги по бухучету и занялась шитьем, о чем мечтала всю жизнь.

Кто направил её в профессию. Оказывается, мама велела. Будучи хорошей дочкой, она встала на этот путь. И шла по нему столько, сколько могла.

Правильная родительская установка совсем другая: «Трудись, и у тебя все получится. Действуй, мы поддержим тебя».

Задача родителей не столько в том, чтобы указать пальцем на конкретный факультет менеджмента или отделение биотехнологий. Они должны научить детей выбирать самостоятельно.

Если мама с папой активно поощряли интерес ребенка к различным кружкам и секциям, дали ему возможность попробовать себя в разных видах деятельности, то у него сформируется отношение не только к этим занятиям, но и к самому себе. Он начнет понимать, чем бы хотел заниматься в жизни.

В американскую школьную программу включен курс – развитие карьеры, рассказывает подруга, которая живет там больше десяти лет. Ее девочка ходит в пятый класс, и этот предмет им уже преподают. В Японии дети обязаны «попробовать» разные профессии. Например, школьник приходит в офис, садится за компьютер и пишет программу. Так он знакомится с профессией «программист». Конечно, все это проходит под контролем взрослого специалиста, которому часы такой практики оплачивает государство. В итоге за школьные годы у ребенка накапливается более четырех десятков «проб» по всем видам работ.

В Израиле, окончив школу, человек не бежит сразу куда-то поступать, а сначала служит в армии, участвует в разнообразных волонтерских проектах. На некоторые специальности в Израиле вообще берут только с 23-24 лет.

У нас все наоборот: выбор приходится делать все раньше и раньше. В продвинутых гимназиях уже в среднем звене школьнику надо определиться с профилем обучения. Попал в гуманитарии – стать потом инженером будет безумно сложно. Угодил в математики – шансы поступить на истфак заметно падают.

У нас и поступать в вуз положено как можно быстрее. Наличие высшего образования уже стало социальной нормой. Зачем? На какую специальность? Эти вопросы отходят на второй план. Главное – поступить. Сейчас, по данным социологов, каждый четвертый выпускник вуза в стране занимается работой, не требующей высшего образования.

Сама идея, что их чадо после школы может не поступить в вуз, вызывает у большинства родителей панику. Это мало связано с призывом в армию: родители девочек паникуют примерно так же, как и мальчиков. Поступить можно куда угодно – лишь бы стал студентом. При этом поспешное поступление в вуз не дает человеку времени осмотреться, что-то попробовать и действовать потом более осмысленно. Если кто-то посмеет заикнуться о том, что поступать стоит не сразу после школы, а выждав хотя бы год, он тут же столкнется с бурей негодования.

А что значит потерять год? Те, кто идет учиться нелюбимому делу, теряют пять лет! Боитесь, что через несколько лет после школы не сможете сдать экзамены? Но если человек чего-то сильно захочет, он обязательно сдаст. Ведь речь идет об образовании, о жизни, о правильном пути.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top