В неспокойном русле

23 апреля 2015
0
1386

При встрече кандидат экономических наук Аскар Махмудов пошутил, что делать экономические прогнозы – дело неблагодарное – ситуация в этой сфере меняется стремительно, но не иметь взглядов на будущее, по его же мнению, вдвойне неблагодарное занятие. Поэтому-то он и согласился, с оговоркой не признавать его истиной в последней инстанции, дать нам интервью и обрисовать вероятные сценарии развития экономической ситуации в стране.

– Аскар Джуматаевич, как Вы оцениваете положение ЗКО на данный период?

– Сразу оговорюсь, что как специалист по макроэкономике я не могу рассматривать Западно-Казахстанскую область в отрыве от государства – отдельно регион не может выступать самостоятельным экономическим субъектом, его развитие обязательно определяется условиями развития республики в целом. Поэтому уместнее, я считаю, говорить о положении области в контексте с общим социально-экономическим положением республики.

Новый 2015 год Казахстан начал с падающих цен на нефть, на металлы, секвестра (сокращения – прим. авт.) государственного бюджета и огромного стремления правительства удержать ситуацию. На данный момент состояние нашей экономики не самое благополучное. Существенного роста экономических показателей в стране, на мой взгляд, нет по целому ряду причин. Так, в течение долгого времени в государстве практически не было пополнения и обновления производственного потенциала – технологическое оборудование в обрабатывающей промышленности изношено, равно как и большинство инженерных и электросетей; в республике практически нет современных автомобильных дорог при огромной территории и большой рассредоточенности городов и сел. У нас существуют диспропорции в развитии добывающих и обрабатывающих отраслей экономики: мы качаем нефть и газ, но совсем не развиваем собственное производство. При этом качество даже той продукции, что производят отечественные компании, зачастую низкое, поэтому их товары не могут конкурировать с привозными, импортными.


– Я считаю, что существующая коррупция – это та ржавчина, которая разъедает наше общество изнутри, – рассуждает Махмудов. – Деньги, предназначенные для развития бизнес-сообщества, не всегда и не в полном объёме доходят до адресатов, они разворовываются. Поэтому не редкость, что интересные прорывные экономические проекты так и не могут заработать, а те, которые начинают свою деятельность, могут свернуться из-за недостатка оборотных средств.


Если говорить о плюсах, то непосредственно в нашей области можно отметить рост темпов развития аграрного сектора. Сельское хозяйство ЗКО специализируется на производстве мяса, зерновых культур. Официальные статистические данные свидетельствуют, что на конец 2014 года объем произведенной валовой продукции сельского хозяйства составил 83,6 млрд. тенге, произведено промышленной продукции на 1833,9 млрд. тенге. Это неплохие результаты развития области с учетом складывающейся экономической ситуации в мире.

При этом за прошедший год цены на продовольственные товары повысились на 7,6%, непродовольственные подорожали на 7,7%, плата за услуги выросла на 4,5%. Я считаю, что эти повышения с точки зрения социально-незащищённых граждан очень ощутимые. Хотя справедливости ради следует отметить, что инфляция в пределах 7-8% – умеренная, и на фоне мирового экономического кризиса, и даже по сравнению с нашими соседями-россиянами, она значительно ниже. Уровень ее в России в целом за 2014 год, по оценкам независимых экспертов, превысил 13,7%, хотя по прогнозам Минэкомразвития России ожидалось на уровне 4,5%.

– Насколько, на Ваш взгляд, падение курса рубля оказало влияние на нашу экономику?

– Из-за сложившегося обменного курса рубль/тенге многие предприятия пищевой промышленности в приграничных областях – в ЗКО, Актобе, Атырау, Павлодаре, Кустанае, Северном Казахстане – испытывают большие затруднения – сократились объёмы сбыта продукции, поскольку поступающие из России товары той же группы стоят дешевле. Это прежде всего мясокомбинаты, молокозаводы, птицефабрики, на которых заняты тысячи человек. Взять, к примеру, продукцию того же уральского предприятия «Мясодел» – она качественная, хорошая. А посмотришь: люди берут подобную же колбасу, но российскую. Всё потому, что потребитель голосует кошельком. Постепенно по той же причине нашу молочную продукцию вытесняют молочные заводы Саратова, Самары, Пензы.Часть предприятий уже встали, но могут остановиться и остальные. Если сохранится дальнейшее падение рубля и положение «сильного тенге», люди потеряют свою работу.


– Текущий экономический кризис, охвативший все без исключения страны мира, оказался более глубоким, чем все предшествующие, – отмечает Аскар Махмудов. – По оценкам международных экспертов, данный кризис масштабнее даже, чем Великая депрессия 1929-1932 годов, так как он охватил не только банки, но и реальный сектор экономики.


Экспортеры и пищевики, больше всего пострадавшие от падения рубля, ждут неких ограничительных, либо других мер поддержки от правительства. При этом, несмотря на провозглашение ЕАЭС четырех принципов свободы, подразумевающих свободное движение рабочей силы, услуг, капитала и товаров, Национальная палата предпринимателей Казахстана с целью защиты отечественных товаропроизводителей в период кризиса выступила с предложением ввести временные торговые ограничения на отдельные группы товаров из России. Однако, как стало известно по итогам заседания Евразийского межправительственного совета, Казахстан не будет ограничивать импорт товаров из России. В рамках антикризисных мер было принято решение о вливании в экономику республики 1 триллиона тенге, также при проведении государственных закупок отечественные товаропроизводители должны быть приоритетными.

Рейтинговое агентство Standard&Poor’s в начале 2015 года снизило рейтинги нескольких стран, включая Россию и Казахстан. Рейтинг Казахстана был понижен до «BBB» с негативным прогнозом с «BBB+». Это снижение связано с падением мировых цен на сырую нефть и металлы – основные экспортные товары. Следует ожидать, что и другие агентства будут пересматривать рейтинги – это для нас плохой знак. Почему? Международные рейтинги свидетельствуют о надежности той или иной страны или компании. Чем ниже её рейтинг, тем неохотнее заходит инвестор в страну, потому что в ней большие финансовые риски: очень высокие процентные ставки банков, дорогие услуги страховых компаний.

– Сейчас люди в ожидании: возможна ли ситуация наподобие той, что произошла в России?

– Курс российского рубля в конце прошлого года менялся так резко и продемонстрировал такое крутое пике, что это вызвало беспокойство у многих казахстанцев: как поведет себя тенге, «глядя» на падение «деревянного»? Как бы тенге не обогнала российский рубль в своей волатильности (изменчивости – прим. авт.).

Сейчас ситуацию в экономике Казахстана девальвация тенге может усугубить, это резко ухудшит благосостояние населения.

Может ли стать девальвация панацеей от ожидаемых экономических бед? На этот вопрос никто не может дать ответа.

Как граждане мы не знаем многих моментов, например, проводил ли Национальный банк Казахстана стресс-тесты по валютным заемщикам, чтобы выяснить, насколько ухудшится положение вкладчиков в случае девальвации? Если проводились, то будут ли доступны результаты стресс-тестов?

Девальвация – это мера временная, опыт предыдущих лет показывает, что принципиальных изменений в структуре экономики от нее не происходит. Хочу заметить, что многое в этом вопросе зависит от позиции Национального банка Казахстана. Так, по мнению его руководителя, в ближайшее время в республике не будет «шоковой» девальвации, а будет проводиться политика инфляционного таргетирования (таргетирование – это комплекс мер государства по контролю уровня инфляции), проще говоря, девальвировать тенге будут, но понемногу, в течение года. Представители рейтингового агентства Standard&Poor’s в своих отчетах отмечают, что Национальный банк Казахстана допустит обесценивание тенге в 2015 году для корректировок внешнеторговых дисбалансов, посредством корректировки курса национальной валюты.

– Какие шаги надо предпринять, чтобы уменьшить последствия экономического кризиса?

– Хочу отметить, что в начале появления первых признаков экономического кризиса казахстанское правительство заявляло, что он пройдет быстро, нужно лишь время его переждать. Затем появились макроэкономические прогнозы, представленные на 5 лет вперед, которые демонстрировали совершенно обратное.


– Когда в 2014 году произошла девальвация тенге, люди стали бояться откладывать сбережения в национальной валюте, – констатирует Махмудов. – Сейчас наши граждане, у кого есть возможность, вкладывают наличность в недвижимость, остальные даже не знают, куда деть свои небольшие деньги. Доллар покупать дорого, а фондовый рынок практически не получил развития. В рамках проекта «Народное IPO» в конце 2014 года населению были предложены акции – АО «KEGOC» по 505 тенге за штуку, с начала 2015 года они подешевели, упав в цене до 405 тенге. Инвесторы, потеряли по 100 тенге с каждой акции, еще не получив дивидендов.


По прогнозам, в 2015 году рост ВВП оценивается в 1,5%, в 2016 г. – 2,2%, в 2017 г. – 3,3%, в 2018 г. – 3,6%, в 2019 г. – 4,1%. Ранее средний темп роста экономики в Казахстане на предстоящую пятилетку прогнозировался в 5,78% в год, теперь – 2,94%, то есть в два раза ниже. Считаю, что с такими темпами развития экономики Казахстан не только не сократит разрыв с развитыми экономиками, но и значительно отстанет от многих развивающихся государств. Возникает вопрос: насколько обоснованы такие пессимистичные прогнозы правительства на предстоящую пятилетку? В основу расчета было положено, что стоимость нефти не поднимется выше $50 в 2015-2017 гг., а в 2018-2019 гг. поднимется до $60. Очевидно, что правительство просто перестраховалось, сохранив сегодняшний уровень цен в $60 за баррель нефти даже в 2019 году.

Новые макроэкономические прогнозы правительства означают, что резко усеченный бюджет республики – это реальность не только этого года, но и последующих четырех лет развития. Парламенту потребовалось меньше одной недели, чтобы согласиться с сокращением республиканского бюджета почти на триллион тенге(!) и кардинального пересмотра прогноза развития экономики на ближайшую пятилетку. Депутаты буднично и просто, всего лишь на одном пленарном заседании порезали бюджет республики без анестезии. По существу был принят новый бюджет с иными макроэкономическими показателями развития.

На данный момент одна из главных задач правительства – это поддержка реального сектора экономики, которая означает полномасштабную перестройку сырьевой экономики и требует огромных финансовых ресурсов, которых не будет еще долго. При этом в стране нет четкого и организованного подхода к инвестиционному климату, недостаточно стимулов для инвесторов в виде таможенных и налоговых льгот, всевозможных преференций и натуральных грантов, сохраняются сложные визовые условия и существуют административные барьеры.

В налоговом законодательстве РК нет нейтрального отношения к фирмам. Порой из-за постоянно вносимых изменений в Налоговый кодекс в нём путаются даже сами налоговики. Некоторые существующие нормы могут иметь двоякое толкование, что оставляет возможность для маневра налогового инспектора. С этим, я считаю, нужно разбираться на высоком законодательном уровне.

– Существуют ли универсальные советы для бизнеса: как удержаться на плаву?

– Конечно, универсальных советов нет. Экономический кризис создает проблемы всем в обществе. Предпринимателям отвечу словами известного бизнесмена, писателя, пережившего множество финансовых проблем и оставшегося на плаву Дональда Трампа: «Никогда не сдаваться!».

С точки зрения общества, чтобы обеспечить успешное развитие предпринимательства, сохранить экономическую независимость государства, необходимо провести структурную модернизацию экономики, которая может завершиться относительным сокращением доли сырьевых отраслей. Но начаться она может только с модернизации и перегруппировки обрабатывающей промышленности.

На данный момент государству необходимо развивать высокотехнологичные, наукоемкие отрасли и производства, увязывать инвестиции с инновационными проектами; организовывать конкурентоспособное производство потребительских товаров на основе использования ценовых преимуществ отечественной продукции.

Правительство должно проводить рациональную политику государственных закупок, оказывать содействие в продвижении казахстанских товаров на внутренний и внешний рынки, шире привлекать иностранные инвестиции.

Учитывая, что внутренний рынок Казахстана небольшой, перспективы экономического роста связаны с развитием экспорта продукции, а не импорта товаров и услуг.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top