Люди-торпеды

31 декабря 2015
0
1961

В последние 15-20 лет количество «белых пятен» в истории Второй мировой войны заметно уменьшилось.  В Казахстане, России и других странах СНГ появились в продаже отлично изданные, хорошо иллюстрированные книги, рассказывающие о Вооруженных силах Германии в этот период. Даже о форме немецких солдат всё расписано в деталях. Некоторые читатели восклицают по этому поводу: «Вот что значит «гласность», «перестройка», изменение политического мышления: теперь люди узнали многое о германской военной машине. А вот раньше…» В годы «холодной войны», конечно, трудно было ожидать массового издания в СССР книг о его противнике в войне, но кое-что всё-таки издавалось. Правда, тираж таких исследований не всегда указывался… Ещё в 1958 году издательство иностранной литературы выпустило вышедшую двумя годами раньше в Ганновере книгу известного в Западной Германии историка Кайуса Беккера «Немецкие морские диверсанты». В начале 50-х годов Беккер опубликовал нашумевший «документальный отчёт» «Kumpfund Untergangder Kriegsmarine». И вот его новое исследование.

Взрывающийся катер вышел на цель

Оно было задумано Беккером как своеобразный полемический ответ на обвинения, которые выдвигались в послевоенной западногерманской литературе и печати в адрес гитлеровского морского командования, сознательно посылавшего моряков-диверсантов на заведомо верную смерть. Автор также горел желанием доказать историкам Италии, Франции, Великобритании и США, что немцы ни сколько не уступали в развитии диверсионно-штурмовых средств не только своим противникам, но и союзникам, прежде всего итальянцам.

В самом начале 1944 года, сразу после новогодних торжеств, в неприметном бараке, напоминавшем скорее курятник, близ Хейлигенхафена, собрались 30 военнослужащих. От капитан-лейтенанта Опладена они в завуалированной форме услышали, зачем их сюда вызвали. Он сообщил, что командование ВМС намеревается создать ударные группы высокой боеспособности и что они будут находиться во временном подчинении адмирала Гельмута Гейе.

В своих личных записках он подчеркивал: «Военная обстановка 1943-1944 годов допускала лишь оборонительные действия флота. Было известно, что по этой причине я отдаю предпочтение многочисленным, но малым судам и штурмовым средствам перед крупными боевыми кораблями…»

На такую мысль гросс-адмирала Деница, вице-адмирала Гейе и некоторых других морских офицеров натолкнули события 22 сентября 1943 года. В этот день четыре водителя английских подводных лодок-малюток, увидев перед собой орудия германского линкора «Тирпиц», сдались в плен. Но немцы рано радовались. Две магнитные мины, подвешенные под киль лодками-малютками, вскоре взорвались и «Тирпиц» получил огромные повреждения.

Когда обстановка на море осложнилась, и советский военно-морской флот начал теснить немцев на Балтийском и Чёрном морях, Дениц и его окружение решили не только взять на вооружение методы диверсий англичан и итальянцев, но и значительно развить их, превратив диверсантов в грозное оружие. Несмотря на многочисленные трудности, прежде всего крайний дефицит времени (некогда было производить большие боевые корабли!), немцы по части необычности и дерзости диверсий на море превзошли все воюющие морские державы вместе взятые.

В марте 1944 года вице-адмирал Гейе сдал дела в штабе флота, чтобы принять под свое командование спецпод-разделение «К» – «Klienkampfverband», буквально – «Соединение малого боя». К этому времени количество рапортов с просьбой о зачислении в новое соединение резко возросло. Специальная комиссия объезжала школы и училища для унтер-офицеров и кандидатов в офицеры, выявляла способных спортсменов и опрашивала их на предмет добровольного вступления в отряды особого назначения. Поток добровольцев устремлялся в большую казарму в Любеке. Оттуда они отбирались в соединение «К».

Его штаб обосновался в Тиммендорферштранде. В соединение «К» было принято 30 человек. Каждый из них, как пишет Беккер, «обязывался хранить строжайшую тайну, соглашался на службу без увольнений и отпусков, на разрыв всех связей с «гражданской средой», включая требование месяцами решительно ничего не сообщать даже домой, если особая ситуация потребует такого полного молчания.

Вступающий в ряды соединения «К» обязывался целиком посвятить себя общему делу, отдавая ему все свои физические и душевные силы (это, однако, не означает, что он собирался приносить в жертву свою жизнь)».

Тем временем гросс-адмирал Дениц «пробивал» родившуюся в научно-исследовательском торпедно-испытательном центре в Эккенферде идею применения одноместных человекоуправляемых торпед. Дело в том, что противолодочная оборона противника и особенно прикрытие его военно-морских конвоев стали очень эффективными. Даже в подводном положении немецкие подлодки практически не могли торпедировать вражеские корабли. Но если применить одноместную торпеду, то и засекать будет нечего: водитель высовывается из воды лишь по плечи.

Разумеется, использовать «Негеры» – человекоуправляемые торпеды – можно было только ночью, подкрадываясь к судам противника на расстояние 200-500 метров и нанося удар, как говорится, наверняка.

Первый успех не заставил себя долго ждать. В начале июля 1944 года в результате двух операций «Негеры» около устья Сены потопили английский крейсер «Дрэгон» водоизмещением 5000 тонн, минный тральщик «Кэйтоу» и еще несколько более легких судов. Англичане были ошеломлены: радары никаких подводных лодок не засекли. Кто же нанес удар?

Все стало ясно на следующее утро, когда недалеко от побережья был обнаружен «Негер» с мертвым водителем, задохнувшимся от избытка углекислого газа в кабине. Под водителем была торпеда, которую он не успел использовать…

16-17 августа 1944 года «Негером» был потоплен английский эсминец «Айсис», однако в целом успехи нового «малого оружия» с каждой новой операцией уменьшались: противник организовал тщательную оборону. Главного преимущества человекоуправляемых торпед – внезапности – не стало.

По этому поводу адмирал Гейе писал в своих мемуарах:

Пловцы-диверсанты оcнащались малым водолазным прибором Дрегера и ластами«Мы должны строить разнообразные и малые по количеству серии. Как только противник найдет пути борьбы с нашим оружием, от этого оружия следует отказаться, чтобы ошеломить врага новым боевым средством совершенно другого рода».

Таким средством стали взрывающиеся катера «Линзе», развивавшие скорость до 60 км/ч. Они шли на задание звеньями с общим экипажем 5 человек в каждом звене, причем экипажи отдельных катеров звена взаимодействовали между собой. После того как катер направлен на цель, водитель включал дистанционное управление и выпрыгивал из ставшего снарядом судна. С этого момента дальнейшее управление этим и другими катерами брал на себя радист со специального катера управления. Одновременно два других члена его экипажа принимали меры к тому, чтобы вытащить выпрыгнувших в воду товарищей.

Во время одной из операций в проливе Ла-Манш 16 звеньев «Линзе» потопили 12 кораблей и судов англичан и американцев водоизмещением 43 000 тонн, в том числе эсминец «Куорн», траулер «Герсей», один крупный танкер. Командовал флотилией катеров «Линзе» капитан-лейтенант Бастиан. В своих воспоминаниях он писал:

«Сплоченность и чувство товарищества в среде наших людей выражались и в том, что если и по выполнении задания звено возвращалось в порт, то всегда в полном составе. В противном случае не возвращался ни один… Оставшихся на воде бессильных перед стихией товарищей искали до тех пор, пока не вытаскивали за борт, даже если на это уходили целые часы, даже если противник оказывал сильнейшее давление».

Пока англичане и американцы изобретали меры безопасности против взрывающихся катеров, в спецподразделении «К» придумали новый способ диверсий на море с помощью «людей-лягушек». Они использовали новый водолазный прибор Дрегера. Надев водолазные очки и ласты, можно было опуститься с гарпуном и фотоаппаратом на глубину до 25-30 метров и находиться на ней час. Но с этим и другими водолазными приборами и скафандрами, на первый взгляд, «подводного туриста» немцы превратили в боевого пловца.

22 июня 1944 года англичанам удалось расширить свой плацдарм в районе города Кана. Снабжение английских войск осуществлялось по двум уцелевшим мостам через реку Орн и Орнский канал. У мостов, как пишет К. Беккер, противник сосредоточил столько зенитной артиллерии, что немецкая авиация не могла эти мосты разбомбить.

И вот 22 июня в 23 часа две группы пловцов – в реке и в канале – отправились на задание. В реку Орн были спущены … торпеды весом 1600 кг каждая! Их пловцы тащили буквально по самому дну на расстояние 10-12 км до мостов. Берега же были заняты противником. Повсюду дежурили часовые. Были взорваны два моста, пятеро из шести пловцов вернулись в свое расположение.

«Люди-лягушки» с помощью торпед и мин, прикрепляемых к днищам судов и опорам мостов, уничтожали не только их, но даже батареи береговой артиллерии.

Борьбу с флотом союзников в Балтийском и Северном морях немцы вели другими изобретенными ими малыми боевыми средствами: одноместными погружающимися лодками «Бибер», подводной двухместной лодкой «Зеехунд». Лодки «Бибер» немцы намеревались скрытно доставить к Мурманску на борту крупных субмарин, но позже атаковать советский полярный порт им все равно не удалось: из-за технической неисправности бензиновых двигателей четыре из шести «Биберов» вышли из строя и операцию пришлось отменить, когда подлодки уже приближались к причалам.

С окончанием войны спецподразделение «К» прекратило существование. Однако Кайус Беккер пишет в своей книге о грандиозных планах Деница, Гейе и соединения «К» по совершенствованию средств диверсионной войны на море. Планировалось испытать и запустить в производство «Зеетойфель» – сверхмалую подводную лодку-амфибию с гусеничным движителем, «Швеертал» – «подводный истребитель», «Дельфин» – самую легкую и маленькую подводную лодку в мире, торпедные катера «Вал», «Заксенберг», «Титген» и «Циш» с мощными авиационными двигателями, позволявшими катерам двигаться со скоростью до 75-80 км/ч.

Планировалось также создать глиссирующее торпедоносное средство «Шлиттен» с реактивными установками и пулеметами…

Конечно, все это задумывалось для защиты германского фашизма, его возрождения и военного реванша. Но, с другой стороны, надо отдать должное немецким инженерам, сумевшим создать пусть и вспомогательные, но необычные и достаточно эффективные морские боевые средства. По типу «Шлиттена» впоследствии стали строить суда для мирных целей. Но К. Беккер задает вопрос: «Где сейчас эти проекты? Едва ли можно поверить, что все чертежи в конце войны были уничтожены…»

С той поры много воды утекло, но не исключено, что конструкторские наработки 1944-1945 годов могли быть использованы в военно-морских силах разных стран, например, тех же США или Великобритании. Однако документальных подтверждений этому нет. Очевидно другое: необходимо сделать все, чтобы обратить призванные уничтожать людей научно-технические идеи на службу мирному, созидательному труду.

Одноместная торпеда «Негер»

Автор: Александр Суетин

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top