Особая ориентация

23 октября 2014
0
469

В мае этого года инвалидное общество «Арба» переехало в здание бывшего собеса. Здесь им выделили несколько комнат в аренду и предложили расположиться поудобнее. Совсем удобно не получилось – не хватило средств. Неуют создают темные коридоры (испорчена электропроводка) и разбитый туалет. 

Устранять неполадки в арендуемом помещении и благоустраивать его, согласно договору, объединение должно своими силами. Не получается. Электрик есть, нет денег на провода, розетки и лампочки. Затраты вроде бы небольшие, но когда каждая копейка на счету, даже такая мелочь больно бьет по карману. Впрочем, кое-что в том же туалете сделали – установили новый унитаз. Теперь замены ждут раковина и прогнившая сантехника. Требует внимания к себе и потрескавшийся потолок.

Государство на поддержку инвалидных обществ денег не выделяет. Поэтому обустроить сразу и все не получается.

Можно сказать, жизнь «Арбы» теплится на голом энтузиазме активистов, в частности ее председателя Гульмиры Батпакуловой. Есть еще спонсорская помощь. Но, она бывает нечасто. В этом году цемент, кафель и плиточный клей приобрела для них депутат В. Михно. Предприниматель А. Мергалиев подарил шесть швейных машинок. Помогло деньгами руководство АО «Интергаз Центральная Азия». На этом, пожалуй, все.

Спонсорскую помощь объединение старается использовать рационально. На выделенные средства приобрели мебель, точнее швейные столы. Открыли мастерскую на 10 рабочих мест.

Действует швейная чуть больше месяца, поэтому говорить о прибыли пока рано. Значительная часть средств уходит на погашение арендной платы (80 тысяч тенге в месяц) и оплату коммунальных услуг.

– Заказов мало, горожане не знают, что здесь теперь пошивочный цех. Нам нужна реклама, – объясняет Гульмира Батпакулова. – Но еще больше – денежная поддержка. Аренду платить нечем да и за коммунальные услуги тоже.

Женщины не без удовольствия демонстрируют электрические машинки, раскроечный стол, паровой утюг. Фронт работы разнообразный: пошив постельного белья, ремонт одежды. Работают каждый день, кроме субботы и воскресенья. Добираются, пользуясь услугами инватакси. Но, говорят, неудобно. Машины всего две, а желающих много.

Есть здесь и свой дизайнер. Гульнара Утегенова приехала в Уральск по приглашению из Алматы. Там работала в салоне для новобрачных. Имеет большой опыт по пошиву свадебных платьев. Правда от специализации пока пришлось отказаться.

– Мы ее пригласили для того, чтобы научила наших женщин шить, – продолжает Гульмира – Она тоже колясочница. Поэтому многие решились посещать курсы. Не секрет, инвалиды стесняются своего состояния, и учиться среди здоровых людей может далеко не каждый. Преодолеть психологический барьер сложно. С Гульнарой проще, общаются на равных. Кто-то, окончив курсы, смог трудоустроиться. Другие работают у нас.

В Уральске всего 218 инвалидов-колясочников. Но увидеть кого-то можно крайне редко. Они не бывают на улице. Не общаются. Не имеют друзей. Эти люди закрыты от окружающего мира. Стараются не говорить о своей инвалидности. Гульмира и ее команда вытаскивает и втягивает в общественную жизнь каждого. Объясняет: не все так плохо, как кажется.

– В нашем центре есть психолог, который учит смотреть на мир по-другому, любить жизнь и себя, – продолжает председатель.

Не так давно в центре «Арба» организована социально-бытовая комната. Людей на колясках, а также с разной формой ДЦП обучают элементарным вещам. В первую очередь – самообслуживанию. На первый взгляд, эта комната напоминает кухню. Все как обычно: холодильник, кухонный стол, стулья, газовая плита и раковина. Хозяйничает в ней Раушан. «Преподает» уроки домоводства. Глядя на ее улыбающееся, открытое лицо, сложно представить, что совсем недавно она была другой. У нее не было даже подруг, с которыми можно просто поговорить по телефону.

– Когда я прогуливалась, мне казалось, что люди смотрят только на меня. В глазах прохожих видела жалость и брезгливость. С детства у меня была только одна мечта – встать на ноги. Мои родители долго пытались меня вылечить. Возили к светилам медицины в Алматы, Москву. Тяжело было свыкнуться с мыслью, что всю жизнь я буду передвигаться только на инвалидной коляске. К 30 годам смирилась и поняла – это и есть моя жизнь. Теперь объясняю другим, что инвалидность – не приговор. Гульмира помогла мне преодолеть страх и побороть свои комплексы. Сейчас работаю с теми, кто не умеет обслуживать себя. Для многих колясочников проблема приготовить себе завтрак. А если человек неожиданно стал инвалидом? Нужно учиться жить заново.

Павел Кочережкин тоже инвалид-колясочник. Большую часть рабочего времени находится в своей мастерской. В его «царстве» много разного технического добра. Он мастер, ремонтирует инвалидные коляски. Без дела не сидит. Качество отечественных колясок низкое, они быстро выходят из строя. Это значит, людям постоянно нужна его помощь. Другое дело, импортные. Но такие есть далеко не у каждого.

– Государство на нас экономит, – не скрывая горечи, говорит он.

Свое место благоустраивал как мог. Расставил столы так, чтобы коляска свободно могла проехать в любой уголок комнаты. Повесил большой портрет Льва Толстого. Такие обычно висят в классе русского языка и литературы. Не скрывает – нашел портрет на улице, кто-то выбросил. Помыл, почистил, теперь соседствует с великим классиком.

Рассуждая о центре, он недоумевает, почему наше общество забывает о людях с ограниченными возможностями?

– Ну куда человек на коляске может попасть? В магазины? Нет. Слишком узкие двери. В поликлиники? Тоже не всегда. Автовокзал – единственное место, куда мы в городе можем «проникнуть» без проблем, – говорит он. – Потому что его руководство действительно думало о колясочниках. Пандусы делались не для отвода глаз.

В центре помимо мастерских работают кружки рукоделия, шахмат, шашек, настольного тенниса. Есть и свой компьютерный класс. Здесь желающих обучает Гульсайра Гатауова.

– Одна из главных проблем инвалидов – отсутствие общения. Здесь мы пытаемся ее решить, – говорит в завершении Гульмира.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top