По Волге и Дону

17 августа 2017
0
1846

Этот инструктаж показал нам, что предстоящий круиз по великим русским рекам таит в себе не только удовольствия и радость, но и в некотором роде опасность. Не успели мы, севшие на теплоход в Самаре, разместиться в своих каютах на нижней палубе, как нас позвали куда-то наверх, в зал, где с туристами обычно проводят разные культурно-массовые мероприятия.
Сам директор круиза, мужчина средних лет, полноватый, подвижный, чем-то похожий на заведующего сельским Домом культуры, рассказал нам о том, как надо действовать на судне в экстремальных случаях. Затем он, обернувшись назад, позвал кого-то по имени, и из-за занавески вышел паренёк, облачённый в жилет оранжевого цвета, в руке он держал свисток. Это был курсант одного из учебных заведений, готовящих кадры для речного флота страны. На теплоходе он проходил летнюю стажировку.

– Вот так, – сказал мужчина, – вы должны выглядеть в тот момент, когда, оказавшись в критической ситуации, должны покинуть терпящий бедствие теплоход. И свистеть, что есть мочи свистеть, чтобы к вам своевременно пришла помощь!

Спустившись затем к себе в каюту и посмотрев в иллюминатор, я обомлел. Что стало с погодой? В Самаре стояла июльская духота, еле ощущались слабые порывы ветра, и когда знойно палящее солнце исчезало за облаками, это мало приносило облегчения. Теперь же за бортом теплохода творилось что-то невообразимое.

Резко потемнело. Небо было плотно затянуто грозовыми тучами, они низко висели над водой. Двухместная каюта, где не было кондиционера, через широко распахнутые иллюминаторы быстро наполнялась речной прохладой и свежестью.

Но больше всего впечатлила Волга, она была совсем не такой, что в районе речного вокзала в Самаре, там она спокойно и величаво катила свои волны к Каспию. Теперь река буквально бурлила, огромные темно-свинцовые валы стремительно неслись на всем ее протяжении, видимом глазу, и если бы не обрывистые, покрытые лесом берега вдали, можно было подумать, что мы находимся среди настоящей морской стихии.

На гребнях волн в бешеной пляске извивались белые барашки, налетавший ветер рвал их в клочья, превращая в мелкую холодную пыль.

В дверь громко застучали, затем она резко распахнулась, и на пороге мы увидели двух молодых людей в куртках с броской эмблемой компании, которой принадлежал наш теплоход.

– Надо закрыть, – кивнул в сторону иллюминаторов один из них и с тревогой в голосе добавил: – А то, не ровен час, начнет вас заливать водой, – и, не дожидаясь нашего согласия, он решительно шагнул вперед и, завинтив болты, плотно закрыл не только внешние, но и внутренние иллюминаторы.

Памятник П.А. Столыпину

Звуки бури стали глуше, тише, как будто она удалилась куда-то далеко в сторону. Каюта погрузилась в полусумрак, и разогнать его не мог даже желтоватый свет лампочки на потолке. Все это создавало ощущение, будто мы очутились в некоем заточении где-нибудь в глубоком и глухом подвале. На душе, откровенно сказать, стало тоскливо. Что же это будет за путешествие в таких условиях в течение полутора недель?! Пришлось предпринять меры. Разыскав другого матроса, попросили его открыть хотя бы внутренние металлические иллюминаторы, что парень без каких-либо возражений и сделал.

Глядя завороженно на волнующуюся, поражающую своей мощью водную стихию, я вдруг сделал для себя, прямо скажу, еще одно не очень приятное открытие.

Каюта располагалась значительно ниже уровня воды за бортом, и тот факт, что лежать на кровати придется с ощущением того, что от многотонной массы воды тебя будут отделять всего несколько сантиметров обшивки судна, не вселял особого оптимизма.

Однако я гоню от себя эту мысль: не дело пускаться в длительное путешествие с таким настроем. Хочется верить, что благодаря мастерству и опыту экипажа теплохода с нами ничего плохого не произойдет. Правда, мы уже знали о преклонном возрасте нашего судна, которое без малого шесть десятилетий назад было построено на верфях Германской Демократической Республики. Но несколько лет назад большое трехпалубное бело-голубое судно претерпело коренную модернизацию, что улучшило его мореходные качества, сделало более комфортабельным для пассажиров. В то же время, по мере возможности, был сохранен интерьер шестидесятых годов прошлого века. Так что была надежда, что наше плавание пройдет без каких-либо серьезных эксцессов и мы, отдохнувшие, набравшиеся сил и впечатлений, благополучно вернемся в «Самару-городок», как пелось в известной советской песне.

Храм «Утоли моя печали» в центре города

Из-за непогоды с дождями, переходившими порой в ливни, была на другой день отменена зеленая стоянка в Усовке Саратовской области. Зеленая стоянка – это место по маршруту круиза, обычно какое-нибудь село или казачья станица, где были запланированы короткие остановки, часа на два-три. В это время туристы могли совершенно самостоятельно ознакомиться с населенным пунктом, его достопримечательностями, поплескаться в прибрежной воде, пообщаться с местными жителями.

В Усовке, старинном селе, расположенном в очень живописной местности, у впадения в Волгу речки Терешки, конечно, были свои достопримечательности, и одна из них – Белый ключ. Он бьет из глубоких меловых отложений, и вода в нем исстари считается целебной. Народу тут всегда – уйма. Кто-то из дальних мест, в том числе из Саратова, приезжает сюда за водой, кто-то – ополоснуться в купели. Поблизости стоит небольшая часовенка.

Говорят, что в старину водные обозы регулярно прибывали сюда даже из Прибалтики. В здешней воде много ионов кальция, и она особенно полезна для беременных женщин и детей.

Досадно, что нам не пришлось увидеть Усовки, о которой мы раньше ничего и не слышали. И, видимо, для того, чтобы как-то компенсировать туристам эту «потерю», организаторы круиза несколько позже произвели остановку в Саратове. Хотя город на Волге значился в нашей программе лишь на обратном пути в Самару.

Парк Аипки

За два с половиной часа, оказавшихся в нашем распоряжении, мало что можно было успеть сделать в крупном современном городе, и мой приятель, он тоже был из Уральска, решил преподнести мне «кулинарный» сюрприз. Он сказал, что всякий раз, как только бывает по делам в Саратове, заглядывает в одно скромное кафе, расположенное неподалеку от консерватории.

– От речного вокзала это недалеко, – заверил меня товарищ, но это оказалось не совсем так. Пройти пришлось порядочно, особенно нелегким мне показался путь по здешним улицам, потому что приходилось то куда-то подниматься, то спускаться.

Но шаурма и в самом деле оказалась необыкновенно вкусной, увесистая такая, ароматная порция с хорошей мясной начинкой. Так как, по заверению моего спутника, шаурма была особенно хороша в горячем виде, мы, не теряя времени, зашли в близлежащий знаменитый городской парк Липки и принялись уплетать лакомство.

О вкусовых качествах шаурмы, видимо, хорошо знали и местные воробьи. Они слетелись к нам, кажется, со всех Липок, скакали возле наших ног, чирикали и нетерпеливо все время поглядывали на нас, ожидая подачки. Пришлось делиться, и мелкие кусочки полетели на асфальт. Но их хватило только на то, чтобы у птиц разжечь аппетит. Маленьких пернатых попрошаек становилось все больше, да и вели они себя довольно бесцеремонно. Оставшееся мы со всей щедростью раскидали вокруг себя.

При других обстоятельствах я не отказался бы еще от одной шаурмы, но на этот раз не стал этого делать. Это было бы, пожалуй, чрезмерным насилием над собственным желудком.

Дело в том, что питание у нас на теплоходе было превосходным, как в самом хорошем ресторане. Трехразовое, по заказной системе. Каждый день менялись блюда, ни разу ни в чем не повторяясь. Мясо, рыба, свежие молочные продукты, овощи, фрукты – все это постоянно было в нашем рационе. Сервировка стола также отвечала самому взыскательному вкусу.

– Ну что, – не скрывая своего удовлетворения, спросил меня приятель, – не зря мы остановились в Саратове? Стоило того?

– Стоило… – ответил я, вытирая руки салфеткой. – Однако было бы еще лучше, побывай мы сегодня в Усовке…

И мы поспешили в порт, потому что до отхода нашего плавучего дома оставалось менее часа. В случае опоздания нас бы никто не стал ждать – на теплоходе более двухсот пассажиров. Даже на самом судне бывает трудно кого-то разыскать, ведь помимо множества кают здесь еще имеются два ресторана, бар, конференц-зал, читальный зал, игровые комнаты для детей, магазин сувенирных товаров, сауна, душевые… Так что все десять дней круиза можно было вообще не сходить на берег и при этом не испытывать практически никакого дискомфорта. Все, что требовалось для жизни и отдыха, – было на борту теплохода. Здесь просто не давали никому скучать: концерты, конкурсы, викторины, танцы, кино – выбирай кому что нравится. И так – каждый день!

Но большинство отдыхающих, конечно же, не игнорировало эти остановки. Даже несмотря на то, что почти все экскурсии, предлагавшиеся в населенных пунктах, не входили в стоимость путевки, за них взималась дополнительная плата.

Следующим у нас на пути был Волгоград. Это единственный из городов, где нам довелось побывать дважды за время круиза. Официально. По программе. Саратов не в счет, хотя нам также приходилось два раза «бросать якорь» у его красивой набережной – туда и на обратном пути. Но это, повторюсь, было сделано вынужденно из-за погодных условий, с которыми не повезло всю большую часть маршрута.

(Продолжение следует)

Саратовская консерватория

Фото автора
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top