Председатель

2 марта 2017
0
1230

С. В. СамаркинаПредседателем КСК Светлана Самаркина избрана в 2007 году. До этого его работу возглавляла Татьяна Алексеевна Кудинова. Но она погибла в автокатастрофе. О бывшем председателе жильцы и теперь вспоминают с благодарностью. Помнят, это её силами девятиэтажное общежитие газифицировано.
Официальных выборов нового председателя не было. Активисты пришли к Светлане Владимировне и попросили взяться за дело.

Контора КСК «Родник» находится на первом этаже девятиэтажного общежития рядом с ТД «Променад». В кабинете уютно, на подоконнике – горшки с цветами. Ажурная занавеска наполовину прикрывает пластиковое окно. Вторая дверь в кабинет тоже пластиковая с большим стеклом. Видно, кто заходит в подъезд и выходит.

– По-другому не хочу, – улыбается Светлана. – Люблю, чтобы красиво. Наступает весна, так у меня рассада цветочная уже готова. Как только земля подсохнет, высажу в клумбы петунью, настурцию, астры. Буду поливать, шланги есть, водяные счетчики установили.

КСК обслуживает три высотных дома. В том числе №40/1 и 40/2 по ул. Джамбула, находятся они в нескольких метрах друг от друга. Забот предостаточно.

– Денег нет, выкручиваемся. Надеемся только на свои силы. Так проще, обижаться ни на кого не приходится, – Светлана небрежно поправляет прическу. За собой она следит. – Зеркальце в сторону отложу и в подвал вентили крутить, – улыбается она.

Не без гордости рассказывает о проделанной работе. Перечисляет, где и что заменили, на какую сумму. В доме два новых лифта установили.

– Нам повезло тогда с депутатом. Именно таким должен быть народный избранник. Александр Наугольнов человек слова. Он не просто обещал – делал. Во время предвыборной компании приходил. Я собирала народ. Депутат говорил по делу, чем может помочь, а что не в его силах. Если честно, когда речь зашла про лифты, многие не поверили. Да и как поверить, если затраты превышали 11 миллионов тенге. Но слово сдержал. Благодаря ему они были установлены. Потом построил баскетбольную площадку с прорезиненным покрытием, тут же организовал детскую площадку. Они и сейчас пустыми не бывают. Дети играют, родители довольны.

Жильцы его вспоминают добрым словом.

Светлана не только надеялась на помощь со стороны. Старалась сама. Своими силами вокруг домов посадили деревья, разбили клумбы.

Кто в округе депутат теперь, признается: не знает. Приходили представители очередного кандидата, расклеили предвыборную программу по стенам. На этом закончилось.

– Народного избранника в глаза никто не видел. Как зовут, не знаем, – разводит руками она.

Ответственность за три дома взвалила на свои хрупкие плечи в самый ответственный момент, а он один – начало отопительного сезона. Тогда, как считает сама, прошла настоящее испытание.

– Зима была у дверей, а у нас проблем выше крыши, – вспоминает она. – Народ, честно сказать, пассивный. Живут по принципу: моя хата с краю.

В дом больше 7 лет газ проводили, не могли деньги собрать. Нужно было по 7,5 тысячи тенге с каждого хозяина. Тянули резину. А потом на опрессовку газовой трубы не могли скинуться. К тому же цены росли как на дрожжах. Соберем на этой неделе деньги, несем в газовую контору, а нам говорят, уже не по 250 тенге, а по 300 каждому нужно сдать. И если деньги сегодня не будут собраны, то завтра уже по 400 тенге. Тогда на свой страх и риск позаимствовала наличные с тех, что приносят за квартплату. В общем, кое-как газ в доме появился.

Считает, сокрушаться по поводу проблем не стоит, нужно просто заняться делом.

– Ну, что делать с канализацией? – сантехник недовольно закидывает ногу на ногу. Демонстрирует председателю серьезность положения.

– А что случилось-то?

– Нужен кран еще один, тот оказался некачественным.

Светлана сменила сантехника, который, видно, старался выгадать что-то для своего кармана.

Ежемесячная плата за услуги КСК от 400 до 500 тенге. Но оплачивают не все. Задолженность жильцов составляет около двух миллионов тенге.

– На эти деньги мы могли много сделать. К примеру, крышу одной секции отремонтировать. Еще хватило бы на замену трубы в доме №40/1. Но гасить долг не собираются, я не рассчитываю на эти деньги.

На последнем собрании собственников жилья было решено чинить крышу еще одной секции. Заниматься латанием дыр не будут. Председатель уверена – это деньги в песок. Им нужен капитальный ремонт.

– Где взять средства? Сразу найти сложно. Значит, нужно копить. На крыше дома оборудование установили сразу четыре компании сотовой связи. Ежемесячно за аренду получаем 180 тысяч тенге. Пара месяцев, и можно начать капитальный ремонт.

Благодаря арендаторам в кабинете установлено интернет-соединение.

Свое хозяйство Светлана знает хорошо.

– Муж ругает, говорит, что со своими домами с ума сошла. Сама с утра до вечера здесь и его привлекаю. Он электрик, то одно ремонтирует, то другое.

Во время разговора в кабинет председателя заглядывает женщина.

– Светлана, лифт остановился, – докладывает она.

Председатель ищет в списке контактов нужный номер:

– Катя, с нашей стороны лифт остановился, посмотрите. Как исправите, сообщите.

Затем словно опытный инженер рисует на тетрадном листе систему отопления и подачи холодной воды. Показывает поочередно на жирные точки.

– Здесь новые вентили. А вот эту трубу нужно заменить.

Жить исключительно на деньги собранные с жильцов, считает неправильным. Этих средств едва хватает на выплату зарплаты.

– Михаил, здравствуй! – приветствует жильца. – Он живет здесь много лет, пусть расскажет, – приглашает присесть Светлана.

На самом деле он не Миша, а  Мухамбеткерей Шайхиев. Расстегнув рабочую куртку с надписью «Казахтелеком», мужчина приготовился к основательному разговору.

В общежитии он действительно живет больше 20 лет. Квартира на первом этаже. Долгов по КСК не имеет. Условия для жизни приличные – две комнаты, кухня, свой санузел.

Он загибает пальцы на своей руке – лифт запустили, ремонт в подъезде сделали. Из-за этого и цена на квартиры и комнаты чуть-чуть выросла.

– Вокруг дома чисто. Но благодаря кому? Конечно, КСК и именно Светлане Владимировне. Жильцы сами не разгонятся. Я помню, как она уговаривала помыть стены в коридоре. Лишнего не предлагала, каждый на своей лестничной площадке. Не больно-то откликнулись. Рядом со своей квартирой чистоту наводить не хотят.

30% жильцов в общежитии – квартиранты. Они постоянно переезжают. Углами столов, шкафов портят стены в коридоре.

– В 2015 году собрали деньги, около 400 тысяч, сделали ремонт в подъезде: побелили потолки, оштукатурили и покрасили стены. Но недолго глаз радовался. Сейчас на стенах снова зияют дыры, – делится Светлана. – Выносят мебель стены царапают. Те, кто квартиры сдают, должны в КСК платить в два раза больше. Именно квартиранты небрежно относятся к дому – не их собственность. А тем, кто квартиры сдает, тоже вроде бы все равно. Они здесь не живут.

В штате КСК два дворника, электрик-сантехник, бухгалтер, техничка.

– Мыть полы в домах на улице Джамбула легче, – говорят технички. – Там на полу кафельная плитка, да и контингент приличнее, чем в общежитии. Здесь мусорные пакеты в углах коридора оставляют, выбрасывают из окна, если не хотят вниз спускаться.

– Вот нам бы видеокамеры установить, – мечтательно смотрит на председателя Мухамбеткерей.

– Над этим думаем, – объясняет Светлана. – Я даже расценки узнала. Если поставим видеокамеры в нескольких местах, с каждой квартиры в месяц по 200 тенге. Вроде бы деньги небольшие, зато порядка больше будет.

Молодые люди распивали пиво в подъезде. Разогревшись спиртным, пытались вскрывать комнаты. Не так давно кабель унесли.

Светлана звонила в полицию, просила взять дом под контроль. Несколько дней полицейские дежурили, стало спокойнее.

В ассоциацию КСК «Родник» не входит.

– Зачем? – разводит руками Светлана. – Что изменится? С председателями общаюсь. Мы даже помогаем друг другу. Делимся проблемами. Программой модернизации, к слову, тоже не воспользовались, так справляемся.

Светлана подходит к двери подвала. Открывает решетку, спускается по бетонной лестнице.

– Это сердце коммуникационной системы многоэтажного дома, – показывая на трубы, объясняет она. – Вот эти самые вентили. Они высокого качества, то есть поставил и забыл. Про это я вам уже говорила. А вот эту трубу металлическую нужно заменить. Необходимо 700 тысяч. Будем искать средства…

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top