Бесстрашие разума

11 мая 2023
0
2641

Все мы ищем Правду, но сказать её дано не всем, лишь избранные могут позволить себе такую роскошь, проявляя бесстрашие разума, потому и остаются в памяти народной на века.

Казалось, что общего, кроме таланта, разумеется, и проживания на просторах Евразийского пространства, у столь разных личностей – степняк, аристократ, советский писатель; разных по национальной принадлежности, живущих в разные временные эпохи, в разных общественно-экономических формациях, в разных бытовых условиях, исповедующих разные религии?
«Людьми должна двигать общность мысли, направленная на благо… Возможно единство разума…», – в слове шестом своей «Книге слов» даёт ответ мыслитель, просветитель казахского народа Абай Кунанбаев. Всех трёх признанных мировых гениев – Абая, Пушкина, Шолохова объединяет единство разума, более того – бесстрашие разума. Как никому другому им удалось приблизиться к Правде – Истине, бесстрашно рассказать об этом и простому народу, и сильным мира сего.

Мы привыкли к образу А.С. Пушкина как врага деспотизма. Его ода «Вольность», стихотворение «Деревня» («Учуся в истине блаженство находить. Свободною душой закон боготворить. Роптанью не внимать толпы непросвещенной»), меткие характеристики, данные царю и придворным. За что не раз поэт попадал в опалу и ссылку. Мало кому известно, что Александр Сергеевич был ещё и «врагом» демократии. И это в то время, когда вся передовая интеллигенция того времени жаждала её. В малоизвестной статье Пушкина «Джон Теннер» он писал: «С изумлением увидели демократию в её отвратительном цинизме, в её жестоких предрассудках, в её нестерпимом тиранстве. Всё благородное, бескорыстное, всё возвышающее душу человеческую – подавленное неумолимым эгоизмом и страстию к довольству; большинство нагло притесняющее общество…» Само слово «демократ» было для него ругательным. «Мысль! Великое слово! Что же составляет величие человека, как не мысль? Да будет она свободна, как должен быть свободен человек», – писал Пушкин в одной из своих статей, запрещённой Главным управлением цензуры к публикации в журнале «Современник». Поэт был свободен в своих мыслях и прямо и бесстрашно излагал свои взгляды.

В одной из доверительных бесед с сыном Михаилом М.А. Шолохов говорил ему, цитируя эту статью А.С. Пушкина: «При демократии ведь любой талантишко, уважая равенство и братство, должен сам себя подвергать добровольному остракизму. Ну, что ты так на меня смотришь? Это не я, это Пушкин сказал. Не слышал? Что ж, это плохо, сын мой. Пушкина даже таким высокообразованным биологам – философам (М.М. Шолохов окончил биофак МГУ, а потом преподавал философию в Академии МВД, г. Ростова-на-Дону – прим. авт.) не мешает знать. Давно ещё «в те баснословные года», когда так хорошо верилось в демократию, прочитал я у него. До сих пор помню впечатление, какое произвели тогда его рассуждения о демократии» (М.М. Шолохов «Об отце» Вос-поминания-размышления разных лет).

Но вернёмся к Пушкину. Чего стоит одна только его поездка в «гнездо бунта» – Яицкий городок осенью 1833 года. В коляске проехав пол-России, чтобы понять причины восстания, он приходит к твёрдому убеждению, что весь, так называемый «чёрный люд» был за Пугачёва. И на страницах его труда «История Пугачёва» и повести «Капитанская дочка» предводитель народной войны предстаёт не как «известный вор и государственный преступник», а живой человек, который по своему ищет справедливости, лучшей доли для своего народа. И здесь Пушкин не отходит от Правды-Истины.

Попутно он обращается и к восточному фольклору, его заинтересовала поэма о Козы-Корпеш и Баян-Слу. И как писал в своё время наш уральский литературный краевед Н.М. Щербанов: «Остаётся только догадываться, какой ещё один шедевр, с какой правдой вышел бы из-под его пера, не помешай этому трагическая смерть поэта».

Поэзия Пушкина стала известна в казахской степи, благодаря переводам Абая – степного философа и мыслителя, ещё одного бесстрашного искателя Правды. Уже на склоне лет Абай пишет своё фундаментальное произведение, «ума холодных наблюдений и сердца горестных замет» – «Слова назидания» – «Қара сөз» («Чёрное слово»). Это своеобразная исповедь, «обнажение души», что доказывает их предельную честность и искренность. В «Книге слов» Абай говорит много нелицеприятных слов о своём народе, но не ставит целью унизить, как он пишет, «мой народ, который я люблю и к сердцу которого я ищу тропу». Основные чувства, пронизывающие «Слова назидания» – это боль и надежда, вера в могущество разума. Ещё с большей болью за судьбу народную звучат строки его стихотворения:

О, казахи мои! Мой бедный народ!
Жёстким усом небритым прикрыл ты рот.
Кровь – на правой щеке, на левой – жир…
Где же правда? Твой разум не разберёт.

«Поклонник критического разума, просвещённый рационалист, пламенный борец за культуру народа и трагический одиночка среди ханжей, стяжателей и среди косных седобородых старшин – феодалов, Абай был незаурядным явлением своей эпохи не только в истории казахского народа, но и в истории всего Ближнего Востока», – так писал об Абае Мухтар Ауэзов. Сейчас мы с уверенностью можем сказать – в истории всего Евразийского пространства, в истории всего мира.

У поэта Глеба Горбовского есть такие строки: «Загадочная русская душа… Какая чушь! Она открыта настежь…» И это уже применительно к ещё одному бесстрашному поборнику Правды – Михаилу Александровичу Шолохову. Бесстрашие его разума, его распахнутая настежь душа, откликнувшаяся на неимоверные страдания народа «в годину смуты и разврата», привели к написанию народной эпопеи «Тихий Дон». Нобелевскую премию по литературе Шолохов получил именно за этот роман с формулировкой – «За художественную силу и цельность эпоса о донском казачестве в переломное для России время».

В чём же бесстрашие Шолохова? Роман выходит в журнале «Октябрь» в 1928 году. Накануне, 20 января 1927 г. арестован казак Харлампий Ермаков. 6 июня 1927 г. судебная коллегия ОГПУ, рассмотрев дело во внесудебном порядке по статьям 58/11 и 58/18 УК, постановила: «расстрелять»! Очень скоро приговор приведён в исполнение. Как известно, Харлампий Ермаков был одним из прототипов Григория Мелехова в романе Шолохова «Тихий Дон» и одновременно одним из второстепенных персонажей под собственным именем.

В период написания первых глав молодой писатель встречался с Ермаковым, поэтому и роман получился правдивым, и образ Мелехова, мятущегося, ищущего правду, не кажется выдуманным. Каков Шолохов! И в этом он сродни Пушкину в его поиске истинных причин Пугачевского восстания и попытке раскрыть характер предводителя.

Ещё один персонаж романа, реальное лицо, выведенное в романе под своим именем – Павел Назарьевич Кудинов. В марте 1919 г. он возглавил так называемый Вёшенский мятеж. В 1920 г. эмигрировал в Болгарию. После опубликования романа писал, как казаки-эмигранты собирались и читали «Тихий Дон», «читали и плакали. До чего полынно-горька правда о нашем восстании». Кстати, потомок Кудинова живёт в станице Вёшенской. Александр Глебович Коренюгин. Был до недавних пор главой Вёшенского поселения, дважды бывал здесь у нас в Приуралье с сыном писателя М.М. Шолоховым. Его дочь Ольга Александровна Анистратенко – директор Государственного музея-заповедника М.А. Шолохова. Вот такое сплетение судеб.

Есаул А.С. Сенин – ещё один персонаж романа, к тому же одновременно послуживший прототипом есаула Половцева в романе «Поднятая целина». Расстрелян в 1930 году. Роман вышел в 1932-м. В этом всё бесстрашие Шолохова – отойти от чёткого разграничения – «свой-чужой» в гражданскую войну и прийти к христианскому – «не осудите братья брата».

Исследователь творчества писателя С.И. Чубаков в одном из выступлений на международных «Шолоховских чтениях» ( Ростов-на-Дону) сказал: «»Тихий Дон» о русской революции и особенно о гражданской войне расскажет больше и правдиво, чем тысячи историков, политологов и публицистов вместе взятых».

М.А. Шолохов и в последующих за «Тихим Доном» произведениях, поднимает неудобные или вовсе запретные темы. Например, о раскулачивании в романе «Поднятая целина» или тему плена в рассказах «Наука ненависти» и «Судьба человека». Благодаря созданному Шолоховым образа мужественного и стойкого человека (Андрея Соколова), многие прошедшие через немецкий плен смогли поднять головы и расправить плечи. Живой пример – бывший житель с. Дарьинское Иван Петрович Калашников, перенёсший все ужасы плена. Бежавший из него в конце войны, долгое время после ему приходилось объяснять причину пленения, ощущать недоверие властей. Его рассказ о собственной судьбе – точная иллюстрация написанного Шолоховым.

Шолохов был бесстрашен не только как писатель. В самый разгул репрессий он смело поднимает свой голос в защиту невинно осуждённых земляков, друзей, иногда и просто знакомых. Им написано 26 писем И. Сталину о произволе местных властей, о репрессиях, о голоде. Писал с риском для жизни, не мог молчать. К слову, ни в одном из написанных им произведений Шолохов не ввёл образ Сталина, но, к чести писателя, и после его смерти не стал в один ряд с его ниспровергателями, сказав: «Да, был культ, но была и личность»

Приведу слова ещё одного исследователя жизни и творчества М.А. Шолохова А. Чукарина: «По каким законам появляются гении на Земле, науке неизвестно, но то, что они появляются точно во времени и пространстве для исполнения некой миссии – неоспоримый факт».

Я бы добавила – миссии – донести правду о своём времени.

И вновь обратимся к мудрости гения степи Абая: «Кто ответит: разум – совокупность знаний многих или духовная сила одного?» Вопрос остаётся открытым. Возможно, в обществе современном, в наше мятежное смутное время где-то уже родился очередной бесстрашный гений.

Ольга Чеканова,
лауреат Всероссийской
историко-литературной премии «Александр Невский»

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top