Есть у революции начало…

29 декабря 2016
0
2990

(Продолжение. Начало в № 47, 49-51)

Осенью 1919 года положение Уральской армии было близко к катастрофическому. На уральский фронт вернулась 25-я дивизия Чапаева. Фронт откатился к хутору Калёный. Взаимные ненависть и жестокость с обеих сторон достигли предела.

Здесь располагался штаб 25-й дивизии. Музей В.И. Чапаева, п. Чапаево, ЗКО

Начальник штаба Уральской армии полковник Моторнов вспоминал: «Армия, теснимая частями 25-й дивизии, обороняя каждый поселок и каждый хутор … отошла в район Калмыково, Калёного. Почти все жители оставляемых казаками станиц отходили на юг со своим скарбом и скотом. Это было бедствие для армии, ибо в южных станицах отсутствовал хлеб, а переполнение беженцами грозило голодом. Сотни тысяч скота, гонимого ими в тыл, уничтожали по пути запасы сена и траву, как саранча. Кроме того, эти беженцы располагались бивуаками в ближайшем тылу армии, чем мешали маневрированию. Стоило частям армии остановиться, как останавливались и беженцы, не слушая ничьих приказов об отходе в глубокий тыл…»

А что им было делать? Оставаться в городе и станицах, где их могли расстрелять, узнав, что их мужья, сыновья, братья воюют с Красной армией?

«Чапаева уловить живьём»

В эти дни был совершён знаменитый Лбищенский рейд казаков в тыл 25-й дивизии. Этот день более памятен истории тем, что именно в результате этого рейда погиб легендарный комдив Чапаев.

В Лбищенске (ныне п. Чапаево, ЗКО) находился штаб 25-й дивизии, а по дороге через эту станицу шло снабжение частей Красной армии. Ночью был разработан детальный план операции нападения на Лбищенск. Чапаева решено было взять живым. Задача по захвату Чапаева была возложена на специальный взвод подхорунжего Белоножкина. Взвод, не ввязываясь в бой на окраине станицы, должен был проскочить в центр станицы к дому Чапаева и захватить его. От Калёного до Лбищенска 150 километров. Их надо пройти тайно и тихо, не нарвавшись на красные разъезды.

Командовал отрядом казаков генерал Бородин. Было приказано взять лучших коней, побольше патронов и никаких обозов. Вышли из Калёного ночью и, чтобы красные не заметили, постарались как можно дальше уйти от Урала в степь. Участник тех событий Пётр Фадеев в своих воспоминаниях писал: «Один день мы целиком простояли в степи (местность была неудобная для прохода днем), зато целую ночь шли ускоренным маршем … на третий день вышли на столбовую дорогу Лбищенск – Сламихин … высланы сильные разъезды с тем, чтоб каждого замеченного хватали … не давали сведениям о нас проникнуть в Лбищенск. Один разъезд под командованием прапорщика Портнова (Илецкой станицы) … встретил целый обоз с хлебом. Взятые с обозом в плен красноармейцы утверждали, что «сам» Чапаев находится в Лбищенске и один из них вызвался указать его квартиру. …

Но уцелевшие обозники примчались в Лбищенск с криками «белые». Доложили Чапаеву. Чапаев, выйдя на крыльцо дома, обматерил обозников. Дескать, откуда здесь белые? Белые отступают, до них 150 вёрст. Между белыми и Лбищенской полно красных войск, тут и мыша не проскочит незамеченной. Это какая-то банда налетела на обоз. Постирайте штаны в речке да спать идите».

Последний переход до Лбищенска казаки рассчитали так, чтобы быть там ранним утром.

В три часа приблизились к станице без шума, спешились, оставив конный отряд в резерве.

«Без выстрела мы заняли окраину станицы, – вспоминал Фадеев. – Только уже втягивались в улицы, караул их, стоящий на мельнице, дал залп в «белый свет» и разбежался. Двор за двором, дом за домом «очищали» … от красноармейцев. Сдавшихся десятками отправляли в резерв. Охватив станицу со всех сторон, полки сходились к центру, … резерв расстреливал присылаемых …, мы не могли, находясь в тылу, иметь при себе пленных…»

У красных началась паника. Они выскакивали через окна на улицу в одном нижнем белье и метались в разные стороны, не понимая, куда бежать. Беспрерывная пальба, взрывы гранат, крики раненных и умирающих, лай собак, причитания баб, ржание лошадей…

И порубленный саблей он на землю упал…

Но если станицу белые захватили легко, то штаб, в котором находился Чапаев, оборонялся несколько часов и стоил казакам значительных потерь.

«…Штаб их отряда был занят группой с пулеметом, которая держала под обстрелом всю улицу от церкви к Уралу. Части наши стояли за стенами и не могли никак взять этого дома.

… Часть красноармейцев заняла окраину около Урала (с пулеметом) и не давала нам возможности охватить этот дом с другой стороны».

Казаки на тачанке попытались заставить замолчать пулемет противника, действуя в своей манере отчаянной атаки. Но в первый же момент красноармейцы подбили лошадей, а потом и казаков. Но, в конце концов, красноармейцы, обстреливающие улицу, побежали к Уралу. «… Красноармейцы бросились к Уралу и все попрыгали с яра в воду, думая этим спастись, но пулеметы и винтовки казаков редкого из них не потопили на дно. Среди них была одна женщина, которая была убита на противоположном берегу…» (П. Фадеев).

Казаки, находившиеся у стен штаба красных, бросились в атаку. Штаб был взят. Но «уловить Чапаева живьем» не получилось.

Подхорунжий Белоножкин, которому было поручено это сделать, рассказал, что когда они заняли двор штаба, то увидели оседланного коня, которого кто-то, находящийся в доме, держал за повод, просунутый под дверь. На приказание выйти никакого ответа. Тогда Белоножкин выстрелил, конь шарахнулся и вытянул на поводе человека. Но это был не Чапаев. В это время какой-то человек, «чисто одетый», бросился к воротам. Белоножкин в него выстрелил и ранил в руку. По всем приметам, говорили очевидцы, это был Чапаев. В доме кроме двух перепуганных машинисток никого не нашли. Отчаянно сопротивлялись солдаты красной конвойной (расстрельной) команды во главе с комиссаром Батуриным. И комиссару, и расстрельщикам надеяться на милость казаков не приходилось. Они не сдались и были поголовно уничтожены. Но комиссар всех перехитрил. Заскочив в избу, он залез в печь и спрятался в дымоходе.

«…. Через несколько времени Чапаев, ведя на нас группу красноармейцев, был вторично ранен в живот, … на досках переправлен через Урал. Сотник В. Новиков, находившийся в лугах с сотней … видел, как против центра Лбищенска перед самым концом боя кого-то переправляли через Урал… Всех погибших там красноармейцев было приблизительно 1500 человек … пленных, отправленных степями, 800 человек. Наши потери … были большие – до 100 человек из дивизии убитыми и ранеными, но по сравнению с потерями противника, конечно, пустячные. …К 12 часам дня Лбищенск был полностью в наших руках». (П. Фадеев).

Диорама битвы за Лбищенск. Музей В.И. Чапаева, п. Чапаево, ЗКО

Кроме Чапаева в этом бою погиб и Пётр Исаев (знаменитый Петька из кинофильма и анекдотов), начальник политотдела Суворов, комиссар дивизии Батурин. В отчете Уралревкома в Москву Петровский писал: «При вторичном взятии Лбищенска казаки истребили всех там захваченных – около 700 человек (штаб дивизии и политотдел), всех жертв трудно перечислить».

Спаслись всего 15-20 человек. Одни переплыли Урал, другие спрятались в сараях и стогах сена, третьих нашли живыми среди расстрелянных после боя. Казаки пощадили только летчиков и мотористов авиаотряда.

Начальник штаба (белых) Моторнов докладывал атаману: «Лбищенск взят 5 сентября с упорным боем, который длился 6 часов. В результате были уничтожены или взяты в плен: штаб 25-й дивизии, инструкторская школа, дивизионные учреждения».

В этом бою погиб и командир казачьего отряда генерал Бородин. Уже в конце боя кто-то прицельно выстрелил ему в голову из окна.

В течение последующих двух дней казаки с помощью местного населения вылавливали красноармейцев, прятавшихся по чердакам, погребам, сеновалам. Отряду особого назначения достались громадные трофеи. Через два дня в Лбищенск, занятый белыми, пришли большие красные обозы. Они вошли в станицу четким строевым шагом и так растерялись от неожиданности, что не успели оказать сопротивления казакам. Практически все они были порублены казачьими саблями.

«Добычу, доставшуюся нам, … было трудно учесть. Видели все, что казаки полков дивизии после Лбищенска были одеты, «как женихи». (По воспоминаниям П. Фадеева).

В Лбищенске было захвачено амуниции, продовольствия, снаряжения на 2 дивизии, радиостанция, пулеметы, кинематографические аппараты, 4 аэроплана. В тот же день к этим четырем прибавился еще один. Красный летчик, не зная о случившемся, сел в Лбищенске. Были и другие трофеи. Полковник Изергин рассказывает о них с иронией:

«В Лбищенске штаб Чапаева располагался не без удобств и приятного препровождения времени: в числе пленных – или трофеев – оказалось большое число машинисток и стенографисток. Очевидно, в красных штабах много пишут…»

Не обошлось и без курьезов. Погодаев описывает один из них: «К Мякушкину на коне подскакал казак Кузьма Миновсков. На голове у него вместо фуражки был шлем летчика, а грудь от одного до другого плеча украшали аж пять орденов Красного Знамени. «Что за черт, что за маскарад, Кузьма?! Ордена красных носишь?!» – грозно спросил его Мякушкин. «Да я резиновую шапку с совецкого летчика снял, а эти ордена мы достали в чапаевском штабе. Там их несколько коробок… Ребята брали, сколько хотели… Пленные рассказывают: Чапаю только что прислали за бои красноармейцам, а он их и раздать не успел – мы тут нагрянули… А как же, в честном бою заработал».

Куда всё ж таки делся сам Чапаев – до сих пор никто не знает. Существует множество версий о гибели (и о чудесном спасении) Чапаева. Они столь же разнообразны, как и анекдоты о нём. Вроде он переплыл Урал и спасся на Бухарской стороне у казахов, или был взят белыми в плен и существуют протоколы его допросов.

Дело в том, что никто из уцелевших чапаевцев не видел, где и как погиб комдив. Есть только косвенные свидетельства его гибели. Казаки, конечно, же искали тело: раз уж не получилось взять Чапаева «живьем», надо было убедиться в его гибели. Искали с сетями и на лодках, но не нашли. За его голову была назначена награда.

Для расследования обстоятельств гибели Чапаева Дзержинский прислал сотрудника ВЧК Лациса, который обнаружил на берегу Урала сапоги, которые дивизионный врач опознал как чапаевские. Предположили, что Чапаев сбросил сапоги перед тем, как плыть. Так что изложенная Фурмановым версия гибели Чапаева вполне правдоподобна.

Особенно не хотели верить в гибель Чапая у нас. Лбищенские (чапаевские) мальчишки, по десять раз смотревшие фильм «Чапаев», каждый год пятого сентября, в день гибели легендарного комдива, устраивали соревнования по переплыванию Урала в том месте, где он предположительно погиб. Самые отчаянные при этом гребли одной рукой, как Чапай в фильме. Есть версия, что Чапаев не утонул, а был переправлен на другой берег на досках, но умер от ран. И красноармейцы второпях закопали тело в прибрежном песке, чтобы потом перезахоронить. Но Урал смыл и унес его.

Гибель Чапаева, чьему полководческому таланту поражались царские образованные офицеры, была большой потерей для Красной армии. Теперь жестокость со стороны красных была вдвойне оправдана: они мстили за своего командира.

(Продолжение следует)

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top