Война народная

23 октября 2014
0
2239

(Продолжение. Начало в №39-41)

Почему в начале войны мы так отступали? В советской школе нам говорили: враг напал внезапно, вероломно. В современных фильмах показывают, как расстреливают на границе самолеты, как в исподнем мечутся наши пограничники, как солдаты сдаются в плен. Получается, что войны никто не ждал, все дело во внезапности нападения и в первые дни войны всюду царила паника.

Последние дни обороны крепости. Снимок из немецкого журнала

О том, что Сталин вовсе не верил в «дружбу» с Гитлером и готовился к войне, мы уже писали в предыдущих номерах. Как мог, оттягивал начало войны. Но времени не хватило. И наше отступление объясняется просто: немцы были во много раз сильнее.

«К началу нападения немецко-фашистские войска имели двукратное, а на направлениях главных ударов 4-5-кратное численное превосходство в живой силе и боевой технике» (В. Анфилов. Начало Великой Отечественной войны).

Немцы уже покорили Европу, и вся ее промышленность работала на них. У фашистов была хорошая техника, оружие, дух завоевателей, знаменитый немецкий «орднунг». И они умели воевать.

Блицкриг не получился

Гитлеровский план «Барбаросса» для завоевания СССР был не во внезапности нападения, а в молниеносности войны – блицкриге.

«Операции должны быть проведены таким образом, чтобы посредством глубокого вклинения танковых войск была уничтожена вся масса русских войск, находящихся в Западной России. При этом необходимо предотвратить возможность отступления боеспособных русских войск в обширные внутренние районы страны» (из директивы Генерального штаба операции «Барбаросса»).

Францию гитлеровские войска завоевали за две недели, Польшу – за 18 дней, Бельгия не сопротивлялась вообще. Огромный Советский Союз Гитлер собирался покорить за два-три месяца – до осени. В крайнем случае – к зиме. По плану «Барбаросса» Москву и Ленинград должны были взять уже 25 августа 1941 года.

Беженцы, колонны пленных, дезертирство, расстрелы командования западной группы войск – все это было. Но было и другое – невиданный героизм, проявленный уже в первые дни войны. Наш земляк, летчик Михаил Евстафьевич Коробков, который встретил войну на самой границе, рассказывал, как утром 22 июня фашистские самолеты расстреляли с воздуха большую часть его эскадрильи. Но не всю. Он сам и еще несколько летчиков подняли самолеты в воздух и приняли бой.

«Умираю, но не сдаюсь»

В первый день войны в небе над Брестом летчик Рябцев совершил первый таран немецкого «мессершмитта» и остался жив. В первый день войны было совершено девять таранов! А Брестская крепость с горсткой бойцов держала оборону дольше, чем армии целых европейских государств!

Сколько точно воевала Брестская крепость, неизвестно. Нацарапанные на стене слова: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20.VII.41 г.» Больше месяца с момента нападения. Без еды и боеприпасов. А главное – без воды. В фильме о защитниках Брестской крепости маленький музыкант военного оркестра добывает для обороняющихся воду – это не вымысел: немцы перекрыли выход из крепости к реке. До 1 июля 45-я немецкая дивизия в полном составе пыталась овладеть крепостью, потом были оставлены два штурмовых батальона. Они ждали, когда в крепости все умрут от голода и жажды. Только организованная защита крепости продолжалась до августа 1941 года. Сколько держались последние ее защитники? Мединский со ссылкой на немецкие источники пишет – до сентября. О подвиге героев Брестской крепости советский народ узнал только после окончания войны. Но немцы знали о нем с первых дней. И уже тогда поняли, с каким народом им придется воевать.

О последних защитниках крепости будут написаны книги и сняты фильмы. А тогда они погибали, но не сдавались. Кто он был – этот последний герой, которому, по легенде, отдал честь немецкий генерал, а вслед за ним все офицеры? Да и легенда ли это?

Писатель Сергей Смирнов в книге «Брестская крепость» приводит рассказ солдата, воевавшего под Брестом и выжившего – о последнем защитнике крепости. Эту историю он услышал из уст очевидца – еврея-скрипача, которого немцы заставили лезть в крепость, чтобы вывести последнего ее бойца. Вот как он описывает этого человека.

«Гитлеровцы стояли полукругом, молча, с любопытством смотрели на него. Перед ними сидел невероятно исхудавший, заросший густой щетиной человек, возраст которого было невозможно определить. …вся одежда на нем висела лохмотьями. Офицер бросил приказание, и солдаты поставили перед ним открытую банку с консервами и печенье, но он не притронулся ни к чему. Тогда офицер спросил его, есть ли еще русские там, в подземелье. «Нет, – ответил неизвестный. – Я был один, и я вышел только для того, чтобы своими глазами посмотреть на ваше бессилие».

Музыкант перевел офицеру слова пленного. И тогда офицер, обращаясь к своим солдатам, сказал: «Этот человек – настоящий герой. Учитесь у него, как нужно защищать свою землю».

До сих пор не установлены имена всех защитников крепости. На мемориале фамилии 272-х защитников из 962-х, которые покоятся под его плитами. Судя по фамилиям, полный интернационал: азербайджанцы, адыгейцы, армяне, белорусы, грузины, евреи, ингуши, чеченцы, узбеки, латыши, казахи, русские. Весь многонациональный народ Советского Союза. Уверена – там, в развалинах крепости, отражая атаки, никто из них не думал, какой он национальности. Все они защищали Родину.

Юные Герои

Уже в первый месяц войны были совершены десятки, сотни подвигов. У каждого подвига в Великой Отечественной войне был свой символ. Матросов – закрыл амбразуру фашистского дзота своим телом. Гастелло – истратив весь боезапас, направил горящий самолет на вражескую колонну танков. Вместе с Гастелло погиб весь экипаж: лейтенанты Бурденюк и Скоробогатый, старший сержант Калинин, но символом стал только командир экипажа. Павлов – символ несгибаемых защитников Сталинграда, которых были десятки тысяч, и каждый дом отстаивали также, как сержант Павлов. Зоя Космодемьянская – символ партизан. 28 панфиловцев – символ защитников Москвы. На самом деле подобных подвигов было во много раз больше. Десятки, если не сотни бойцов закрывали своими телами амбразуры, десятки летчиков совершали тараны, сотни партизан были замучены и повешены фашистами за диверсии. Символы были нужны для пропаганды, для поднятия духа и в качестве примера. Потому что десятки и тысячи не запомнятся, а один – да. Но те, кто не стал так известен, наверное, не в обиде. Они ведь воевали и погибали не ради славы, а ради жизни на Земле.

«На смертный бой» с фашистами действительно вставала вся огромная страна. В моем детстве пионерским организациям присваивали имена юных героев войны. В нынешние времена в России сняли фильм о том, что якобы НКВД для диверсий готовило детей-смертников. Этот фильм даже получил приз на каком-то фестивале. Режиссер Владимир Меньшов отказался его вручать – с презрением бросил конверт на пол. Этот фильм, все из той же «оперы»: низвести, развенчать, показать, что не было никакого героизма, а было подлое и позорное использование детей. Какое страшное надругательство над памятью подростков, многие из которых погибли ради того, чтобы жили те, кто такие фильмы снимает! Их бы туда, в украинскую Шепетовку, откуда родом одиннадцатилетний подрывник Валя Котик. Или в Сталинградский ад, где шестилетний Сережа Алешков приносил солдатам еду, воду и распевал военные песни (эпизод из фильма «Сталинград» – не вымысел) или в Белоруссию, где фашисты месяц на глазах матери мучили 14-летнего партизана Володю Щербацевича и на ту площадь, где его и 17-летнюю Машу Брускину повесили на заводской арке. А история Нади Богдановой, десятилетней девочки из детдома, которая сбежала во время эвакуации, чтобы воевать за Родину! Она была партизанской разведчицей, ее схватили 7 ноября 1941 года, когда она вместе с 12-летним Ваней Звонцовым вешала красный флаг. Ее били шомполами, а потом подвели ко рву, чтобы расстрелять. За мгновение до выстрела она потеряла сознание и скатилась в яму. Ночью очнулась и добралась до своих. Второй раз ее схватили в 1943-м. На спине выжгли звезду, обливали на морозе водой. Бросили, посчитав мертвой. Ее подобрали и выходили местные жители. Надежда Богданова умерла в 90-е годы.

Наш земляк, фронтовик Александр Федосеевич Кирпичев показал одну фотографию, на которой среди бойцов сидел в военной форме пацаненок лет восьми. На вопрос, кто это, ответил: «Не помню. Много их было – родителей поубивало, деревни сожгли. То один прибьется, то другой. Сдавали потом их в детские дома». Но ведь они шли с нашими бойцами, а значит, тоже воевали!

Четверо подростков были удостоены звания Героя Советского Союза: Леня Голиков, Марат Казей, Валя Котик, Зина Портнова. Бригадный разведчик Леня Голиков погиб в 16 лет. До этого участвовал в 27 боевых операциях, уничтожил 78 гитлеровцев, два железнодорожных и 12 шоссейных мостов, склады с боеприпасами, сопровождал обозы продовольствия в блокадный Ленинград. А в августе 1942 года гранатой подорвал машину с немецким генералом (Рихард фон Виртц) и доставил в штаб портфель с важными документами. Трудно поверить, ведь совсем ребенок.

В 90-е годы в «Комсомольской правде» (!) я прочитала статью о Зое Космодемьянской. Автора не помню, но он всячески доказывал, что юная партизанка навредила только жителям своей деревни, поджигая их дома, что ее отец был «врагом народа», и ее заставили пойти на задание, чтобы его освободить. Зоя Космодемьянская действительно была внучкой убитого большевиками священника. В 1941 году добровольно ушла на фронт. Окончила диверсионную школу. Она действительно поджигала крестьянские избы, но только те, в которых жили одни немцы. Ее выдал полицай. Фашистам она назвалась Таней и больше не сказала ничего. Раздев догола, ее пороли на морозе ремнями с пряжками. Потом четыре часа водили по деревне – раздетую, босиком. Утром повесили, саму казнь фотографировали. Перед тем, как из-под ее ног выбили ящик, она крикнула: «Всех не перевешаете, нас 170 миллионов. Но за меня наши товарищи отомстят».

Тело провисело почти месяц. Фашисты искололи его ножом, отрезали грудь. О подвиге юной партизанки написали в газете «Правда», прочитали очерк по радио. Потом установили настоящее имя героини – московская школьница Зоя Космодемьянская. Посмертно ей присвоили звание Героя. Зое было 18 лет.

Гитлер просчитался: он думал воевать с государством, а воевать пришлось с народом – от мала до велика. А когда народ защищает свою землю, победить его невозможно.

(Продолжение следует)

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top