В команде важное звено

27 июля 2023
0
1752

Приклеить усы, нарисовать синяк, сделать из молодой актрисы старуху – это рядовые будни профессионального гримера Казахского драматического театра Гульнары Галиакбаровой. Ее задача не просто создать образ, а передать характер, чтобы, глядя на персонаж, можно было все понять без слов.

Актеры, режиссеры, осветители, декораторы за несколько часов до начала спектакля уже на месте. Это самый волнующий и ответственный момент. Еще чуть-чуть, и зрительный зал заполнится, погаснет рампа. Но пока есть время, наносятся последние «штрихи». Гримерная – как заключительная часть вхождения актера в образ. Именно за дверью гримерки происходит магическое перевоплощение.

– Любой персонаж мне известен заранее. Я знаю о нем все, положительный он или отрицательный, какой у него характер и роль в сюжете, – не отрываясь от дела, объясняет Гульнара. – Естественно, оцениваю детали лица артиста. Например, оно у него круглое, доброе, а ему нужно злодея играть. При помощи теней и других техник вытягиваю лицо. Убираю щеки, делаю его осунувшимся.
На подготовку актера у Гульнары уходит не более 15 минут. Она вспоминает, когда только стала работать, требовался целый час. Сейчас ей помогает опыт.

– Когда самый первый раз готовишь актера, времени может потребоваться больше, ведь мы еще находимся в поиске. Пробуешь и это, и то, пересматриваешь информацию, какие-то фотографии. Если это историческая личность, то нужно еще и портретное сходство, – говорит гример. – А вот когда цель достигнута, то потом все идет как по накатанной. Вот, к примеру, только что пришел актер, сел в кресло. Смотрю на него, глаза добрые, уши смешные, а ему злодея играть. Ничего говорю, сейчас мы тебя нарисуем. Несколько взмахов кисточкой, и на лице уже появилась злобность, а там и до ненависти недалеко.

Гульнара говорит, ей очень повезло. Она обучалась у ведущего гримера РК, заслуженного работника культуры Виктора Алексеевича Щербакова. Он преподавал в институте культуры, работал в ведущем театре страны и говорил студентам, что гримеры – товар штучный, и они должны это помнить. А еще много передавал бесценных знаний, которыми Гульнара до сих пор пользуется. По профессии она художник. Сразу после школы поступила в культпросветучилище в Актюбинске. Получила специальность – художник-оформитель. Но еще в студенческие годы вместе с однокурсниками подрабатывала в театре, помогала художникам и декораторам. Имела возможность не только зарабатывать деньги и смотреть спектакли, знакомилась с театральной кухней изнутри. После окончания училища работала в театре им. А.Н. Островского художником-оформителем, рисовала афиши, писала лозунги, поскольку был еще Советский Союз. Это сейчас никаких проблем с материалом, красками, а в то время все – сплошной дефицит. Потом стала постижером, изготавливала бородки и усы. Через несколько лет ее пригласили в Казахский драматический театр гримером.

– Пришел знакомый актер, который сказал, что им нужен специалист по гриму. Я решила попробовать. Сейчас даже представить не могу, если бы тогда не пошла к ним, чем бы сейчас занималась.

Для Гульнары не составляет никакого труда изменить актера так, что мама родная не узнает. И мы в этом лично убедились. На наших глазах она старит актера лет на 50. И, кажется, меняются не только его лицо и взгляд, другой стала осанка, то есть, прямо на наших глазах актер вошел в роль. Гример – важная часть команды. С ним советуются актеры и режиссер. Вместе дружно придумывают, как именно должен выглядеть персонаж.

– Я люблю работать над острохарактерными ролями. Неважно, сказка это или трагедия, очень интересно работать над яркими образами, – продолжает Гульнара. – Очень часто мы вместе создаем и придумываем что-то интересное. У нас коллектив настоящих затейников. К тому же актерам нетрудно прийти пораньше, попробовать грим заранее. И мы совместно работаем с учетом пожеланий художника и режиссера.

Гульнара обязанности постижера выполняет между спектаклями. Работа кропотливая, требует много времени и усидчивости. В театре постижерной мастерской нет, поэтому она все делает сама. Вместо волос – верблюжья шерсть. Она мягкая, длинная, похожа на настоящие волосы. Садится на стульчик и начинает корпеть. Тяжело, спину ломит, но это часть ее профессии. Чтобы сделать небольшую бородку, можно потратить полдня.

Театр живет как одна семья. Здесь никто и никогда не чувствует себя одиноким, а тем более ненужным. Они команда, которая делает одно нужное дело.

В гримерке перед каждым спектаклем полным ходом идет подготовка очередного артиста. Открыт чемоданчик, в котором у Гульнары все необходимое – краски, тона, карандаши, клей, коробочка с усами и огромное количество шиньонов, накладок и париков. Она целиком и полностью в творческом процессе. Гульнара Галиакбарова в Казахском драматическом театре больше 26 лет. У нее одна из важнейших театральных профессий. От ее умелых рук зависит, поверят ли зрители актеру на сцене или нет.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top