Не исчезнут традиции

26 ноября 2015
0
1796

«Сорока с хвостом», «визитка», «волосник», «теплушка», «ротон»… Что это? Забытые виды одежды и головных уборов, «реанимированных» Сание Сагнаевой на страницах её книги «Материальная культура Уральского казачества (традиционная одежда и пища) на рубеже 19-20 веков», презентация которой прошла в музее «Старый Уральскъ».

Первая глава книги посвящена формированию уральского казачества и характеристике хозяйства. Подробно обрисованы хозяйственная деятельность, уклад жизни, взаимоотношения с властью. Отдельный раздел посвящен так называемым уходцам – казакам, высланным из Уральского войска. По словам краеведа Владимира Кутищева, они называли себя не уходцами, а «угонцами», и ушли не сами по себе, а их «ушло» общество. «Я редактирую журнал «Уральские войсковые ведомости», в нем была публикация Татьяны Ефремовой, живущей в Австралии, – поясняет историк. – Она, потомок уходцев, проанализировала сам факт ухода, какие внутривойсковые коллизии происходили тогда, и, может быть, даже внутрироссийские. Что это было? Из числа верноподданных казаков вычленялась очень большая группа людей, которая насильно отправлялась в чужие края, например, в Каракалпакию, где они вели протестный образ жизни, не строили капитальных домов, не занимались никаким хозяйством, рыбачили, жили для себя. И лишь по прошествии 5-7 лет начинали обустраиваться. Мне понравилось, что вы пишете о коренных уральцах и уходцах. Как можно популярно рассказать о своей профессии? – спрашивает он и отвечает. – Так, как вы. Большой популярностью в свое время пользовалась телевизионная передача «Очевидное невероятное» с ведущим Капицей, который рассказывал зрителю о непонятных вещах простым языком. Вы – настоящий популяризатор знаний. Тот, кто прочел книгу или еще прочтет, станет наполовину этнографом, – сделал комплимент Сание Кайроллиевне Владимир Владимирович. – Мы присутствуем при знаменательном событии: вживую общаемся с двумя бытописателями – с вами и Александром Ялфимовым, ранее выпустившим книгу «Подворье уральского казака».

«Традиционная система питания уральского казачества как элемент культуры жизнеобеспечения» – так называется вторая глава, в основу которой положены исследования пищи казаков и важность экологически чистых продуктов питания для старообрядческой общины – на примерах Уральской и Жамбылской областей. «Когда в СССР запретили сажать коноплю, а старообрядцы выжимали из нее масло, то они начали уходить с насиженных мест в Сибирь, на Дон, так же как и население, живущее близ озера Акколь, когда его стали засорять отходами химического комбината. Им была важна экология, чистая вода, и мне это понятно, поскольку, живя в Нукусе, в гостинице, я тоже не могла пить местную воду, поскольку половина содержимого стакана, наполненного ею, состояла из глиняного осадка», – поясняет некоторые моменты автор. Надо сказать, что ей пришлось много поездить: в нашей области, собирая полевые материалы, она объехала все поселки до Атырау, побывала в Каракалпакстане, Жамбылской области. Множество интервью, рисунков, фотографий, схем позволили воссоздать быт казаков, исследовать социальные, этнические и религиозные процессы. Изучила материалы выдающегося этнографа Е.Э. Бломквист, словарь диалекта яицких казаков Нестора Малечи, опиралась на материалы С.П. Толстова, потомка уральской казачьей династии военных, и многих других людей. Некоторые архивные материалы впервые увидели свет в ее работе. К слову, первое издание книги вышло в девяностых годах прошлого столетия, в ее основу положена кандидатская диссертация, на которую затрачены годы труда, живое общение с теми, из уст кого мы узнаем о прошлом.

В главе «Традиционная одежда уральского казачества в ее этнических связях» содержится описание обрядовой праздничной и повседневной одежды, мужского и женского костюмов, промыслового комплекта, одежды для моленья и верхней. Кандидат исторических наук говорит: «Одежда – важный показатель тесных связей казаков с кочевыми обществами, и традиционный мужской костюм включает в себя много элементов одежды кочевников. Сохранение консервативных традиций в одежде уральских казаков являлось не только знаком принадлежности к казачеству, но и преданности заветам предков, отстаиванием своих традиций и вольностей от вмешательства правительства. Попытка правительства в 1870 годы ввести форму единого образца стала поводом для бунта казаков, особенно старообрядцев, но позже именно мундир стал знаковым элементом одежды казачества. В книге рассматривается эволюция символов казачьей культуры в одежде и особенности самосознания разных групп потомков казаков, которые ярко проявились в период возрождения культуры казачества с 1990-х годов».

Меня, как человека, интересующегося модой, одеждой, привлек именно этот раздел, он снабжен рисунками и выкройками: мужских шаровар, женских рубах, сарафанов: клинного, с боками, в перекат. Обеспеченные казачки носили ротоны – накидки, отороченные мехом, надевали на голову волосники, которые предназначались не только для поддержания длинных волос, но и служили своего рода украшением, картинки тому подтверждение. Были в те времена и короткие халатики. А не является ли «сорока с хвостом» прототипом сегодняшнего креативного женского головного убора – косынки, сшитой по особой выкройке, надеваемой в холодное время года, иногда – полностью из меха?

Презентацию украсила небольшая выставка сарафанов, которые подарила музею Сания Кайроллиевна, а ей в свое время – казачки. Как она выразилась, «старообрядцы, приобщенные с детства к миру, чистоте, уюту, заботятся и любят друг друга, и меня полюбили в том числе». Сшиты сарафаны из тканей разных расцветок, приятные на ощупь. Один из них, голубой в белый ненавязчивый цветочек – с пышными фонариками на узких рукавах – весьма оригинален, даже хочется поносить его или сшить подобный.

Несколько слов об авторе. С.К. Сагнаева – кандидат исторических наук, доцент. После окончания исторического факультета Уральского педагогического института им. А.С. Пушкина в 1981 году работала в областном краеведческом музее, преподавала в родном вузе историю Казахстана. Диссертацию защищала в Институте этнологии и антропологии РАН. В настоящее время живет с семьей в Уральске.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top