По Волге и Дону

5 октября 2017
0
1186

(Продолжение. Начало в №33-36, 38)

Несмотря на то, что в Танаисе мы побывали как бы между прочим, держа все время путь в Таганрог, второй по величине город Ростовской области, поселение древних греков, вернее то, что дошло до наших дней, превзошло наши ожидания. Нечто подобное я испытал при посещении несколько лет назад знаменитого Херсонеса, что в крымском Севастополе. Ни один учебник по истории, никакие художественные произведения, какими бы талантливыми они ни были, не могут описать того непередаваемого ощущения, которое испытываешь при встрече с тем, что измеряется даже не столетиями – тысячелетиями. И хотя и там, и тут во время передвижения по древним руинам смотреть чаще всего приходилось не вверх, а вниз, себе под ноги, впечатления от этого менее яркими и сильными не становились. Жизнь людей, обитавших когда-то здесь в седой древности, вызывала столь же жгучий интерес и любопытство, как если бы они жили сравнительно недавно по историческим меркам.

Танаис – по сути музей под открытым небом. Невозможно весь заповедник, разместившийся на огромной площади, накрыть неким куполом, хотя эта мера, может быть, была бы совсем не лишней – многое из того, что находится тут на поверхности земли и под землей, имеет огромнейшую историческую и культурную ценность.

И все-таки музей в заповедной зоне есть – небольшой, компактный, где тем не менее собрано все, что найдено в этих местах археологами за послевоенный период, когда Танаис и стал по-настоящему научно изучаться. Город-крепость, крупный торгово-экономический и культурный центр – и все это на протяжении многих веков. Пожалуй, нет такой области в жизни тех, кто когда-то населял эти исторические места, которая не была бы отражена в здешних экспозициях, – посуда, одежда, украшения, оружие, орудия труда, предметы культовых обрядов. Кое-что находится в такой сохранности, будто совсем недавно было оставлено своими хозяевами. Некоторые экспонаты музея воссозданы кропотливыми исследователями и перед посетителями предстают как бы в своем первозданном виде. К примеру, это стреломет. Считается, что сие оружие древних защитников Танаиса было изобретено примерно до четырехсот лет до нашей эры и использовалось вплоть до первых веков новой эры. Конструкция стационарного типа, она устанавливалась где-нибудь на башне и использовалась для уничтожения живой силы противника на расстоянии до пятисот метров. Даже сейчас, по прошествии многих и многих веков, она производит впечатление и внушает некий трепет!

Один экспонат, в какую бы точку зала ты ни попал, все время оказывается в поле зрения и буквально притягивает к себе еще до того, как экскурсовод подведет к нему группу туристов. Всю центральную часть помещения занимает древнегреческое судно, почти доверху заполненное глиняными амфорами конусообразной формы. В амфорах античными мореплавателями перевозилось вино. На корме – серый кот. Свернувшись кольцом, он спал. Посетители подходят, гладят Матроскина (кто-то уже успел дать ему подходящую случаю кличку), треплют его за уши – абсолютно никакой реакции!

– Настоящий, – заверил уже засомневавшихся было посетителей кто-то из музейных сотрудников. – Только это не кот, а кошка – Варя. Она давно уже сама стала что-то вроде музейной достопримечательности. А вот древнегреческое судно, которое является ее излюбленным местом отдыха, – конечно, не подлинное, всего лишь уменьшенная копия. Настоящий корабль тут бы никак не уместился.

Затем по деревянному мосту (тоже реконструированному), переброшенному через ров, мы прошли непосредственно к раскопкам. По фундаментам и остаткам стен, уходящим глубоко в землю, нетрудно было представить, какие прочные, выдержавшие не одну вражескую осаду строения стояли на этой земле.

– Вот здесь, – показывает рукой вперед женщина-гид, – была главная улица Танаиса, она тянулась с запада на восток. Ширина – не более полутора метров: впору разминуться лишь двум конным. А ее пересекали – с юга на север – еще более узкие улицы, где один всадник мог с трудом проехать. В город попасть можно было не через ворота, а маленькую калитку. Все это было отнюдь не случайно. При нападении вражеских войск надежной защитой горожанам служили не только мощные каменные стены, башни и рвы, но и эти улочки-лабиринты. Они сильно затрудняли передвижения захватчиков.

Крыши жилищ были устроены таким образом, что они собирали дождевую влагу. На случай длительной осады у защитников города-крепости появлялся дополнительный источник воды.

Недалеко от нас виднеются остатки усадьбы богатого виноторговца. Это определили по найденным в подвале амфорам – более пятисот штук. Анализ показал, что в них хранилось именно вино. Что тогда могло произойти такого, что заставило знатного горожанина поспешно бросить все как есть?

Городище находится на высоком сухом месте, дальше – глубокая, очень широкая низина, и непохоже, что это какое-то бывшее речное русло.

– В незапамятные времена, – пояснила нам гид, – Азовское море находилось к этому поселению гораздо ближе, чем сейчас. И из него суда по Мертвому Донцу, одному из прежних рукавов Дона, подходили непосредственно к Танаису.

Время не пощадило памятник античной культуры. Город неоднократно разрушался в результате захватнических войн – готами, войсками Тамерлана… Камни с Танаиса, или Тана, как он еще назывался, использовались во времена Петра Первого как строительный материал при возведении Троицкой крепости, от которой берет свое начало нынешний Таганрог. Да и местные жители долгое время растаскивали прочную кладку на свои хозяйственные цели, пока территория древнего городища не была взята под охрану государства. Еще в девятнадцатом веке стены древних строений возвышались на два-три метра над поверхностью земли.

По оценкам ученых, на сегодня изучена пока только примерно десятая часть площади Танаиса. Так что впереди еще огромный объем работы, наверняка много удивительнейших открытий.

Пожалуй, не меньше, чем место самих раскопок, любопытство туристов и вообще всех, кто приезжает сюда приобщиться к далекому прошлому страны, вызывает замок из серого камня. Массивные высокие стены, башни, амбразуры-окна… И вокруг ни души. Довольно мрачные мысли рождает созерцание этого странного сооружения по соседству с древним некрополем. Никто не водит туда туристические группы. Как будто виденное – из какого-то параллельного мира. Время, кажется, вообще обошло это место стороной: никаких следов его разрушительного действия.

Не игра ли это воображения, растревоженного посещением необычной местности? Оказывается, нет.

Замок возвел кто-то из местных богатеев, большой любитель ставших с некоторых пор модными военно-исторических реконструкций. Поговаривают, что хозяин новодела хотел открыть тут музей старой военной техники, но пока что-то у него с этим не заладилось. В замке сейчас хранится разная техника и оружие, которые используются в реконструируемых сражениях прошлого.

Короткое пребывание в Таганроге, разумеется, немного прибавило к тому, что мы уже до этого знали о нем. Провинциальный купеческий город на юге России до сих пор сохранил в своем облике эти родимые черты. Много старинных зданий, хотя возраст у города, стоящего на берегу одноименного морского залива, не очень почтенный – немногим более трехсот лет. С ним так или иначе связаны многие известные имена, притом не только в России, и в первом ряду тут Антон Павлович Чехов. Именно к нему, классику отечественной и мировой литературы, приезжает большинство гостей Таганрога. И мы не стали исключением.

Направляясь к дому, в котором жила семья Чеховых, мы не могли хотя бы на несколько минут не остановиться возле здания бывшей мужской классической гимназии, в которой учился Антон Павлович. Теперь здесь находится библиотека, носящая имя великого писателя. Снимки на память на фоне светлого фасада, а также рядом с «человеком в футляре» – бронзовой фигурой одного из известнейших чеховских персонажей, стоящей прямо на земле. Прототипом для него послужил кто-то из преподавателей гимназии тех далеких лет.

(Продолжение следует)

Фото автора
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top