Старое фото. Начальник поезда

5 апреля 2018
0
292

Несмотря на то, что эта фотография, публикуемая в газете, подробно подписана, мы почти ничего не знаем о запечатленных на ней людях. Кроме разве что одного – все они из кондукторского резерва станции Уральск. Снимок, опять же судя из пояснительной надписи, сделан в послевоенное время – в феврале 1951 года на именинах некой Р. Киселевой, видимо, коллеги по работе этих в большинстве своем молодых людей. Но кто из них именинник, а кто, например, М. Носова или Г. Шапошников, пришедшие ее поздравить, сказать затруднительно. Семнадцать фамилий, выведенных печатными буквами, перечислены без особой последовательности, по памяти.

Работники кондукторского резерва ст. Уральск на именинах 8.02.51 г. у Р. Киселевой: Л. Киселева, Надя,  Г. Голубова-Мокшина, Н. Мокшин, К. Мосина, М. Носова, Е. Шапошников, И. Лазарев, Г. Донсков, тетка  Р. Киселевой, В. Стрелков, М. Юдин, В. Романова, В. Воронин, А. Ялова, Г. Шапошников, Р. Киселева

– Но дело тут в другом, – сказал мне М.Т. Надточий, ветеран отрасли, многолетний руководитель музея Уральского отделения железной дороги.

Этой профессии – кондуктор – в штате железной дороги уже давным-давно нет. О ней помнят разве что кое-кто из ветеранов предприятия. А между тем, когда я начинал свою трудовую деятельность в середине пятидесятых годов минувшего века, они, кондукторы, еще играли весьма заметную роль. У меня в подчинении, в бытность мою начальником узловой станции Кушмурум, что в Костанайской области, находилось около двухсот кондукторов. Ни один грузовой или пассажирский поезд тогда не отправлялся в путь без них. Иногда их называли начальниками поездов.

Правда, вид у них был совсем не начальственный. К примеру, в зимнее время: теплый полушубок, шапка, валенки… Ведь их рабочее место находилось на так называемой тормозной площадке последнего вагона состава; постоянно в любую погоду на открытом воздухе. Отправляясь на дежурство, этот человек обычно нес с собой три тяжелых керосиновых фонаря. Два из них вешались наверху замыкающего вагона на кронштейны, третий – внизу. Это на тот случай, если вдруг в темное время суток за следующим поездом появится еще один, и световые сигналы должны были помочь в предотвращении их столкновения.

Кроме этого, с кондуктором грузового поезда всегда была еще сумка с документами на перевозимые грузы. Тоже тяжелая, в несколько килограммов. И уж совсем обременительным для него оказывался металлический «башмак», который подкладывался при экстремальных обстоятельствах под колеса вагонов для того, чтобы они самопроизвольно не скатились под откос. Так что порой, в зависимости от состояния физического здоровья, «начальник» эшелона тащил «башмак» уже просто за веревку по земле.

– Тот, что ехал на тормозной площадке последнего вагона, – поясняет Михаил Тихонович, – являлся главным кондуктором. Он отвечал за безопасность движения, сохранность грузов, а в случае выявления серьезной технической неисправности во время следования мог даже остановить состав и мобилизовать все усилия на устранение неполадок. Ему подчинялся старший кондуктор, он также ехал на открытой площадке в середине состава. В подчинении у него находились и все вагонные проводники, а также осмотрщик-ремонтник.

К семидесятым годам этой профессии в отрасли не стало. Технический прогресс, повышение уровня безопасности движения на стальных магистралях страны привели к тому, что в ней отпала необходимость.

Фото из музея Уральского отделения железной дороги

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top