Последний романтик экрана и сцены

4 марта 2021
0
768

Умер Василий Лановой. Последний из плеяды великих актеров. Человек, никогда не изменявший своим принципам. Патриот и гражданин. Один из организаторов акции Бессмертного полка, которому отдавал много сил и душевной энергии. Когда он шел в строю Бессмертного полка, его глаза сияли радостью и счастьем.

«Я многие годы несу портреты мамы и папы в «Бессмертном полку», – сказал Лановой в одном интервью. – Сколько смогу, столько лет буду идти с ними. Для меня самая большая святыня в жизни – вклад наших родителей в нашу Победу». Он очень хотел пройти с Бессмертным полком в год 75-летия Победы. Проклятая пандемия отняла у него этот последний в его жизни праздник.

«Все, что касается войны, для меня свято»

Война застала его, семилетнего, в первый же день на западе Украины. Каждое лето родители отправляли его и старших сестер из Москвы к бабушке и дедушке под Винницу. В 1941-м году они доехали до своей станции как раз 22 июня. Сошли с поезда, а над ними летят самолеты с черными крестами – бомбить Одессу. Три с половиной года жили под немецкой оккупацией.

У маленького Васылька, как звали его на Украине, был солдатский ремень, которым он очень гордился. Однажды этот ремень со звездой на блестящей пряжке заметил на мальчишке немец и потребовал его снять. Мальчик отказался. И тогда фашист пустил над его головой автоматную очередь. С тех пор Вася Лановой стал заикаться.

Об этом эпизоде из своего военного детства Василий Семенович рассказывал в одном телевизионном интервью.

Три с половиной года они ничего не знали о родителях, а те о детях.

– Когда Одессу освобождали и немцев гнали через наше село в Бессарабию в апреле 1944 года, дед Иван, вися на воротах, произнёс: «От москали накидали немцам по самой сраци, от накидали…» Это было народное определение нашей Победы».

Мать приехала за детьми только в 1944-м году. Вася побежал на станцию встречать и … оба не узнали друг друга. Он уезжал семилетним, а теперь был почти подросток. А женщина, сидящая наверху арбы, была чужой и страшно исхудавшей. «Дмитрий, хозяин волов, крикнул: «Васылька, це ж мамка твоя! Куды ж побиг?» Я вернулся. Долго смотрел на неё. Она смотрела на меня. Вот эти мамины глаза я помню всю жизнь… И, когда Дмитрий меня поднял и швырнул к ней наверх, мама вцепилась в меня и не отпускала», – вспоминал Лановой.

Заикание вылечили еще в детстве. В Москве профессор посоветовал ему петь украинские песни – в них много протяжных гласных. Он и пел с утра до вечера: украинский язык и песни знал и любил.

Кадры из фильма «Павка Корчагин»

«Павка Корчагин – моя роль»

Играть на сцене Василий Лановой начал в двенадцать лет в драмкружке при заводском Доме культуры. «Я тогда жил на окраине столицы, однажды мы с моим другом пошли гулять и наткнулись на афишу «Друзья из Петерсберга». Это оказался спектакль по «Тому Сойеру». Мы посмотрели его – и погиб казак! Пропал для всего казацкого рыцарства! Я стал заниматься при этом кружке. Достаточно сказать, что там в двенадцать-тринадцать лет мы уже делали чтецкие программы, и я в этом возрасте читал отрывок из «Войны и мира» – выезд Наташи на бал. Наша любительская студия была, конечно, удивительной прививкой литературного вкуса. И это мне всегда по жизни помогало», – рассказывал актер, отмечая, что после войны «много молодежи на улице превратилось в хулиганов и воров, а нас этот народный театр увел с улицы, спас нас».

Лановой окончил школу с золотой медалью и сначала поступил на факультет журналистики МГУ. Но через год бросил и стал учиться в Щукинском театральном училище. Но к журналистам, в отличии от многих актеров, всегда относился с пониманием и охотно соглашался на интервью. Говорил, что о журналистике не сожалеет, а вот о том, что не стал летчиком, как мечтал в детстве – жалеет.

Когда начали снимать фильм о Павке Корчагине, студент «Щуки», презрев строжайший запрет деканата, решил сниматься: это – его роль. Считал, что имеет на это право, ведь «заболел» этим образом еще в детстве, в оккупации.

В школе они занимались в классе с портретом Гитлера и под присмотром румынского солдата. «И когда тот отлучался, учитель доставал книгу и читал нам «Як гартувалася сталь» Миколы Островского, – вспоминал Лановой. – И книга эта на всю жизнь осталась для меня, как первая любовь, – неповторимой. Я хотел быть таким же мужественным и самоотверженным, как Павка. И роль по большому счёту – самая любимая. Она помогла мне себя осознать, выработать твёрдость характера, волю несгибаемую».

Кадр из фильма «Офицеры»

«… Если душа жаждет чуда – сделай его»

Капитан Грэй в «Алых парусах», Вронский в «Анне Карениной», Анатоль Курагин в «Войне и мире» – все эти роли доставались Лановому во многом благодаря счастливому облику красавца-принца, а оставались в памяти зрителей великолепной игрой.

«Алые паруса» по Грину снимали в Крыму: в Коктебеле построили сказочный поселок, замком Грэя стал Воронцовский дворец в Алупке. В Ялтинской гостинице на берегу моря в это время жила вторая жена Ланового – актриса Тамара Зяблова. Они недавно поженились, Тамара комплексовала из-за того, что была старше своего красавца-мужа на пять лет. И он, чтобы доказать ей свою любовь, уговорил режиссера подплыть к гостинице на паруснике. И вот ранним утром корабль под алыми парусами подплыл к ялтинской набережной, Лановой сбежал на берег и под окнами гостиницы стал признаваться Зябловой в любви. Позже она говорила, что он тогда перебудил всю Ялту. А Лановой уже в преклонном возрасте вспоминал, что этот фильм дорог утверждением Грина: «Если душа человека жаждет чуда – сделай его. Новая душа будет у него и новая – у тебя».

– Я воспринял и до сих пор воспринимаю эти слова как жизненное правило. И, знаете, – работает! – признавался Лановой.

Но семейное счастье продолжалось недолго: вскоре беременная Тамара Зяблова погибла в страшной автокатастрофе. А они так ждали этого ребенка… Первая жена – Татьяна Самойлова – из-за карьеры не родила близнецов, в этот раз Лановой потерял сразу и жену, ребенка. А он всегда хотел иметь большую семью.

Третьей женой Ланового стала актриса Ирина Купченко. Он был безмерно счастлив, когда у них родились сыновья. Первенца назвали Александром в честь Пушкина, младшего Сергеем – в честь Есенина.

– Люблю Пушкина, люблю Лермонтова, люблю Серебряный век, обожаю Гумилева, Ахматову, Цветаеву. Для актера – это великая школа. Когда нет работы в театре или в кино – ну и не надо, я беру этих авторов, читаю, выступаю с сольными концертами, и мой творческий организм все время находится в форме. Так что я очень люблю читать, и это останется со мной, – говорил Лановой.

С этими концертами он объездил всю страну еще в советские годы.

Сегодня немногие помнят, что Лановой приезжал в Уральск и, кажется, не единожды. Помню его концерт в ДК завода Ворошилова в конце 80-х годов прошлого века. Как он читал Пушкина! Особенно его «Признание». И Маяковского, его лирическое – «Послушайте! Ведь, если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно…»

Это был не просто концерт – встреча с любимым актером и очень близким человеком. Лановой рассказывал о себе, отвечал на вопросы. В кинотеатре «Мир» (ныне ночной клуб) Лановой встречался с членами киноклуба «Иллюзион», который вела в те годы Галина Гурьева.

По воспоминаниям, Лановой приезжал к нам в тот год, когда в городе широко отмечали 375-летие Уральска. В библиотеке я перелистала подшивку «Приуралья» за тот год, но ничего о встречах с Лановым не нашла. Видимо, то мероприятие было настолько широким, что концерты Ланового остались почти незамеченным.

Лично мне запомнилось, как он говорил о войне, о том, что, благодаря таким заводам, как Ворошиловский, эвакуированным в тыл, благодаря самоотверженному труду женщин и подростков, на фронте ковалась Победа. И это обращение в зал – к заводчанам (а среди них тогда еще много было тех, кто встал за станки детьми в годы войны) – дорогого стоило.

Запомнились его горящие глаза, военная выправка, легкая летящая походка – он буквально взлетал на сцену из зала, куда спускался, чтобы пожать руки заводчанам. И его звучный проникновенный голос.

Что удивительно – он и внешне нисколько не изменился за прошедшие тридцать лет – прямая спина, легкий шаг, звучный голос, выправка, которой позавидуют молодые. Только иногда его голос вздрагивал – когда он пел свою любимую песню из фильма «Офицеры».

Идея Бессмертного полка окрылила его, дала новый толчок его внутренней энергии. Он снова много ездил – по городам России, бывшим советским республикам. А ведь при этом Лановой преподавал в Щукинском театральном училище, играл на сцене театра Вахтангова, которому отдал 60 лет жизни.

(Окончание следует)

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top