Майра, главная «немка»

6 августа 2015
0
3947

У Майры Барадосовой семья – полный интернационал. Мама – казашка, папа – татарин, муж – украинец, один зять – грек, другой – араб из Туниса, третий – азербайджанец. А сама она, владея четырьмя языками, плюс международным эсперанто, который называют языком дружбы, считает себя гражданкой всего мира. К тому же, благодаря ей, в Германии теперь есть город-побратим нашего Уральска.

«Немецкий – мой второй родной язык»

Председатель объединения Эдуард Фрицлер называет Майру Барадосову «главной немкой» ОО «Уральское немецкое культурно– просветительское общество «Хаймат». Во-первых, именно она стояла у истоков его создания в Приуралье, а во-вторых, она лучше всех знает немецкий язык.

Впрочем, что тут, во-первых, а что – во-вторых – еще вопрос. Все-таки, язык, считает она сама. Майра окончила институт иностранных языков в Алматы, преподавала языки в школе, институте.

– Мой первый и самый любимый язык – немецкий, – говорит она. – Я была одна из тех, кто после развала Союза бегал и создавал немецкое общественное объединение. Это было в 1991 году, это было первое такое общественное объединение в Казахстане. Мы назвали его «Хаймат» – Родина. Другие казахстанские немецкие общества организовались через пару лет, и всем им было присвоено название «Wiedergeburt» – «Возрождение». На момент создания централизованного республиканского объединения «Wiedergeburt» немецкое общество в Уральске уже существовало, имело свой Устав и свою печать, поэтому было решено оставить его первоначальное название.

Немцы много сделали для Приуралья. Вспомнить хотя бы совхоз имени газеты «Правда», где под руководством Героя Социалистического Труда Шубина был создан настоящий образчик совхозного коммунизма. А тружениками хозяйства были в основном немцы.

Майра хорошо знает историю появления немцев не только у нас, в Приуралье, но и вообще в царской России.

– Немцы, которые проживали в нашей области – это потомки немецких колонистов, приглашенных в Россию для освоения пустующих земель в 60-е годы 18-го века императрицей Екатериной II. В советское время немцам была определена территория для их компактного проживания – Немецкое Поволжье, которая прекратила свое существование с началом Великой Отечественной войны, – рассказывает она. – Об истории немцев Джамбейты бесхитростно и правдиво написал в своей книге «Джамбейтинские немцы» (Уральск, 2003 г.) Гадильше-ага Отебали, долгое время живший бок о бок с немцами и собравший в свою книгу много бесценных воспоминаний о немцах, которые внесли неоценимый вклад в развитие Приуралья.

Но если в 18 веке немцы добровольно ехали из Германии за лучшей жизнью, осваивать богатую и бескрайнюю Россию, то в 20 веке, после начала Великой Отечественной войны, когда фашистские захватчики рвались к Поволжью, в ноябре-декабре 1941 года из Автономной республики немцев Поволжья их выслали в Казахстан, а из Уральска – в Джамбейтинский район.

Первую попытку объединить немецкое население Приуралья сделали в конце 80-х годов трое друзей – Андрей Траутвейн, Валентин Люфт и Виктор Кирст. В одном из зданий на проспекте Ленина они открыли в Уральске самое первое в городе немецкое кафе. Оно просуществовало недолго, но очень быстро приобрело популярность среди горожан. К настоящему времени В. Люфта и В. Кирста уже нет в живых. Андрей Траутвейн живет и здравствует в Бонне, пишет картины и выставляет их.

Наши немцы не знали свой язык

– Немецкое общество было основано прежде всего с целью сохранения культуры, чтобы помочь объединиться тем немцам, которые проживали в довольно большом количестве в Уральске и области. Только в городе насчитывалось тогда около двух тысяч этнических немцев, – говорит Майра. – В области существовали районы и поселки, где люди этой национальности проживали компактно, например, в колхозах и совхозах Джамбейтинского района. Многие представители старшего поколения хорошо владели диалектами немецкого языка. Но молодые люди, которые первыми откликнулись на призыв исторической родины вернуться в Германию, языка не знали. Правительство Германии стало оказывать финансовую поддержку немецким обществам после создания республиканского централизованного объединения «Wiedergeburt», с центром в городе Алматы – das Deutsche Haus – Немецкий Дом. В первую очередь были выделены средства на организацию бесплатных языковых курсов. С середины 90-х годов, в течение десяти лет, в городе функционировали, с периодичностью каждые полгода, до 15 курсов по немецкому языку. Проводились не только занятия по изучению языка, но и всевозможные мероприятия: Пасха, Рождество. Немецкое правительство выделяло деньги на обучение соотечественников – чтобы, приехав в Германию, они хоть немного знали родной язык и обычаи, – объясняет Майра свой энтузиазм, с которым помогала создавать культурное объединение.

Члены немецкого общества принимали активное участие и в мероприятиях, организованных Ассамблеей народа Казахстана: Наурыз, декада языков, День Республики, День единства народа Казахстана. Правительством Германии были выделены средства на пошив национальных костюмов, на танцевальные курсы. Активисты общества выступали на праздничных площадях города. Традиционно на Наурыз в юртах, воздвигнутых в центре города, готовились немецкие национальные угощения.

Правительство Германии выделяло деньги не только на организацию и проведение языковых курсов для взрослых, но и на летние языковые лагеря для детей и подростков. Руководителями таких курсов зачастую являлись молодые активисты из Германии, учившие ребят не только языку, но и тому, как проводить различные мероприятия. Из этой когорты вышли такие руководители молодежного движения общества, как Маргарита Чернилевская, Жанна Сибина, Лида Кайль, Лена Михалева. Последние две успешно закончили магистратуру по германской филологии Западно-Казахстанского государственного университета, Лена сейчас воспитывает детишек, Лида продолжает обучение в Германии, г. Майнц. Маргарита и Жанна, также закончив ЗКГУ, переехали в Германию и успешно устроились на новой родине.

Одним из направлений поддержки немецкого населения были в те годы организация и финансирование санаторного лечения для пожилых и инвалидов. Руководила социальной работой общества «Хаймат» Галина Доренгоф. Через общество была возможность получения различных лекарств, которые в те годы было сложно приобрести в аптеках города. Инвалидам предоставлялись коляски, протезы различного рода, очки и самые разные медикаменты. В конце 90-х и начале 2000-х немецкому населению города и области оказывалась существенная поддержка продуктовыми наборами: мукой, крупами, консервами, маслом, в первые годы даже углем. Хочется особо отметить тех немцев-уральцев, которые не стояли в стороне и помогали в разное время не только словом, но и оказывали финансовую поддержку обществу «Хаймат»: Владимира Ивановича Лехмана, Эдуарда Роландовича Фрицлера, Геннадия Александровича Тяпухина, Александра Кумаровича Ажгалиева, Хольгера Нумриха.

«Мы денег не копили – путешествовали»

Сейчас, когда немцев в Приуралье почти не осталось, прекратилась и финансовая поддержка из Германии. Но общественное объединение «Хаймат» продолжает работать.

– Я люблю немецкий, можно сказать, что это мой второй родной язык, люблю немецкую культуру, у меня много друзей в Германии, – говорит Майра. – Германия дала миру великих ученых, физиков, химиков, но главное – она дала миру великих философов и великую музыку. У нас почему-то считают, что немецкий язык – грубый, жесткий, лающий. Это осталось от военных фильмов, в которых фашисты отдают команды. А на самом деле он очень мягкий, музыкальный.

– И вы можете в подлиннике читать Шиллера, Гейне и Гёте?! – не могу я удержаться от зависти.

– Конечно, – отвечает она. – Самый талантливый перевод не передаст всех нюансов оригинального текста. Вот послушайте, это стихотворение «Лорелея» в переводе Лермонтова. Правда, красиво? А на немецком оно звучит еще красивее, – и она с чувством читает стихотворение Гейне на немецком. – Правда, очень музыкально?

Любовь к Германии, к языкам Майра сумела передать своим детям. Две ее дочери учились в Германии и сейчас живут там. Отсутствие у детей страха перед чужим, незнакомым миром Майра объясняет тем, что ее дочери с детства привыкли к поездкам. И, наверное, переняли от родителей страсть к познанию мира.

– Мы деньги не копили, тратили на поездки, – рассказывает Майра. – Детей возили к родственникам под Питер, в Алматы, на Украину, по всему миру. Старшая дочка поступила в институт здесь, в Уральске, а потом говорит: «Хочу учиться за рубежом». Бесплатное обучение – в Германии, студенты там имеют возможность подработать, вот и решили – пусть едет в Германию. Немецкого языка она не знала, английский учила, французский, хорошо знает эсперанто. Но и с таким багажом поступила в институт в городе Магдебург. Там познакомилась с Николом. Он – грек, но вырос в Германии, изучает экономику, работает в компании «Siemens». Они поженились. Типичные немцы – детей пока не заводят, считают, что сначала надо деньги заработать.

Вторая дочка Майры – Лена – живет здесь, в Уральске. На первом курсе института встретила Эльшата, он азербайджанец. У них прекрасная семья, три дочки, младшая родилась в этом году 8 марта.

Младшая, Майя, вслед за старшей сестрой уехала в Германию, в Магдебург. Со своим будущим мужем – Меди – она училась в одной группе. Меди – араб из Туниса. Знает французский, потому что Тунис – бывшая колония Франции, а вот русский, по словам Майры, ему дается с трудом. Живут они в Берлине.

Эсперанто – язык дружбы

Немецкое культурное общество имеет свой уголок в областной библиотеке. Его открыли в 2008 году.

– Приезжала делегация из Евросоюза, посол Германии с супругой, и мы попросили его помочь с книгами на немецком языке, – рассказывает Майра. – И на следующий год нам привезли, а потом прислали по почте две тысячи книг – художественная, справочная литература, помог институт Гёте в Германии. Теперь мы со студентами пользуемся этой литературой. А в 2009 году, когда в Уральск приезжал Генеральный консул Германии, мы обратились к нему с предложением организовать Уральску город-побратим в Германии. Предложили Магдебург, и через год, когда вице-канцлер Меркель приезжала в Астану, такой меморандум был подписан. Почему именно Магдебург? Там живет моя дочь, это город бывшей ГДР – не туристский, а простой, рабочий город. И по количеству населения соответствует Уральску.

Еще одна давняя страсть Майры – международный язык эсперанто. Пропагандировать и преподавать его она начала еще в 70-е годы прошлого века.

– Я училась в институте иностранных языков, и у нас была удивительная группа – 12 человек, и все разных национальностей, – вспоминает она, с чего началось это увлечение. – Одна девушка, армянка, водила нас в консерваторию. И однажды рассказала, что там, в консерватории, желающие изучают эсперанто. Все-таки мы лингвисты, нам было интересно. И мы – полгруппы – пошли. Преподаватель Георгий Моисеевич Герцегов знал идиш и был страстным эсперантистом. Мы так быстро стали осваивать этот язык, что он нас выделил в отдельную группу.

С тех пор Майра сама стала страстной пропагандисткой эсперанто.

– Если английский, чтобы сносно разговаривать, нужно учить два-три года, то эсперанто можно выучить за два-три месяца, – говорит она. – Это – язык дружбы. Благодаря эсперанто у меня друзья по всему миру. Я уже лет тридцать дружу и переписываюсь с японкой, когда бы это я японский выучила! А мы общаемся на эсперанто. Она и в гости меня зовет, но дорого очень ехать. Эсперанто – он и в Африке эсперанто! Он объединяет. Сейчас благодаря технике мир стал ближе, доступнее, но какой это неспокойный мир! За него, за мир, нужно бороться, укреплять связи, дружбу между народами. Муж мой (он умер девять лет назад) родом из Горловки. Мы не раз бывали в Донецкой области, все эти названия, где сейчас идут бои – Пески, Макеевка – мне родные. Младший брат мужа жил в Горловке, весной умер, потому что там не стало лекарств. Постоянно перезваниваюсь с его детьми, зову сюда – не хотят, надеются, что этот кошмар вот-вот кончится. Иногда по три месяца с ними не бывает связи. Мир – он такой маленький, тесный и очень хрупкий. Его нужно беречь и защищать. Я мечтаю о том времени, когда все люди будут друзьями, братьями. Ведь хороших людей очень много, намного больше, чем плохих.

Фото Нурлана Тастанбекова и из семейного альбома
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top