Ценности Равиля Ниязова

20 августа 2015
0
3543

Это тот случай, когда о родителях и семье узнаешь, соприкоснувшись с успехами детей, когда именно их достижения выходят на передний план, и возникает вопрос – кто мама и папа, тоже из творческой среды? Равиля Хасановича такое положение вещей ничуть не задевает, напротив, он гордится самостоятельностью детей: «Рамина такая своеобразная, рассуждает не по возрасту», – замечает отец о своей младшей.

Её я и отметила на одном из концертов, посвященных 20-летию АНК, который устраивал центр внешкольной работы. Гибкая, пластичная, она танцевала уйгурский танец, но более всего мне понравились ее стихи о Казахстане, которые она так проникновенно читала, что публика взорвалась аплодисментами.

Так уж получилось, что на момент интервью Рамины не оказалось дома, она с мамой и сестрой была в отъезде, и отец взял на себя миссию рассказчика.

– Наргиз с Раминой заслуженно собрали все награды за участие в конкурсах, – говорит он, показывая дипломы. – Старшей дочери уже 20, она замужем, есть ребенок; до декретного отпуска работала бухгалтером в газовой отрасли. С детства увлекалась национальными танцами, разучивала сама, выступая и на республиканских фестивалях, билборд с ее портретом красовался на одной из улиц города. Младшая – пошла по ее стопам, занимается в танцевальной студии при ЦВР, стихи сочиняет, девочка с богатым внутренним миром, своим мировоззрением. Мы никогда не препятствуем детям в выборе увлечений или профессии, предоставляя следовать зову души.

– Когда переехали в Уральск, сын учился в пятом классе, – продолжает он. – В Алматы занимался таэквондо, и здесь сам нашел ДЮСШ, начал тренировки, принял участие в соревнованиях, получил красный пояс. И тогда я понял – повзрослел, стал самостоятельным, маленьким мужчиной. Руфат проявил себя и позже, сказав: «Папа, я думаю, в нашей семье достаточно полицейских», и пошел учиться в экономический колледж. Затем окончил институт «Евразия» с красным дипломом. Он играл полузащитником в нашем «Акжайыке», и на мое предложение продолжить карьеру спортсмена, сказал: «Это все временно, максимум до 35 лет, а что потом буду делать?» Резонно, подумал я. Сейчас у него семья, дочка.

– Я счастлив с женой, детьми, не каждому отцу уделяется такое внимание, – улыбается. – Мне повезло с супругой, в основном она занималась их воспитанием, я много работал, – он задерживает взгляд на ее портрете, написанном маслом местным художником. Замечу, квартиру украшают и другие портреты членов семьи: матери, двух дочерей, это, с его слов, толика внимания и знак любви со стороны главы семьи.

Ниязовы жили в поселке, расположенном в пятидесяти километрах от Алматы, отец, бывший фронтовик, преподавал трудовое обучение в школе, о нем говорили: мастер «золотые руки», несмотря на то, что сухожилия одной руки были повреждены, и пальцы функционировали наполовину. «Я боготворю своих родителей, правда, их уже нет, – с грустью в голосе замечает мой собеседник. – Он был таким искусником, делал уйгурские музыкальные инструменты: дап, дутар, равап; построил дом без единого гвоздя. Мать работала врачом. Нас было семеро, я младший».

Равиль учился хорошо. После школы окончил училище по профилю контрольно-измерительные приборы и автоматика на «отлично», но, глядя на старшего брата, тоже хотел стать полицейским (в настоящее время он полковник в отставке). Но тот подошел к этому вопросу серьезно и конкретно, стал периодически вести с ним беседы, проигрывать на словах сложные случаи, встречающиеся на службе, нестандартные ситуации. «Он долго испытывал меня всякими каверзами, – вспоминает Равиль Хасанович, – и только потом вынес вердикт – готов, справишься, что было равнозначно путевке в жизнь. К тому времени я отслужил в армии, служба в рядах СА тогда считалась чуть ли не знаком качества для мужчин, тем более, что за моими плечами было Алма-Атинское войсковое общекомандное училище. Словом, устроился в дорожную полицию в звании сержанта. Прямо говорю, было сложно: мегаполис, большое население, движение, ненормированный рабочий день; встаешь в пять утра, чтобы в семь быть на разводе, а заканчивали и в девять, и в двенадцать. Не для слабых – в моральном и физическом плане, но мы работали, были движимы патриотизмом, хотелось доказать себе, что способен на нечто большее. И так десять лет. А потом предложили поехать в Уральск. Подошел к карте, смотрю, самый запад страны, небольшой городок; были сомнения, не скрою. Лейтенанта здесь получил».

В Западном Казахстане трудится уже 15 лет, из дорожной полиции перешел в другую структуру: начальник отдела специализированной службы охраны, в ведомстве которой стратегические объекты города и области.

«Поначалу было нелегко – ни родственников, ни знакомых, ни друзей, как на малой родине. Менталитет другой, речь, манеры общения, привычки. А теперь… ни о каком отъезде не помышляю, настолько полюбил город. Здесь люди открытые, бесхитростные. Друзей нашел, среди них Мурат Сарбупеев, певец, лауреат престижных конкурсов, Жаскелен Гайсагалиев, композитор. Они дарят мне свои песни для исполнения, – улыбается он, – я и сам пытаюсь сочинять».

В 2012 году в республиканском конкурсе «Часовые дорог», посвященном 20-летию образования дорожной полиции РК, был награжден в номинации «Лучший автор». Не скрывает, награда приятна, как и то, что был приглашен для участия в концерте, проходившем в ДК «Зенит», «Дискотека 80-х», где исполнял песни ансамбля «Фристайл». Не остается в стороне от деятельности уйгурского этнокультурного общества, решая многие организационные вопросы. Но больше отдается творчеству, хобби – вокалу, признаваясь, что «самоучка».

В третьем классе научился играть на гитаре, «воруя» ее вечерами, по его признанию, из комнаты брата. Как ему это пригодилось впоследствии! В чем?

Жили-были на одной улице девчонки и мальчишки, бегали-играли все вместе, как водится в поселках. И никто никого не замечал до поры до времени, а потом… произошло перепрограммирование в мозгу у восьмиклассника Равиля: он вдруг увидел Гульмиру, ее длинную черную косу. «Нахлынули неописуемые чувства, появилась робость, сам себе удивлялся, и не знал, как пригласить на свидание, как вести себя с ней, такой недотрогой», – делится сокровенным.

Конечно, не обошлось без гитары, какое девчоночье сердце устоит против рвущих душу аккордов и страстных слов песни. «Я прошу, не надо плакать, мне самому обидно, слезы, перестаньте капать по щекам моей любимой…», пел он ей, и она была на седьмом небе от счастья. Как бы родители с той и другой стороны ни хотели раннего брака детей, они все же поженились в 18 лет. Он ушел в армию, она ждала, писала нежные письма.

Ждала и потом – возвращения с работы. Как, впрочем, и сейчас, когда взрослые дети поженились, а с ними осталась Рамина – звездочка и звоночек, маленькая поэтесса, как они ее называют. «Может быть, Вам надо было сразу пойти в «культуру», а не в полицию?» – спросила я. «Сложилось так, как сложилось, и о другом не помышляю, – подытоживает Равиль Хасанович, – на первом месте у меня семья, в которой главное место занимает творчество».

Фото из семейного альбома и Ярослава Кулика
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top