Старое фото. На водных путях-дорогах

12 июля 2018
0
200

Александр Мамин, большой поборник активного отдыха, говорит, что туризм дает не только хороший заряд бодрости и энергии, но это еще всегда знакомство с новыми регионами, странами, встречи с интересными людьми. Несмотря на то, что Александру Николаевичу уже идет седьмой десяток, он по-прежнему очень активен, сохранил пытливость и живость ума, дома застать его трудно. Помнит давний случай, произошедший во время велопробега по территории Западной Сибири, а точнее Омской области. Возле населенного пункта Карташово они повстречали старика, из бывших фронтовиков, со своим неразлучным другом – старой, видавшей виды полуторкой. Разговорились, и путешественников растрогала чуть ли не до слез услышанная история. Оказывается, дед на этой полуторке прошел всю войну, в каких только переделках и опасных ситуациях им не довелось вместе побывать. Свыклись, сроднились, и вот теперь в мирное время верная боевая машина служит своему фронтовому другу – возит сено, дрова и разное – прочее, необходимое в домашнем хозяйстве.

Но иногда во время длительных путешествий бывает и так, когда посещаются места, связанные с очень известными людьми, и лишь позже, спустя годы, судьба одаривает еще встречей с этими людьми.

– Нашим водным экспедициям по следам Валериана Правдухина уже двадцать два года, – сказал Александр Николаевич. – Мы исходили Урал, можно сказать, на всем его протяжении в две с половиной тысячи километров. Свои походы на байдарках обычно чередуем так: в одном году, допустим, плывем по территории России, а в следующем наш путь пролегает через казахстанские степи. Одна наша экспедиция, помню, проходила по Сакмаре – крупнейшему притоку Урала. Когда-то Сакмара была судоходной рекой, и нам хотелось обследовать ее, понять, в каком теперь она состоянии.

Путешественники на своем автотранспорте со всем необходимым снаряжением и запасом продуктов прибыли из Уральска в деревню Черный Отрог. Непонятно, почему у нее было такое довольно странное название, тем более что этот небольшой населенный пункт, стоявший на берегу Сакмары, обращал внимание своей ухоженностью, чистотой, зеленью. А еще было известно, что это малая родина Виктора Степановича Черномырдина, находившегося тогда в самой силе власти – он возглавлял правительство Российской Федерации.

Решили заночевать тут же, разбив палатки на берегу. Подготовили к завтрашнему дню байдары, доставленные с собой. Они собираются – разбираются. Однако отправиться в путь с утра пораньше, как ни хотелось некоторым, пока не стало жарко припекать июльское солнце, не удалось. Жители деревни гостей просто так не отпустили. Сам глава сельской администрации провел для них экскурсию по старинному, стоящему в верховьях Сакмары селу. Они узнали, что Черномырдины происходят из известного казачьего рода. Побывали гости в красивом кремово-белом храме Иоанна Богослова, поговорили с местным батюшкой. Церковь новая, открыта в 1996 году. Ее по сути отстроили заново, взамен прежней, разрушенной в советский период. На деньги, которые выделил лично Виктор Степанович. Храм освещал при открытии сам Патриарх Московский и Всея Руси Алексий Второй.

При нем ныне действует воскресная школа, летом что-то вроде детского лагеря отдыха.

– Тогда от Черного Отрога до поселка Татарская Каргала, находящегося возле Оренбурга, недалеко от места слияния Урала и Сакмары, мы преодолеем около ста сорока километров, – вспоминает Александр Николаевич. – Экспедиция произвела на нас и самые яркие, незабываемые впечатления, и в то же время оставила горький след в душе. Яркие впечатления от природы, которой мы имели возможность любоваться в течение шести-семи дней похода. От встреч с радушными и гостеприимными жителями прибрежных поселков, а горечь… Больно было смотреть на год от года заиливающуюся, мелеющую реку. Много встречалось на нашем пути затонувших деревьев. По всей видимости, Сакмара также, как и Урал, давно не чистилась, никаких дноуглубительных работ тут не производится. Нередко приходилось преодолевать беспокойные, требующие хорошей физической подготовки перекаты. В некоторых местах русло суживалось, течение убыстрялось, и надо было, что называется, держать ухо востро, чтобы с тобой в пути не произошла какая-нибудь досадная неприятность.

Спустя много лет из района, где Илек, еще один достаточно крупный приток, впадает в Урал-батюшку, стартовала тринадцатая казахстанско-российская историко-культурная и экологическая экспедиция. Это было в 2009-м. Приятной неожиданностью для всех ее участников стало то, что в ней принял участие Виктор Степанович Черномырдин, исполнявший тогда обязанности советника президента Российской Федерации. Общение с бывшим премьером происходило в основном в неформальной, далекой от официальных условностей обстановке.

Кто-то справился о его здоровье. «Нормально!» – ответил бывший премьер, на котором, как и на всех остальных участниках похода, была бело-красная форма.

Когда В.С. Черномырдин говорил о главной водной артерии региона, в его словах ощущалась неподдельная тревога:

– Урал заслуживает, чтобы о нем заботились. Я думаю, что самые большие катаклизмы в природе мы сами и создаем. Огромное влияние на его экосистему оказывало и продолжает оказывать промышленное производство, в том числе нефтегазовая отрасль, плотно сосредоточенная в бассейне реки. Я сам в прошлом газовик и хорошо знаю, о чем говорю. В таком горестном положении сейчас многие реки и другие водоемы. Взять соседнюю Волгу, она во много раз больше и полноводнее Урала, однако тоже сильно страдает от хозяйственной деятельности человека. Река давно, уже несколько десятилетий, даже до Волгограда не доходит, потому что прочно перекрыта восемью огромными плотинами-тромбами. Это уже давно неживая река. Перестала впадать в Каспий еще перед войной и Эмба, а ведь когда-то она была осетровой. – И, вновь возвращаясь к «нашей» реке, Виктор Степанович подчеркнул:

– Уже пришла пора возвращать долги. Надо не просто изыскивать средства и направлять их на спасение Урала, необходимо предпринять меры по созданию специального Фонда всесторонней помощи реке и ее уникальной экосистеме.

В.С. Черномырдин вместе с другими даже прошел небольшой участок пути до казахстанского населенного пункта Жарсуат, – это в Бурлинском районе, – затем катер вынес его на песчаный берег, где Виктор Степанович пересел на машину и вернулся в Россию. Его ждали неотложные государственные дела, да и возраст не позволял уже пускаться в длительные, требующие неплохой физической формы путешествия.

Фото из личного архива А. Н. Мамина

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top