Суд без принуждения

21 февраля 2019
0
1295

Светлана и Сергей муж и жена всего два месяца. Встречались четыре года и за это время ни разу не ссорились. Но, если вдруг конфликт все-таки возникнет, у молодого супруга есть способ помириться – будет дарить цветы. Вариант неплохой. Но иногда в семьях возникает такой конфликт, что дело доходит до развода. В данном случае не помогают ни букеты, ни обещания одного из супругов исправиться, не останавливают даже дети. При этом уступать никто не собирается.

В прошлом году в области зарегистрировано 8000 брачных отношений, разводов – 3500. Но психологи уверены, далеко не все, кто подал заявление, реально хотят расстаться. Пять, а может быть, десять процентов супругов, подавших на развод, не приходят в назначенный день в ЗАГС на расторжение брака. Их число можно увеличить, и за это дело всерьез взялось государство.

В Уральском городском суде № 2 с мая прошлого года начал работу кабинет медиации. Дела стала разбирать судья-примиритель Алтын Шалабаевна Айтуарова. В сентябре к ней присоединилась судья Шынаргуль Амантаевна Шайдиева.

Вместо скамьи ответчика – красивые кресла и диваны, вместо трибуны – белый круглый стол и удобные стулья. На окнах – шторы и тюль, на стенах – картины и огромный телевизор. Да и сами судьи не в мантиях, как принято на судебном процессе, а в обычной одежде, хотя они разбирают дела конфликтующих сторон. В кабинете медиации все по-другому – обстановка, построение диалога.

– Мы не вызываем стороны в суд повесткой, не ведем протокол. Просто приглашаем на разговор, – рассказывают судьи-примирители. – Общаемся, разбираем конфликт, помогаем проговаривать то, что сидело занозой в душе каждого. К тому же такой вид рассмотрения дел выгоден обеим сторонам, так как спор прекращается быстро.

Судьями-примирителями за прошлый год рассмотрено 762 дела, из них 359 завершились мировым соглашением. Из общего числа 319 поданных заявлений касались именно расторжения брака. До крайней точки доходили как только что поженившиеся пары, так и те, кто прожил под одной крышей почти 40 лет. Судьи в каждом случае находят грамотный подход, а главное, убедительные аргументы. В итоге 133 семьи удалось спасти.

В конце рабочего дня Шынаргуль Амантаевна и Алтын Шалабаевна заметно устают. Неудивительно – любой конфликт, в котором им приходится разбираться – это накал страстей, стресс, обиды, повышенный тон и агрессия. Их задача – снизить эмоциональное напряжение и разобраться в первопричине скандала.

Истцов и ответчиков принимают за столом переговоров. Так было задумано, ведь стол уравнивает всех. За ним же сидят и сами судьи, которые уверены – равная позиция располагает людей, так им намного проще довериться и легче открыться.

За столом переговоров рассматривают только гражданские дела: трудовые споры, раздел имущества, взыскание алиментов, расторжение брака, взыскание долга, морального вреда, защита прав потребителей и так далее.

– В суде первой инстанции дела могут рассматриваться до трех месяцев. Еще два месяца – в апелляционной инстанции, если одна из сторон обжалует решение, – объясняет Шынаргуль Амантаевна. – Далее, если оно подлежит рассмотрению в кассационном порядке – в Верховном суде. В итоге люди могут потратить даже год только на судебные тяжбы. Если же они здесь и сейчас прекращают спор, договорившись, согласившись друг с другом, то стороны не ранят свои чувства, не тратят деньги.

Сегодня Шынаргуль Амантаевна встречалась с парой, желающей развестись. Женщина указала в заявлении, что хочет расстаться с супругом из-за недопонимания. Последней каплей стал конфликт в новогоднюю ночь.

– Я с ними долго разговаривала, выясняла, что именно не устраивает их в отношениях, – рассказывает судья. – Выяснилось, что муж живет в квартире жены, при любом удобном случае она ему об этом напоминает, манипулирует. Если ей что-то не понравится, выставляет его чемоданы к двери. При этом они вместе прожили четыре года, у них двое детей. Понятно, кто в семье лидер и за кем остается последнее слово. Она – сильная, волевая, эмоциональная. Он – закрытый, молчаливый, не выражает эмоций. Прожив столько времени, имея детей, они так и не научились друг с другом разговаривать. Высказывают претензии в момент ссоры. При этом он признается, что не хочет развода, потому что любит, старается уступить, хотя ее слова больно задевают. Она же не скрывает, что не в силах изменить свой характер. В ее словах часто проскальзывает: «я тебе разрешаю», «я тебе даю возможность».

Прошу женщину перефразировать свои предложения. Объясняю, ни одному мужчине не понравится такая формулировка и такой снисходительный тон. При этом разговоре сам супруг просто не мог усидеть на месте, ходил по кабинету, нервничал. Она на это не обращала внимания, никого не слушая, эмоционально высказывалась. То есть у них в семье дело дошло до полного обесценивания отношений. Мы проговаривали проблему, выясняли суть, я всячески старалась их примирить. В принципе задачу облегчало то, что они сами не хотят разрыва, но при этом идут к нему.

В итоге супругов я все равно помирила, решили повременить. Моя цель достигнута. Мы с Алтын Шалабаевной создаем максимальные условия, чтобы супруги обдумали свое решение и пришли к какому-либо согласию. Каждый имеет право подумать, прежде чем совершить непоправимое. Безусловно, если одна из сторон настаивает на разводе, мы не можем заставлять, это их право.

По словам судей, инициаторами расторжения брака становятся как женщины, так и мужчины. Они уверены, чтобы не допускать попыток разводов, обществу нужно поднимать культ семьи.

– ЗКО входит в тройку лидеров по количеству разводов. На последнем месте южные регионы республики, где соблюдают традиции, а семья считается чем-то святым. В нашем регионе гораздо быстрее приходят к решению расторгнуть брак, – говорит Алтын Шалабаевна.

– У меня были пары, которые вместе прожили почти 40 лет, и мне приходилось их мирить, объяснять элементарные вещи, хотя я признавалась им: в данном случае мне очень неудобно. Но в этом заключается наша работа, – дополняет Шынаргуль.

В течение 5 суток с момента поступления заявления судья-примиритель извещает стороны о поступлении дела в суд и предлагает принять участие в примирительной процедуре.

Встречи проводятся с соблюдением конфиденциальности. Во время разговора сторонам разъясняются преимущества процедуры примирения и предлагается разрешить конфликт мирным путем.

Стороны вправе выбрать вид примирительной процедуры: соглашение о примирении или медиацию с участием профессионального медиатора. В случае отказа в примирительной процедуре, либо одна из сторон не явилась на предварительную беседу, судья-примиритель передает дело другому судье, и начинается процесс в обычном порядке.

Судьи стараются объяснить, насколько медиативная процедура удобна. Во-первых, это значительно сберегает время, во-вторых, экономия средств, стороны не несут затраты на судебные расходы, в-третьих, достижение взаимовыгодного соглашения, сохранение семейных, служебных, дружеских отношений.

Проблема сохранения семьи актуальна, к совместной жизни молодых нужно готовить, и начинать делать это в старших классах. Учить, как жить в семье, как выходить замуж и как себя вести мужчинам с женщинами, женщинам с мужчинами. Вместе с поддержкой института материнства нужно внедрять институт отцовства. Формировать в юношах чувство ответственности. Это непростой вопрос. Любовь начинается со страсти. Но любовь – это личная забота друг о друге.

Полтора миллиона семей созданы за время Независимости, 25% распались в первые годы брака.

…Алтын Шалабаевна за этот день рассмотрела три дела, все они касались брачных отношений. Она, улыбаясь, подводит итог – спасти удалось все три семьи.

– Иногда с нами делятся сокровенным, – говорит она. – Например, пара, которая прожила вместе 17 лет решила расстаться. Супруга младше мужа на 8 лет, очень любит мужа, то же самое можно сказать и о нем, но разводятся они из-за несовместимости темпераментов. Ей, как говорит она сама, не хватает страстей, эмоций, чувственности, ему – покоя. Она домохозяйка, воспитывает троих детей, он всегда на работе, устает. Вечером ей хочется общения, внимания, но у него на это нет сил. Хотя, говорят, в остальном все обоих устраивает. В результате дело дошло до развода. Настолько, с их слов, они не подходят друг другу в плане эмоций. Ну, конечно же, я старалась отговорить от опрометчивого шага. Посоветовала пожить отдельно. Пусть все страсти улягутся и уже спокойно они примут окончательное решение. К тому же есть третья заинтересованная сторона – дети. Какая это будет травма для их душ.

Но не всегда судьи стараются примирить. Есть вопросы, в которых они категоричны. Считают, не стоит сохранять брак, если в семье есть проявления жестокости, супруг избивает жену. Меняться он не собирается. Если причина развода наркотики, злоупотребление алкоголем, вовлечение одного из супругов в религиозную деструктивную организацию.

– Как просить человека: «будь жертвой, ради дочери, ради семьи», – говорит Шынаргуль Амантаевна.

Алтын Шалабаевна полностью поддерживает коллегу.

– Семьи, можно сказать, нет, если кто-то принимает наркотики или вовлечен в религиозную секту. В любом случае дело закончится тем, что вторая половина будет вовлечена. Но даже в таком случае мы придерживаемся нейтралитета, не занимаем ни чью сторону.

Они обе признаются: гораздо проще решить все процессуально, по шаблону закона. Сейчас им приходится быть психологами, а иногда и психотерапевтами. На них возложены функции, в рамках которых они должны объяснять людям жизненные ценности.

– Если возникает желание развестись, значит, семья переживает какой-то кризис. Этот кризис может быть краткосрочным, а может длиться годами, если он никак не может разрешиться. Мы объясняем, что это всегда переломный момент и если его правильно пережить, то семья может выйти на новый уровень отношений.

Главное – набраться терпения, искать поддержку и учиться, учиться жить по-новому.

У Алтын Шалабаевны 13 лет стажа и она с уверенностью говорит, что ей нравится направление медиации, в котором движется правосудие. Суд должен быть восстановительный. Прежде чем разводить людей, нужно принять все меры, чтобы конфликт решить мирным путем. Суд должен стать последней инстанцией, когда действительно нет возможности прийти к общему знаменателю.

– Закон о медиации принят еще в 2011 году, но все это время он, честно говоря, дремал. Кабинет открыт в мае, однако до людей донести, насколько удобно решать конфликты при помощи этого инструмента, было трудно. Сейчас все изменилось, заходят люди, задают вопросы. Их интересует многое, они пытаются понять, по какому принципу мы работаем, что для нас главное.

– В нас ещё сидит старый стереотип – любой спор должен решаться только в суде. Даже малейший конфликт – сразу идём в суд. А что нас ждёт там? Эмоции, возмущения, агрессия – с каждым этапом их всё больше и больше.

Ежегодно количество судебных споров в Казахстане увеличивается. Если в 2013 году рассмотрено 1,25 млн. дел, то в 2017 году эта цифра возросла в два раза – до 2,6 млн. Каждый судья в одно и то же время может рассматривать до 100 гражданских дел и материалов.

– Нас действительно настораживает ежегодный рост судебных тяжб. Особенно там, где спорят супруги, родственники, соседи по бытовым, по сути незначительным вопросам. Большинство из них можно было решить и без суда, не повышая конфликтность. Лучший вариант – найти силы и примириться. Когда есть компромисс – все только в выигрыше. Наши предки всегда говорили «кешірімді бол» – умей прощать. Это древнее назидание в крови. Именно поэтому главной миссией казахских биев было не определить кто прав, кто виноват, а примирить спорящих.

Преимущество примирения в том, что оно не только урегулирует спор, но и восстанавливает отношения. Стороны приходят к согласию по собственному желанию, осознанно.

Фото предоставлено городским судом № 2 г. Уральска
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top