Последняя, самая секретная операция

5 февраля 2015
0
563

(Продолжение. Начало в № 39-46, 49, 50, 52, 1-3, 5)

Война не закончилась подписанием акта о безоговорочной капитуляции. В тех зонах, которые были под контролем союзников, не все гитлеровцы сдались в плен, и их не собирались разоружать. Там творились странные дела.

Фашистский анклав

В английской зоне не были расформированы около миллиона солдат и офицеров, и они даже проходили военную подготовку. Сохранила свой штаб и корпус численностью сто тысяч человек группа Мюллера, переименованная в группу «Норд». Во Фленсбурге, на границе с Данией, остался нетронутый уголок нацистской Германии: гитлеровцы ходили в своей форме, носили свои награды и приветствовали друг друга тем же вскидыванием руки. В их кабинетах по-прежнему висели портреты фюрера. Но поскольку Гитлер был мертв, произносили только «хайль», а кое-кто уже добавлял: «Хайль, Дениц».

Гроссадмирала Деница Гитлер в своем завещании назначил своим преемником и назначил его главой правительства. В политическом завещании была изложена программа действий: сотрудничать с западными державами на оккупированных ими территориях, чтобы потом вместе повернуть оружие против русских. И рассчитывать на это у фашистов были основания: Черчилль сам мечтал об этом и не скрывал своих намерений. Вот его директива конца войны, данная главнокомандующему Монтгомери:

«Тщательно собирать германское оружие и складывать его, чтобы его легко можно было раздать германским солдатам, с которыми нам пришлось бы сотрудничать, если бы советское наступление продолжилось».

Монтгомери позднее в своих мемуарах писал:

«Германские военные руководители, которые спаслись от русских, весьма охотно хотели стать друзьями англичан и выполнили бы все, что мы хотели. Однако в оплату за сотрудничество они ожидали, что с ними будут обращаться как с союзниками англичан против русских».

«Не знали, вернемся ли живыми…»

В общем, когда англо-американская комиссия прибыла во Фленсбург, она, вместо того, чтобы разоружить и взять в плен находящихся здесь фашистов, превратилась, по выражению самих немцев, в «связующий орган между союзниками и правительством Деница». А сам гроссадмирал уже уверенно говорил своим подчиненным:

«Англо-американцев едва ли можно все еще рассматривать как врагов – Германия и западные страны в самом недалеком времени образуют общий фронт против большевизма».

Об этих планах наша разведка доложила Сталину. Арестовать правительство Деница было поручено разведчикам генерала Трусова. За сутки он должен был собрать группу офицеров для выполнения этого задания. Потом он рассказывал:

«Смелых, надежных людей было много, но в предстоящем деле нужны были качества не только те, что человек показал в боях, но и большая гибкость, находчивость: мы ехали в расположение, где еще хозяйничали фашисты, да и на союзников полагаться не следовало. Заехать-то в их зону мы заедем, а вот вернемся ли… Уж кто-кто, а англичане умели заставить замолчать неугодных им людей…»

И вот в зону, занятую фашистами, въезжают 20 автомобилей. За рулем – советские офицеры, все при орденах. Трусов в генеральской форме. Все спокойные и доброжелательные. Они не знают, вернутся ли отсюда живыми.

«Мы как бы попали в довоенную фашистскую Германию. Всюду фашистские указатели, кругом свастика, фашистское приветствие, и масса немецких военных в эсэсовской сухопутной и морской форме… Экипажи немецких кораблей жили обычной жизнью, сходили на берег. … Нам тогда показалось, что нацистам оставлена эта территория преднамеренно, что им дается возможность сохранить «кадры», переждать ненастье. Это был какой-то музей не восковых, а живых фигур, и не только фигур, но и фашистских порядков, образа жизни» (из рассказа генерала Трусова).

Наши встретились с союзниками и потребовали: немедленно немцев разоружить и отправить в лагеря для военнопленных, а руководство – арестовать как военных преступников. Англичане заныли, что у них нет сил для такой большой операции, вы ж, мол, не хотите, чтобы всех нас тут перерезали морскими кортиками и эсэсовскими кинжалами? Но наши были непреклонны, и англичанам пришлось организовать разоружение.

Аресты производились под контролем наших офицеров. В кабинете Деница висел портрет Гитлера. Было арестовано 200 высокопоставленных нацистов. Во Фленсбурге наши добыли бесценные карты минных полей на Балтике. Здесь же опознали труп Гиммлера. Что удивительно, Гиммлера в английской зоне влияния задержали русские. Два наших солдата попали к немцам в плен и были освобождены союзниками. В тот день они находились в патруле при английской комендатуре и остановили за нарушение комендантского часа троих неизвестных. Один из них оказался Гиммлером. В тюрьме за ним не уследили, и он успел отравиться.

Но главное – наши разведчики без боя смогли ликвидировать «новое» правительство фашистской Германии и уничтожить штаб всей германской армии!

Даже из ветеранов мало кто знал об этой блестящей операции, которую наши разведчики провели уже после капитуляции. «Это была необычная, последняя схватка, и знали о ней тогда немногие. Проводилась она с соблюдением секретности. И может быть поэтому, даже после успешного завершения о ней мало знали и мало писали», – вспоминал Трусов. У генерала сложилось четкое убеждение, что Дениц находится на службе у англичан. И во время Нюрнбергского процесса они, по выражению Трусова, его «опекали». Дениц получил меньше всех, хотя преступлений совершил не меньше. Отсидел десять лет в тюрьме Шпандау и написал там мемуары под названием «Десять лет и двадцать дней». В мемуарах он рассказал о том, как десять лет командовал флотом и 20 дней возглавлял правительство Германии. Умер Дениц в 1981 году, и лондонская «Таймс» опубликовала по этому случаю некролог на полстраницы.

Разведчики взяли под опеку приют для слепых

Мировая война не могла закончиться в один день с подписанием акта капитуляции или взмаха маршальским жезлом Кейтеля. Традиционный вопрос, который мы, журналисты, задаем ветеранам: где вы встретили День Победы? И ответы – география всей Европы. Кто-то встретил День Победы в Берлине, кто-то в Венгрии, кто-то в Польше, кто-то в Болгарии, кто-то в Австрии. 11 мая была завершена Пражская операция, в ходе которой была ликвидирована 860-тысячная группировка фашистов. За освобождение Праги погибли 11 265 советских солдат. И это – уже после окончания войны. 14 мая советская армия прекратила преследование отступавших на запад немцев, кто успел, оказался в американской зоне. На отдельных участках преследование уцелевших фашистов продолжалось.

На войне – как на войне. То есть, всякое бывает. Эта потрясающая история была опубликована в журнале «Родина».

3 мая 1945 года в Верхней Померании нашими войсками был взят остров Рюген. Двигаться дальше было некуда – дальше только Балтийское море. Место курортное, Рокоссовский распорядился создать дома отдыха для бойцов – заслужили. Подходящих особняков оказалось много. В одном из таких домов наш офицер на вопрос: «Шпрехен зи дойч?» вдруг услышал на чистейшем русском: «Да, ваше превосходительство, уже 70 лет как говорим». Оказалось, что обитатели особняка – русские эмигрантки немецкого происхождения. Более того, русские графини и баронессы открыли в своем особняке бесплатный приют для немецких девочек, ослепших во время британских бомбардировок.

Вот выдержка из политдонесения начальника политотдела 2-й Ударной армии от 8.05.45 г.:

«… при производстве рекогносцировки местности в северной части о. Рюген, на отрезке шоссе между населенными пунктами Варнкевиц и Путгартен был обнаружен частный женский пансионат для слепых, больных и раненных женского пола в возрасте от 4 до 20 лет. Обслуживание и содержание приюта производилось 7 эмигрантами русского происхождения. В связи с тем, что прилегающее побережье является десанто-опасным, было принято решение расквартировать на территории приюта отдельную разведроту (командир роты Калмыков) с целью наблюдения и охраны прилегающего 15-километрового участка побережья. Также перед Калмыковым поставлена задача – оказать возможную первую помощь продовольствием слепо-больным и взять их под охрану…»

32 войсковых разведчика, не раз рисковавших жизнью в тылу врага, на счету которых были сотни взятых «языков», теперь вместе со старыми русскими аристократками заботились о слепых немецких девочках!

Сохранилась накладная на выдачу со складов 43 наименований товаров и продуктов – белья, посуды, крупы, консервов и 60 пар женской обуви малых размеров. А еще 10 килограммов шоколада. Нашим разведчикам очень хотелось побаловать несчастных немецких девочек.

Но в Советской армии были не только благородные рыцари, но и подонки. Или просто те, кто возомнил, что победителям можно все.

Однажды в пансионат заехал пьяный командир танкового батальона майор Гаврилец и начал приставать к слепым девушкам.

Из донесения:

«В результате действий с его стороны, позорящих звание советского офицера, выразившихся в домогательствах к слепо-больным и нанесении побоев старшине разведроты Гуляеву (кавалеру орденов Славы 3-х ст. ) он был задержан капитаном Калмыковым. После отрезвления майор Гаврилец был отпущен».

Но майор не простил обиды, и ночью вывел свои танки на якобы обнаруженное «гнездо власовцев». Разведчики сначала подумали, что их обстреливают немцы, но им ничего не оставалось, как принять бой, чтобы спасти 30 немецких девочек. Мимо проходили катера с немецкими солдатами, которые плыли в Данию сдаваться англичанам. Они с моря тоже увидели, что идет бой. На берегу под присмотром старушек толпились немецкие девчушки. Немцы высадились, чтобы спасти своих. Но получилось, что солдаты вермахта пришли на помощь советским разведчикам!

Из донесения начальника политотдела:

«Личный состав танкового батальона 372-й Уд. А. потерял до 70% убитыми и ранеными. Боевая техника полностью выведена из строя и частично уничтожена. Командир батальона убит. Личный состав отдельной разведроты 108 с.к. в ходе боестолкновения погиб, за исключением 3 тяжелораненых, 9 человек пропали без вести».

«Все оставшиеся в живых участники тех событий 1945 года – русские разведчики, немцы, эмигрантки и слепые девочки – вышли в море на немецких катерах и, остановив шведский пароход, следовавший в Португалию, пересели на него. После этого их следы теряются («Родина». Дм. Фост).

Скорее всего, оставшиеся в живых разведчики понимали, что за этот бой со своими их ждет трибунал, и поэтому скрылись вместе со спасенными немками. Этот эпизод приводит в своей книге историк Мединский как пример того, как по-разному можно трактовать тот или иной факт. Можно найти здесь пример «советского бардака», неуправляемости, да еще этот комбат – типичный степной варвар, зверь-насильник. Но если посмотреть по-человечески, то все становится понятно. Ну, не могли наши разведчики бросить на произвол судьбы несчастных, доверившихся им девочек и старушек. Пусть не были они, наши разведчики, как эти старушки, дворянского происхождения, но понятие о воинской чести знали не хуже. И видели в обитателях приюта своих матерей, сестер и дочерей.

Война проявляет как самые высокие человеческие качества – беззаветную храбрость, силу духа, самопожертвование, так и самые низменные – трусость, предательство, насилие над слабым и беззащитным. Мы победили потому, что последних было меньше. В тысячи раз меньше.

(Продолжение следует)

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top