Тройное счастье Луары Батыргалиевой

18 сентября 2014
0
1296

Она давно вынашивала эту мечту: взять на воспитание двоих детей, но все не решалась. Но случилось несчастье у друзей: еще молодые люди ушли в мир иной, оставив сиротами двух дочек – четырнадцати и десяти лет. И получилось в точном соответствии с поговоркой: не было бы счастья, да несчастье помогло.

Луара Батыргалиева взяла бы девочек к себе сразу, но по закону положено собрать кучу справок и определить, в каком статусе они у нее будут находиться. Детей временно поместили в Центр адаптации несовершеннолетних. Навещала она их там каждый день. И каждый раз ей навстречу, раскинув руки, бросалась еще одна маленькая обитательница центра – Диана. И всякий раз нерастраченная материнская нежность теплом заливала ее сердце. Она уже собрала все необходимые справки и документы на осиротевших сестер, но не могла забыть полных надежды, ждущих глаз маленькой Дианы. А когда малышка со слезами в глазах спросила: «Их возьмешь, а меня?..», Луара Батыргалиева окончательно решила вместе со старшими девочками оформить патронат и на нее.

Всё, что случается – не случайно

В этой цепи случайностей Луара Кайрекеновна видит какую-то высшую закономерность.

– Я поняла: все, что случается – не случайно, – говорит она. – Столько лет я собиралась усыновить то девочку и мальчика, то двойняшек, то близняшек. Коллеги надо мной даже подшучивать начали. А тут как будто судьба сама распорядилась. На старших девочек я уже собрала документы на патронат, но Диану не могла оставить в центре без старших девочек, она ведь могла подумать, что я ее бросила. Мне ее дали «на гостевую». Все-таки я – лицо, вызывающее доверие, у меня 24 года педагогического стажа, – смеется она.

Через два дня после того, как Луара Кайрекеновна привезла трех девочек в свою двухкомнатную квартиру в Круглоозерном, маленькая Диана назвала ее мамой. Это был, пожалуй, самый счастливый момент в ее жизни. Она навсегда запомнила этот день – семнадцатое апреля 2013 года.

– Старшие девочки – Дана и Айгерим – меня тетей называют, а Диана подошла и спрашивает: «А можно я тебя мамой буду называть?».

При этом воспоминании Луара просто светится от счастья. И глядя на ее добрую улыбку, понимаешь, почему маленькая Диана безошибочным детским чутьем выбрала себе в мамы именно ее.

– Она на гимнастику ходит, у нее первые в жизни соревнования были, – не в силах сдержать гордость, продолжает Луара. – И тренер вдруг объявляет: «А сейчас выступает Кайрекенова Диана». Представляете, она назвалась именем моего отца! У нас, казахов, ведь так принято.

Получив такой аванс доверия, Луара окончательно решила малышку удочерить. Но родная мать Дианы отказываться от девочки не собиралась.

– Она ни разу не навестила девочку в центре адаптации, не поинтересовалась ее судьбой, – волнуясь, говорит Луара. – Когда Диана жила с ней, она была заброшенным ребенком.

По словам Луары, мать Дианы не имеет определенного места жительства, выпивает, имеет приводы в полицию и нигде не работает, поэтому Диана и попала в центр реабилитации. Когда на суде решался вопрос о лишении матери девочки родительских прав, Луара сильно волновалась и мучилась внутренней нравственной дилеммой. Ведь нехорошо желать, чтобы другую женщину лишили права быть матерью, но еще хуже было думать, каково будет Диане, если ее у нее отнимут.

– Ведь если бы девочку вернули матери, какой бы был для нее стресс! Я больше всего за это переживала. Во-первых, она уже привыкла ко мне и к сестрам. Нет, я бы не была против, если бы Диана к матери тянулась, если ей с ней было хорошо. Но Диана ни разу о ней не вспомнила! Она не хотела с ней жить! Но Диана еще маленькая, ее желание в суде не играет юридической роли. Старшие девочки свой выбор сделали сами. А судьбу Дианы – с кем ей жить – должен был решать суд. Наверное, кощунственно об этом говорить, но когда суд принял решение лишить эту женщину родительских прав, у меня появился шанс ее удочерить. А на двух старших девочек буду патронат продлевать.

Где трое – там и шестеро

– А шестеро откуда взялись? – показываю еще на двух девочек и мальчика.

– А это друзья моих детей – Асель, Ринат, Камила. Они из одной семьи – две сестренки и брат, – улыбается Луара. – Они с моими старшими девочками сдружились еще в центре адаптации, сейчас живут в детском доме. Они всегда просятся к нам, и я их постоянно беру в гости: на выходные, на каникулы. Все лето они живут у меня.

– Наверное, трудно приходится?

– Не скажу, что трудно, но и что легко – не скажу. Поначалу меня больше материальный вопрос волновал. Ведь если я беру на себя такую ответственность, то я должна и накормить, и одеть детей достойно. Государство, конечно, помогает: на каждого из троих мне платят сейчас по восемнадцать тысяч тенге, плюс моя зарплата патронатной мамы тридцать тысяч. Но попробуйте на восемнадцать тысяч достойно содержать ребенка. Этого, конечно, не хватает. Ну а кроме материальной стороны есть еще более ответственная – воспитание. Очень хочу достойно детей воспитать.


В Западно-Казахстанской области 139 патронатных семей, в которых воспитывается 181 ребенок.


Луара из семьи педагогов, и сама педагог. Работала в сельской школе, а потом в городской. Сейчас возглавляет отдел воспитания областного управления образования. В семье она была старшей и с детства присматривала за младшими братьями.

Потом помогала сестре воспитывать племянников. Так что с мальчишками привыкла управляться, а с девочками, наверное, легче? Но неожиданно она отвечает, что с девочками труднее, а точнее – ответственнее.

– Они ведь будущие хранительницы домашнего очага, надо воспитать в них умение сопереживать, ухаживать. Чтобы выросли не легкомысленными вертихвостками, чтобы мне не было за них стыдно.

В воспитании она придерживается принципов своей семьи.

– Наша мама никогда на нас голоса не повышала. Только посмотрит, и сразу понимаешь – что-то не так. У нас в семье тоже не принято кричать. Конфликты между детьми, конечно, бывают, не без этого, но до серьезного не доходит. Все знают: Дана – старшая и ее надо слушать. Диана – младшая и ей можно сделать поблажку. Так ведь всегда с младшими, правда? Я прихожу с работы, они уже ужин приготовили, сами покушали, посуду помыли и меня ждут.

– Все-таки, наверное, во многом себе пришлось отказать ради детей?

– Ну, не скажу, что я себе теперь во всем отказываю. У меня по работе командировки бывают на день-два, тогда сестра помогает, племянники. Покупки планируем. Перед началом учебного года все деньги на то, чтобы в школу детей собрать. В отпуск? В этом году вместе с детьми ездили в Актобе, в Туркестан. В лагерь они не захотели, все лето на даче, им там нравится – воздух, вода, фрукты.


Патронат — (лат. patroatus покровительство) передача на воспитание в семью по договору на определенный срок детей – сирот, потерявших связь с родителями, изъятых из семьи по постановлению суда или органов опеки на основании договора, заключаемого между лицом, выразившим желание взять ребенка на воспитание (патронатный воспитатель), и органом опеки и попечительства. Труд патронатных воспитателей оплачивается. Подбор патронатных воспитателей осуществляется органами опеки и попечительства с учетом их нравственных и личных качеств. Также учитывается и способность патронатного воспитателя выполнять возложенные на него обязанности по воспитанию ребенка, отношения между патронатным воспитателем и ребенком.


– А что бы вы посоветовали тем, кто тоже хочет взять ребенка на патронат или усыновить?

– Мне многие мои знакомые задают этот вопрос. Когда у человека уже взрослые дети, а сами еще не старые и хочется еще кому-то отдать свое тепло, многие об этом начинают задумываться. Я всем советую усыновлять маленьких детей, пока у ребенка еще не сформировался характер, привычки.

– Когда старшим девочкам исполнится по восемнадцать лет, патронат над ними продлевать уже не будут…

– Ну, не выгоню же я их! Мол, государство больше на вас денег не дает, идите куда хотите! Останутся с нами, если захотят, конечно. Мы уже обсуждаем их будущее. Старшая, Дана, хочет в медицинский поступать, у Айгерим к математике способности.

Когда я спрашиваю Луару Кайрекеновну, что ей все это дает, кроме забот, хлопот, волнений и трат, она улыбается:

– Знаете, у казахов есть поговорка: кто сироту на своей груди пригреет, тому Бог воздаст.

В это трудно не поверить, когда видишь, каким счастьем светится Луара.

Фото из семейного альбома Батыргалиевых
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top