Материнская школа

2 апреля 2015
0
2282

Сначала их уговорили не бросать своих малышей в роддоме, а теперь ещё и обучают профессии швеи. Умея мастерить, уверена координатор проекта «Дом мамы» в Уральске Надия Лисицына, молодые мамы никогда не останутся голодными и всегда заработают на кусок хлеба своим детям.

– Многие наши мамочки – это вчерашние студентки, чаще всего из пед- или медколледжей, у которых образование не окончено, – рассказывает Лисицына. – А есть ещё и те, у кого вообще нет никакого образования. По общим правилам «Дома мамы», они могут жить у нас в доме со своими младенцами до тех пор, пока детям не исполнится по одному году. А что дальше? Куда они пойдут с ребёнком на руках, без поддержки родных, не имея возможности зарабатывать на жизнь? Мы решили, что наших мам – их у нас сейчас живёт 11 человек – нужно обучить шитью. Когда-то в кризисные 90-е годы я сидела в декрете и тогда начала обшивать всех соседей, знакомых: кому – халат, кому – постельное бельё. Точно также работать на дому смогут и наши девочки – пока их малыши не подрастут.

Уже сейчас, по словам нашей собеседницы, многие её подопечные добились значительных успехов в кройке и шитье – она пригласила нас в «Дом мамы», чтобы продемонстрировать это. Однако предупредила – беседовать с журналистом сами мамы не хотят – многие боятся быть узнанными своими родными и пока не готовы к общению с газетчиками.

Двухэтажный дом в пригороде Уральска. По ступенькам поднимаемся к входной двери. Едва мы входим, как видим, что навстречу Надии по коридору быстро-быстро семенит малыш, протягивая к ней ручонки. Она быстро снимает сапоги и сама подбегает к ребёнку.

– Привет, мой хороший, – ласково говорит ему и гладит мальчика по голове.

В это время из кухни вылетает молодая мама. Увидев незнакомых людей, спешит забрать мальчика и уйти с ним в игровую комнату.

– Многие только здесь приобрели материнский инстинкт, – отмечает Надия, пока мы спускаемся с ней в швейный цех на цокольном этаже. – Ещё полгода-год назад они готовы были оставить ребёнка в роддоме и уйти оттуда, не оглядываясь. А теперь каждая из них не надышится над своим малышом.


– По итогам 2014 года наш проект «Дом мамы» был признан самым лучшим социальным проектом (его идейный вдохновитель и главный меценат – бизнесмен из Астаны Айдын Рахимбаев – прим. авт.), – говорит Надия Лисицына. – Более 700 молодых мам по всему Казахстану не оставили своих ребятишек в роддомах. Если вы посмотрите статистику по нашей области, то убедитесь, что и у нас практически не осталось отказных детей. Дом малютки не пополняется, и это во многом благодаря нашему «Дому мамы».


В комнате, которую Лисицына называет швейным цехом, и вправду всё по-серьёзному. Здесь огромный закройный стол, два стеллажа с тканями, пара швейных машинок и – в самом углу – учебная доска на треноге, где маркерами вычерчена брючина и расписано подетально, где боковой, а где верхний срез и прочее, прочее.

Всё оборудование цеха собирали буквально с миру по нитке.

– Уральский предприниматель дал нашему «Дому» сто тысяч тенге, на которые мы и заказали стол и стеллажи, – рассказывает Надия. – А швейные машинки японской фирмы «Джаном» мы купили уже за свой счёт. Правда, одну из них нам в магазине «Технодом» согласились продать за полцены.

Забегая вперёд, хочу сказать, что уже сейчас многие подопечные материнского дома стали заправскими швеями, и им необходимо ещё как минимум две швейных машинки и оверлок, чтобы они могли шить столько, сколько им вздумается, а не по очереди, как сейчас.

– С ноября пошлого года к нашим девочкам два раза в неделю приезжает мастер – преподаватель по кройке и шитью из лицея, – продолжает рассказ о своём проекте Лисицына. – Сначала она читает лекцию, потом проводит практические занятия. Вот, у каждой нашей ученицы есть свои тетради для конспектов.

Надия протягивает мне стопку тетрадей, в них – записанные лекции и вклеенные кусочки ткани – виды строчек, карманов, поясов.

– Всем мамам это обучение даётся легко? – спрашиваю я.

– Нет, конечно, – отвечает она. – Кто-то от природы не усидчив, кто-то вообще никогда в руках иголку с ниткой не держал. А ещё у каждой из них есть малыш. Бывает, только первая группа из пяти мам на занятия зайдёт, а уже за одной-двумя соседки по комнате бегут: «Твой малыш разорался, никто успокоить не может». Так и бегают – одна покормить, другая уложить спать. Трудно им пришлось со стежками – это работа муторная, нужно освоить и мелкие, и средние, и крупные. Если неправильно строчишь, приходится распарывать, переделывать. Мастер у нас строгая. Брак в работе не терпит.

Надия вспоминает, что первым серьёзным заданием, которая дала преподаватель мамам, было – сшить пижаму своему малышу.

– Вы бы видели, с каким старанием они кроили, шили эти пижамы, – рассказывает она. – Даже те, кто вообще швеёй себя не представлял, так вдохновились, что до ночи в цехе пропадали. Убегали, чтоб только ребёнка покормить или перепеленать да самим перекусить. А какой восторг в глазах был, когда они эти пижамы на своих детей надели! Они поняли, что сами могут своими руками своих детишек одевать. По-моему, многие девочки даже себя зауважали, когда шить научились. Они теперь стали увереннее в своих силах, в своём будущем.

Надия спешит показать нам заготовки – на весну её мастерицы уже готовятся шить для своих ребятишек флисовые курточки.

– А это распашоночки, – наша собеседница бережно раскрывает перед нами несколько выкроек малюсеньких байковых рубашек. – У нас сейчас живёт беременная женщина, вот она своему будущему малышу сама шьёт одёжку. Другие наши мамы уже и блузки себе мастерят, и платья.

Из недошитых простыней, наволочек и прочего она вытаскивает юбку и брюки.

– Это наши девочки делают уже по заказу, сами для себя зарабатывают, – хвастается она. – А перед новым годом мы расклеили объявления по остановкам и шили на заказ новогодние костюмы – Незнайки, Звездочёта, Бабочки. Ещё наши мамы научились делать сувениры из войлока – ёлочки с игрушками, овечек.


– В нашем «Доме мамы» не предусмотрены дополнительные расходы на оборудование, – говорит Лисицына. – Учредители говорят нам: «Выходите на местных спонсоров, ищите поддержки в своих городах». Я искала меценатов, которые бы помогли со швейным оборудованием. Но пока найти в Уральске 250 тысяч тенге на покупку двух машинок и оверлока у меня не получается.


– Они в новый год передали эти подарки своим близким? – спрашиваю я Надию.

– Нет, родные всех моих девчат не знают, что они сейчас живут в «Доме мамы» и родили малышей, – отвечает она.

– И что, они живут здесь целый год, и никто даже не пытается им позвонить, узнать, как их дела, здоровье? – недоумеваю я. – Получается, что эти девочки даже своим родителям не нужны?!

– Да, по сути многие из них уехали из посёлков, и родители просто забыли про них, – говорит моя собеседница. – Живут себе в городе, работают, учатся. И слава богу. Некоторым раз в полгода, бывает, мама позвонит или брат, так мои девчонки врут, что у них всё без перемен – дом-работа-учёба. Ни одна не призналась близким, что родила. Говорят: если родители узнают про ребёнка, убьют. У нас за год из «Дома мамы» 14 девочек уже ушли – одна к мужу вернулась, двое – к сёстрам, а из всех оставшихся только пятеро решились вернуться в родной дом, и то после того, как я с их мамами встретилась, убедила не оставлять дочерей с малышами на улице. Остальные девочки ушли жить на квартиры, одна даже в другой город уехала, чтобы со своей роднёй не видеться. Большая часть молодых мам не находит поддержку в своей семье – они точно знают, что своим матерям не нужны.

На минуту мы умолкаем, но природный оптимизм Лисицыной берёт верх.

– Я думаю, что не всё в нашей ситуации так плохо, – убеждённо говорит она. – Если бы вы видели, какими подавленными приходят сюда наши девочки и как они преображаются у нас. В первые дни после родов они воспринимают своего младенца как кошмар и хотят скорее от него избавиться. Но у нас в «Доме» они учатся быть заботливыми, привязываются к своим крохам. Удивительно, но всего через пару недель вчерашние отказницы становятся самыми любящими мамами. А как они сами хорошеют, становятся увереннее в себе. У меня душа радуется, когда я вижу, что у этих девочек появился блеск в глазах и желание жить ради своего ребёнка…

Когда я уже собираюсь уходить из этого тёплого и уютного «Дома», Надия Лисицына вдруг останавливает меня.

– Напишите, пожалуйста, в материале, что нашим мамам в основном помогают женщины – сами молодые мамы, которые приносят в наш коттедж ненужные их малышам игрушки, коляски, а ещё предпринимательницы с «Московского рынка» – они передают куртки, пальто, вещи для наших подопечных, – говорит она. – Уральские крупные бизнесмены почему-то к нашему проекту остаются равнодушными. А ведь без их поддержки ребёнка очень трудно вырастить. Нам, кстати, не мешало бы наладить дополнительное освещение в цехе, ведь по вечерам там становится темно. Если вы хотите помочь, позвоните по телефону 8-747-311-40-47.

Автор: Людмила Калашникова
Фото: Ярослава Кулика
и Надии Лисицыной

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top