Собиратель

9 марта 2023
0
7970

Николай Андреевич Бородин (1861-1937) получил широкую известность своей деятельностью в области ихтиологии, экологии, истории, статистики. Его труды обогатили мировую науку и культуру. Менее известны краеведческие и фольклорные исследования и поиски Бородина, связанные с Уральской казачьей общиной.

Учёный постоянно интересовался казачьей жизнью, ведь по происхождению он – уральский казак. Бородин родился 23 ноября 1861 года в дворянской семье, происходившей из казаков. Детство и юность прошли в Уральске. Здесь же окончил Войсковую гимназию в 1879 году. Затем – физико-математический факультет Петербургского университета.

Фольклорно-этнографические интересы Бородина проявлялись разнообразно. Кроме его работ «Уральское казачье войско» (1891), «Уральские казаки и их рыболовство» (1891) – в редакторской деятельности. Он был редактором-издателем «Вестника казачьих войск» (Санкт-Петербург), активным сотрудником газет «Уральские войсковые ведомости», «Уралец» (Уральск). В этих изданиях публиковались статьи этнографические и краеведческие и очерки, как самого Бородина, так и других сотрудников этих изданий.

Известный уральский учёный-филолог и краевед Николай Щербанов отмечал показательный факт. В конце XIX века среди передовых кругов уральской интеллигенции, в которой выделялась незаурядная личность Бородина, наблюдается повышенный интерес к песенному фольклору и этнографии Уральского казачьего войска.

В этот период на страницах газеты «Уральские войсковые ведомости», которая служила важным краеведческим центром Уральской области, появилась серия материалов, содержащих песенные тексты. Особенно интенсивно вопросы казачьей песни обсуждались на страницах местной печати накануне издания «Сборника уральских казачьих песен» Н.Г. Мякушина. Его вклад в дело собирания и изучения песенного фольклора Урала бесспорен.

Начиная с 1885 года, он публикует в «Уральских войсковых ведомостях» ряд статей под общим названием «Уральские казачьи песни». Николай Щербанов назвал её своеобразной программой для уральских собирателей.

Эта программа стимулировала работу фольклористов из числа офицеров и грамотных казаков. Следовал программе и Николай Бородин. Он записывал казачьи песни не только непосредственно среди населения, но и отыскивал их в бумагах Войскового архива. На это указывают примечания типа: «Доставлено Бородиным. С рукописи И.И. Железнова».

Мякушкин составил и опубликовал в предисловии к своему сборнику поимённый список 18-ти наиболее активных уральских собирателей, среди которых в числе первых названо имя Бородина. Вот что писал в связи с этим Николай Щербанов:

«Судя по представленным для сборника Мякушкина песням, Бородина привлекали исторические песни, связанные прямо или косвенно с историей Уральского казачьего войска. Можно предположить, что Бородин также принимал деятельное участие в составлении и издании сборника Александры Владимировны и Владимира Феофилактовича Железновых «Песни уральских казаков», впервые вышедшего в свет в Санкт-Петербурге в 1899 году и выдержавшего три издания. Это было первое собрание уральских песен, опубликованных с напевами» («Сборник научных докладов к 150-летию со дня рождения Н.А. Бородина», Тольятти, 2011 г., стр. 25).

Бородин привлёк к изучению песенного фольклора уральских казаков известную собирательницу Евгению Эдуардовну Линёву. В редактируемой им газете – «Вестнике казачьих войск» он поместил несколько её статей, в которых Линёва рассмотрела и раскрыла своеобразие казачьих песен.

Бородин отмечал, что она была близко знакома с П.И. Чайковским, создала в Америке русский хор, который очаровал американскую и русскую публику прекрасным исполнением русских оперных и простых песен.

Громадную работу провёл Николай Бородин по сохранению и изучению фольклорно-этнографического наследия И. Железнова. Ему он посвятил ряд статей и очерков.

В произведениях Железнова учёного привлекали выраженные в них оппозиционные к существующим порядкам мысли, симпатия к рядовому казачеству, критика высшей бюрократии, забота о просвещении народа. Взгляд Железнова на казачью общину был близок Бородину. Николай Андреевич, как и Железнов, писал о казаках не как сторонний наблюдатель: он знал их с детства, сам участвовал в рыболовстве и по службе сталкивался с нормами обычного права в Уральском казачьем войске.

Впоследствии Бородин вспоминал:

«Музыка – одна из моих слабостей. В молодости учился играть на скрипке; с товарищем по гимназии И.В. Михайловым мы не раз изображали оркестр сначала на гимназических, а потом и на студенческих вечерах. Кроме того, я бренчал на гитаре и довольно хорошо играл на гармони… Любовь к музыке и к хорошей музыке была у меня всегда, постепенно вкус к ней развивался» («Очерки истории русской этнографии, фольклористики и антропологии», вып. Х., Москва, 1988).

Фольклорные изыскания Бородина во многом помогли составить более целостное представление о песенном фольклоре Уральского казачества, восстановить и сохранить многие его страницы.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top