Пока горит свеча надежды

19 июля 2018
0
1765

Когда-то Бекет Утепович Даулеткалиев поступил в педагогический институт и готовился к работе в школе. Правда, преподавать русский язык и литературу ему пришлось совсем недолго. Судьба приготовила для него другую стезю – воспитание трудных подростков.

Его педагогический стаж больше 30 лет. Работал воспитателем и директором детского сада «Дельфин», инспектором по делам несовершеннолетних, директором центра адаптации несовершеннолетних. Последний год возглавляет работу социального центра для подростков «Жас Урпак».

В психологии сложных детей разбирается лучше любого специалиста. Те, кого в школе и колледжах считают неуправляемыми, с ним неожиданно раскрываются и доверяют ему сокровенное, а некоторые встают на путь исправления.

С Бекетом Утеповичем знакомы давно. Несколько раз посещали центр адаптации, общались с его детьми. Он только так их и называл – «мои дети». Посещение центра строго контролировал и настаивал, чтобы мы были предельно осторожны в словах, не задавали некорректных вопросов и не смогли бы их как-то обидеть. С гордостью показывал уютные игровые и спальные комнаты, учебный класс и столовую, знакомил с воспитателями и поварами. В это самое время обязательно кто-то из воспитанников крутился рядом. Старшие чем-то интересовались у директора, маленькие просто его обнимали. Судьбу каждого из них он знал наизусть – кто родители, при каких обстоятельствах помещены в центр адаптации…

Но не всегда все складывалось гладко, не все открывались и шли на контакт.

17-летняя девчонка постоянно рвалась из центра. Хотя знала: ее не ждут, мать в очередном запое, в доме постоянные собутыльники. В 14 ее изнасиловали, а в 15 лет она вышла на дорогу, проституцией стала зарабатывать на хлеб и одежду. То, что занимается плохим делом, скрывала от одноклассников, но шила в мешке не утаишь.

«Я говорил ей, ну куда ты бежишь? Тебя не ждут, ведь дома ничего хорошего нет. Она в ответ: «Не смейте говорить плохо про мой дом», – и заплакала, – вспоминает Бекет Утепович. – А у меня сердце кровью обливается, смотреть больно на ее слезы. Дети любят свой дом, каким бы грязным и неухоженным он ни был, жалеют своих непутевых родителей. Я потом объяснял ей, что ни в коем случае не хотел сказать ничего плохого. Просто сильно переживаю за нее. Она поняла и, судя по всему, была благодарна моей искренности, потому что убегать перестала».

В «Жас Урпаке» он занимается примерно тем же: работает с трудными детьми, только подростки здесь не живут, а приходят на время. Общаются с психологами, посещают кружки. Иногда встречаются старые знакомые.

Обратились педагоги колледжа, жаловались – устали от одного из учеников, нарушает дисциплину, ворует и матерится, им нужна помощь.

Бекет Утепович лично вмешался в это дело, потому что знал хулигана.

Их связывали не просто отношения «директор – воспитанник», а что-то большее, может быть, настоящая мужская дружба, так как два раза спасал малолетку от смерти.

Тогда он снова убежал из центра адаптации, воспитатели всполошились, руководство написало заявление в полицию. Сотрудники внутренних органов занялись поисками. Все формальности соблюдены, можно бы и успокоиться, но щемящее чувство не давало директору покоя.

– Где мальчишка, что делает, в каком состоянии? – задавал без конца себе вопросы.

«Я завел служебную машину и поехал по местам, где бы тот мог находиться. Но нигде его не было. Родители пили, ни о каком воспитании не шло и речи, дома элементарно не было еды. В этот промозглый ноябрьский день погода случилась ненастная, дул пронизывающий ветер. Дорогу к дачам размыло, я с трудом пробирался к их домику. В окне светилась, как мне показалось, лампадка. Оказалось, свеча. Дверь открыта, я вошел в мрачную темную комнату и сразу почувствовал едкий дым, который заполнил помещение. Мальчишка, свернувшись калачиком, лежал на промятом старом диване, рядом пакет с клеем. Он, видно, растопил печь, нанюхался клея и уснул. То ли забыл убрать печной засов, то ли печка такая, что весь дым шел обратно в комнату, но тогда он мог реально угореть. Я его отвез в больницу.

И когда ко мне в кабинет зашел он, конечно, я сразу его узнал. Повзрослел, по-мужски пожал мне руку, и начался у нас серьезный разговор. Понял он что-то из того, о чем я ему говорил или нет, не знаю. Но совсем недавно снова позвонил, спрашивал совета, где можно застраховать машину. Оказывается, окончил колледж, на скопленные деньги, которое выделяло государство, купил машину. Я почувствовал: появился интерес к жизни, а если так, значит, все получится. Ведь самое плохое позади, и он знает, как это бывает».

За год работы Бекета Утеповича в «Жас Урпаке» в кабинете у каждого специалиста заработал интернет. До этого был у директора. И он продолжает искать хороших специалистов, умеющих поладить с трудными подростками.

«Вы не поверите, но ведь я когда-то работал воспитателем в детском саду. У меня была самая младшая группа, детям по три года. В Казахстане, пожалуй, больше не было мужчин воспитателей. Когда мне это предложили, я сделал круглые глаза и замахал руками: «Вы что, нет, это не мое!». А в отделе образования меня успокаивали и просили: попробуйте. Это был детский сад «Дельфин». 12 групп, среди которых две санаторные, посещали дети рабочих завода «Омега». А потом предложили стать директором. Бывшего освободили от занимаемой должности по собственному желанию. Когда попал в кабинет заведующего, был ошеломлен. Мне казалось, это как минимум, кабинет директора крупной финансовой компании. Шикарная мягкая мебель с диваном и креслами, дорогие шкафы, ковры с длинным мягким ворсом.

На следующий день по моему приказу все это вынесли и поставили в коридорах детского учреждения. А ко мне внесли большой рабочий стол и стулья. На красивой дорогой мебели сидели теперь довольные родители, когда ждали своих детей».

Бекет Утепович признается, у него были хорошие наставники, в том числе Альбина Игнатьевна Лагода. Удивительная женщина, требовательная и грамотная, она курировала детские сады завода. Мария Васильевна Котикова, методист, отличный специалист. По-настоящему болела душой за свое дело.

Бекет Утепович член комиссии по делам несовершеннолетних. Работа непростая, признается, ведь всякий раз на кону судьба ребенка. Собираются два-три раза в месяц. На повестку выносятся проблемы, касающиеся как детей, так и родителей. Первые пропускают школу, вторые не исполняют свои прямые обязанности. Но какой бы сложной ни была ситуация, все члены комиссии, во главе с председателем, заместителем акима области стараются сохранить семью. Помочь в решении имеющихся проблем.

При центре «Жас Урпак» с 2016 года действует кабинет пробации. На учете стоят ребята, имеющие условную судимость. Им дали возможность исправиться и осознать поведение. Бекет Утепович, как может старается объяснить мальчишкам, что в этой жизни главное.

«У нас есть психологи, мы разрабатываем план мероприятий. Нужно, чтобы эти ребята взялись за ум. Пробуем разные методы, приглашаем сотрудников полиции, которые говорят о законе. Героев, к примеру, воинов-интернационалистов, чернобыльцев. Может быть, не сразу, но когда-нибудь они обязательно вспомнят эти беседы. И это им поможет…»

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top