Маленькие трагедии

11 сентября 2014
0
519

Сироты… Девчонки и мальчишки, здоровые и с различными отклонениями, подкинутые и ненужные. Каждый из них мечтает об одном: о любви и заботе родителей, новой крыше над головой. Мечтам отнюдь не каждого суждено сбыться. Особенно если у ребенка есть какие-то проблемы со здоровьем. Таких, как правило, обходят вниманием потенциальные родители. Однако и они могут найти вожделенный дом и столь необходимых им папу и маму. Их чаще всего усыновляют иностранцы. Те, кому со здоровьем повезло больше, находят приемных родителей на родине. Но в основном брошенные воспитываются в детском доме.
Покидая его, многие начинают искать своих биологических родителей.

Фото: escooltura.com.mx

 

Азамат (имя по этическим соображениям изменено) всегда мечтал о семье. Закрывая глаза, представлял, какими именно должны быть самые родные для него люди. Особенно думал о матери. Ни на минуту не сомневался в том, что она обязательно добрая и красивая женщина. Вопрос «Почему он находится в детском доме?» – задавал себе тысячу раз. Но оправдательный ответ был готов заранее: у нее так сложились обстоятельства, было трудно, иначе она бы ни за что не оставила его в доме малютки.

Надежда Николаевна Лебедева в управлении образования работает 12 лет, из них 9 – в отделе опеки и попечительства. За это время перед её глазами пролетели сотни детских судеб, в каждой из которых трагедия. Одну она помнит отчетливо. Симпатичный, скромный парень искал родню.

– Он всю жизнь прожил в приюте, – вздыхает она. – Казалось бы, мало чего хорошего видел в этой жизни, но была в нем, какая-то внутренняя сила, врожденная культура и благородство. Я помню его волнение. Мать нашли быстро. У нее редкое сочетание имени и отчества. Она жила в поселке, недалеко от города. Выяснилось, что это вполне благополучная женщина, у которой на тот момент были муж и дети. Если честно, нашему визиту она искренне удивилась. Потом стала уверять, что ее с кем-то спутали, и ничего подобного в ее прошлом не было. Не раздумывая, она второй раз отказалась признавать своего сына. Юноша был расстроен. Все его мечты, с которыми он жил все эти годы, вдребезги разбились. Эта встреча окончательно разорвала нить между ними.

Подобных историй много. Нарушая всякий закон природы, вполне здравомыслящие люди, не раздумывая, отказываются от своих детей. Но есть и те, кто готов совершенно бескорыстно согреть теплотой своего сердца чужого ребенка. В основном усыновляют одного. Как правило, потенциальные родители ищут здоровых детей. С больным сложно, и брать на себя такую ответственность решается далеко не каждый.

– В этом году у нас усыновили 34 ребенка, в прошлом – 98. В половине случаев отца и мать стараются заменить ближайшие родственники, – просматривая отчет, рассказывает Надежда Николаевна. – Но в некоторых случаях приемными родителями становятся совершенно чужие люди и даже иностранцы. Процесс оформления несложный. Достаточно собрать пакет документов, в том числе справки, подтверждающие, что будущие родители не стоят на психиатрическом и наркологическом учете. Дальше самый ответственный момент – знакомство.

На полках Надежды Николаевны толстые папки личных дел, в каждой нелегкая детская судьба. С оранжевой отметкой те, кто не подлежит усыновлению. Их мамы или папы отказались от своих детей временно. Чаще всего из-за материальных трудностей и отсутствия собственного жилья. Есть такие, кто находится в местах не столь отдаленных. Когда-то они вернутся и возможно вместе со своими детьми начнут вполне нормальную семейную жизнь. В папках с желтой полоской – личные дела тех, кого можно усыновить. Маленьких и здоровых (в возрасте до 5 лет) не так много, их, как правило, «разбирают» первыми. В основном дети постарше. В архиве десятки фотографий девчонок и мальчишек с грустными глазами.

У двухгодовалой Кати синдром Дауна. Правда, ее личного дела в списках уже нет. Ее усыновили иностранцы. Теперь она живет в Канаде и, возможно, все у нее сложится хорошо.

– К ней присматривались и в нашей стране, – продолжает Надежда Николаевна. – Приходили, пытались понять, сможет ли она стать настоящей дочерью. Помню, когда девочку взяли на руки воспитатели и попросили перед «гостями» назвать свое имя. Испуганный ребенок, уткнувшись в плечо няни, молчал и лишь изредка поглядывал на незнакомых ему людей. Не добившись ответа на вопрос, семейная пара развернулась и ушла. Потом девочку показывали еще раз. Мы все растрогались, когда малышка уже с порога стала выкрикивать свое имя: «Катя! Катя!»

Скорее всего, она поняла, что ее не взяли потому, что она промолчала. Почти каждый ребенок мечтает обрести родных. Даже годовалая кроха изо всех сил тянет ручки навстречу новым людям. Смотреть на это равнодушно невозможно, слезы наворачиваются на глаза.

Катюшка все-таки свою семью нашла, ее забрали. К сожалению, в нашей стране практически никто не хочет брать на себя ответственность и воспитывать больного ребенка. Понять людей можно, не каждый готов идти на такую жертву. К тому же никакой социальной поддержки государство этим семьям не оказывает. Обещают с 2015 года единовременное пособие в размере 70-80 тысяч тенге. Когда к нам приходят люди и выражают горячее желание усыновить ребенка, мы в первую очередь пытаемся понять, что движет ими. Насколько искренни они перед нами. То, что они это делают не корысти ради, понятно. Усыновляя, они дают ему не только фамилию, но и право на наследство. Если в их отношениях что-то не получилось и они решили отказаться от ребенка, а такие случаи редко, но бывают, то в этом случае они обязаны выплачивать алименты до его совершеннолетия. В прошлом году два таких случая были, и в этом тоже.

Поэтому мы не устаем объяснять – прежде чем принять решение, еще раз подумайте, взвесьте все «за» и «против», поговорите со своими кровными детьми, смогут ли они принять чужого человека у себя в семье? Лучше здесь и сейчас развернуться и уйти, чем потом раскаиваться в совершенной ошибке. Ребенок не вещь, от которой можно в любой момент избавиться. Он личность, порой с непростым характером. Но согласитесь, искренняя материнская любовь способна творить чудеса.

В этом году заявление на усыновление подали 167 человек. Средний возраст усыновителей 38 лет. 83 процента – полные семьи, 17 процентов – одинокие женщины. 68 процентов хотят усыновить ребенка до 1 года, 28 процентов – до 3 лет, 3 процента семей – до 5. Конечно, есть обязательное условие – он должен быть без физических и психических недостатков.

Будущие родители идут в детские дома. Общаются с детьми и присматриваются, пытаясь сердцем почувствовать «своего».

– За границей к одному ребенку могут ходить месяц, у нас, как правило, на это уходит недели две, – продолжает Надежда Николаевна. – В результате 22 процента совсем отказываются от идеи усыновления. Ведь много детей больных, имеющих серьезные отклонения в здоровье, а все хотят иметь здорового. К тому же по законодательству разделять детей из одной семьи нельзя, нужно или усыновлять всех, или никого. Иностранным усыновителям в первую очередь предлагают тех детей, которых не берут здесь. За два года 8 детей из ЗКО уехали на проживание за границу. С 1999 года международное усыновление стало в Казахстане постоянной практикой. С тех пор число детей, которые были взяты на воспитание в иностранные семьи, росло с каждым годом. Казахстан ратифицировал Гаагскую конвенцию по международному усыновлению, которая контролирует процесс усыновления ребенка иностранной семьей и проживание в ней, а также предусматривает процедуру возврата ребенка в родную страну в случае, если проведенное усыновление не соответствует требуемым нормам и интересам ребенка. Данная конвенция позволила упорядочить процесс иностранного усыновления в Казахстане, а также способствовала ужесточению правил.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top